Новости партнеров

Медицина здесь бессильна

Справоросы обвинили медиков в смерти соратника

В Москве возбуждено уголовное дело по факту смерти справороса Максима Головизнина. Его товарищи утверждают, что политик умер, так как ему не оказали помощь врачи Института имени Вишневского, отказавшиеся брать "человека с улицы". Медики же говорят, что им привезли уже мертвого человека, а с трупами они дела не имеют.

40-летний Максим Головизнин возглавлял региональное отделение "Справедливой России" в Свердловской области. 14 апреля он приехал в Москву на партийный съезд и в тот же день скончался от инфаркта. 16 апреля соратники почтили его память минутой молчания, а 20 апреля неожиданно разгорелся скандал.

Версия друзей

Подробности смерти своего товарища рассказали Константин Комиссовский и Андрей Белоусов, представившиеся его друзьями. По их словам, Головизнин приехал поездом в Москву утром 14 апреля. Он зарегистрировался в оргкомитете съезда, а в три часа дня встретился с друзьями и поехал с ними по неким делам.

На Люсиновской улице, которая идет на юг Москвы от Садового кольца, то есть практически в центре города, автомобиль с политиками попал в пробку. Головизнин почувствовал себя плохо, вышел из машины и упал на асфальт, потеряв сознание. Друзья решили везти его в Институт хирургии имени Вишневского, который находится на соседней Большой Серпуховской улице. Чтобы объехать пробку, они выехали на встречную полосу и вскоре затормозили у ворот института.

Товарищи Головизнина попросили охранника вызвать кого-нибудь из врачей или же пропустить на территорию института, чтобы они сами обратились к кому-нибудь за срочной помощью. Однако охранник отказался, сославшись на запрет принимать посторонних, и посоветовал вызвать "скорую".

Пока друзья Головизнина ждали неотложку, к проходной подъехал наряд ППС, который искал машину, замеченную в проезде по встречке. Милиционерам объяснили ситуацию, и, по словам товарищей политика, они чуть ли не силком привели реаниматолога. Кроме того, проходившая мимо медсестра пыталась оказать Головизнину первую помощь, но безуспешно. Через 25 минут после вызова приехала "скорая", и ее врачи констатировали смерть.

Версия медиков

В Институте хирургии не видят своей вины в смерти Головизнина. На сайте института еще в ночь на 20 апреля, то есть еще до того, как утром того же дня история с предполагаемой халатностью врачей разошлась по СМИ, было опубликовано заявление директора НИИ Валерия Кубышкина. Он излагает несколько иную версию событий, нежели друзья покойного, а расхождения относит на счет психологического состояния, в котором соратники Головизнина находились из-за его внезапной смерти.

По словам Кубышкина, 14 апреля около 16:50 к проходной института подъехала легковая машина, из который вышли люди и попросили оказать помощь их товарищу. Они рассказали, что с момента потери потерпевшим сознания прошло несколько десятков минут. Внутрь приехавших не пропустили, так как это запрещено, в том числе прокурорским постановлением, однако охрана при этом вызвала дежурного хирурга.

В этот момент через проходную выходил один из врачей, который осмотрел Головизнина и констатировал его смерть. Через две-три минуты подошел дежурный хирург, также зафиксировавший смерть. Прибывшие по вызову "скорая помощь" и милиция приняли решение об отправке трупа в судебно-медицинский морг.

Кубышкин отмечает, что на момент инцидента в институте не знали, кто именно обратился к ним за помощью, и узнали имя скончавшегося позднее из СМИ. Кроме того, директор института подчеркнул, что все происходящее было зафиксировано в журнале охраны, а позднее информагентствам пояснили, что институт не имеет "права принимать труп, так как это может повлиять на проведение следственных мероприятий".

Директор, кроме того, пролил свет на причину смерти Головизнина, чем, когда разразился скандал, почему-то никто не поинтересовался. По сведениям Кубышкина, политик умер от острой сердечной недостаточности, причем он отметил, что его смерть "наступила задолго до обращения" в институт. Впрочем уральские СМИ еще 15 апреля сообщали, что Головизнин умер от сердечного приступа.

Реакция СК

В связи с волной публикаций, в которых дело преподносилось, так как если бы Головизнин умер прямо у ворот института, глава СК Александр Бастрыкин потребовал провести тщательное расследование. В итоге было возбуждено уголовное дело сразу по двум статьям УК - 124-й ("Неоказание помощи больному") и 125-й ("Оставление в опасности"). Первая из них обычно касается действий медицинского персонала, а вторая - обычных граждан. Конкретных подозреваемых в деле нет, и оно заведено просто по факту смерти при странных обстоятельствах.

Впоследствии стали известны некоторые подробности, по которым у следствия могут возникнуть вопросы. Так, судмедэксперты по результатам вскрытия пришли к выводу, что Головизнин умер за два или даже четыре часа до того, как его привезли на проходную института. Отметим, что и директор НИИ Кубышкин говорил, что смерть политика наступила задолго до того, как она была официально зафиксирована. К тому же, с его слов, товарищи Головизнина говорили врачам, что он потерял сознание несколько десятков минут назад. Однако, 20 апреля Комиссовский и Белоусов рассказывали журналистам, что повезли Головизнина к медикам как только он упал без сознания и что поездка заняла у них буквально минуты.

Реакция "Справедливой России"

Тем временем тема халатности медиков вышла на верховный партийный уровень. Председатель "Справедливой России" Николай Левичев, как раз на съезде сменивший на этом посту спикера Совета Федерации Сергея Миронова, лично обвинил врачей в равнодушии и халатности. Он утверждает на партийном сайте, что руководство института хирургии даже выразило благодарность охраннику, не пустившего посторонних, так как у них были бы неприятности, если бы политик умер на их территории. Левичев также повторил версию о том, что до приезда "скорой" Головизнину не оказывалась никакая помощь.

В думской фракции "Справедливой России" было решено провести собственное расследования смерти однопартийца. В специальную группу вошли такие известные депутаты, как Олег Шеин и Геннадий Гудков. По словам еще одного члена группы, депутата Антона Белякова, парламентарии не собираются дублировать следствие, а будут контролировать сам процесс разбирательства.

Справорос также рассказал ИТАР-ТАСС, что жене Головизнина звонили некие люди, которые называли себя представителями Минздрава и угрожали ей, говорили, "что если она даст какие-либо порочащие показания, никто и никогда в этой стране не окажет ей и ее семье врачебной помощи". Партийная группа будет проверять и эту информацию, чтобы выяснить, имел ли место факт шантажа и если да, то кто за ним стоит.

Следователи и справоросы, похоже, будут не единственными, кто займется изучением инцидента с Головизниным. Общественная палата РФ также намерена разобраться в том, что же на самом деле произошло у проходной Института хирургии. В создаваемую ОП группу должны войти и представители профильных ведомств, и общественники.

За рамками разразившегося скандала пока остается вопрос о том, почему тема халатности врачей всплыла спустя почти неделю после кончины Головизнина. Не хочется верить, что его однопартийцы воспользовались смертью товарища исключительно из политического резона. По поводу инцидента уже высказались все заинтересованные стороны и изложили фактически противоположные версии. Теперь дело за профессионалами следствия.