Цена доверия

Что означает девальвация для Белоруссии?

Белоруссия 23 мая провела очередной этап девальвации местного рубля. На сей раз был резко снижен официальный курс "зайчика" по отношению к долларам, евро и российским рублям. До этого Нацбанк Белоруссии уже снял ограничения на курсообразование в обменниках и на валютном рынке, поэтому изменение официального курса было лишь вопросом времени.

В течение последних месяцев Белоруссия живет с несколькими разными курсами валют: официальный Минск, борясь с атаками на рубль, весной разрешил местным финансистам некоторые вольности. Например, в Белоруссии стало возможно торговать валютой на межбанковском рынке без оглядки на официальные курсы. Дело дошло даже до того, что свои курсы можно было устанавливать обменникам. Белорусы должны были держать в голове и курс черного рынка, потому что в обменниках доллары и евро все равно было не достать.

Естественно, что официальный курс сразу же оказался наименее отражающим реальное положение дел в стране. Стоимость валюты по официальной версии составляла чуть больше трех тысяч рублей за доллар. При этом на межбанковском рынке в середине мая американская валюта продавалась по 8000-9000 рублей, ко времени девальвации ее стоимость, правда, снизилась до 6400-6800 рублей.

Понятно, что такой разрыв долго существовать не мог, и властям Белоруссии необходимо было каким-то образом совместить курсы. В итоге 23 мая местный Нацбанк объявил, что повышает официальную стоимость доллара в стране с 3155 до 4930 рублей, евро — с 4156 до 6915 рублей, а российской национальной валюты — с 113 до 174 рублей.

Именно на этот курс, который в Нацбанке назвали соответствующим "текущим экономическим условиям", теперь необходимо ориентироваться в Белоруссии. А чтобы у населения и инвесторов не было соблазна смотреть на стоимость валюты, формируемую на внебиржевом рынке, монетарные власти решили вновь ввести прежние жесткие ограничения на торговлю валютой. Как сказано в пресс-релизе Нацбанка, курсы, по которым могут совершать операции вне биржи (в том числе и в обменниках), не могут отличаться от официальных более чем на два процента.

Что же касается самих официальных курсов, то коридор колебаний для них остался прежним: корзина валют (в нее входит доллар, евро и российский рубль) в Белоруссии не может стоить более чем на 12 процентов дороже или дешевле центрального значения. Правда, само центральное значение было изменено: теперь оно составляет 1810 белорусских рублей.

Новое центральное значение курса Нацбанк установил на неопределенный срок, так что ничего не мешает ему уже в ближайшее время провести очередной этап девальвации. Многое будет зависеть от самих белорусов: если они сочтут, что с "курсовыми играми" покончено, то тогда они постепенно понесут свою валюту в обменники, и рынок начнет восстанавливаться. Если же белорусы сочтут, что 5000 рублей за доллар — это еще не предел, и начнут скупать американскую валюту даже по такому курсу — кризис может затянуться еще на долгие месяцы.

Впрочем, для того чтобы граждане имели возможность купить доллары и евро, они должны появиться в обменниках. Пока девальвация результата не дала: валюты в свободном обращении по-прежнему нет, а власти Белоруссии уже заявили, что не намерены снабжать банки средствами из своих резервов.

Причины и следствия

Всю весну белорусы скупали все, что плохо лежало на прилавках магазинов: бытовую технику, мебель, соль, крупы, макароны и десятки других товаров. Это происходило в ожидании девальвации, которая неминуемо приносит с собой рост цен, особенно на импортные товары — ведь продавцы по большей части ориентируются на стоимость продукции в валюте (вспомните "у.е" в России, вышедшие из употребления всего несколько лет назад).

Однако сколько бы белорусы ни готовились к девальвации, для многих она все равно оказалась неожиданной. Об этом свидетельствуют кадры с бензозаправок, показанные 24 мая по центральным каналам: на АЗС скопились огромные очереди, но купить бензин по старым ценам уже все равно не удастся: с 24 мая стоимость топлива, которая устанавливается государством, выросла на 20-25 процентов.

Очевидно, что простые белорусы от девальвации ничего не выиграли, ведь зарплаты в стране расти теми же темпами, что и курс доллара, не будут. Своим решением от 23 мая Нацбанк обесценил вклады в белорусских рублях, если у кого-то в стране они еще были. К этому стоит добавить и опасность инфляции, скачок которой неизбежен при удешевлении денег. Кроме того, белорусам станет сложнее (читай: дороже) выехать за рубеж, даже в Россию, некоторые импортные товары наверняка совсем исчезнут с прилавков магазинов.

Белорусское правительство, наоборот, возлагает на девальвацию большие надежды: с ее помощью оно надеется справиться с экономическим кризисом в стране. Резкое удешевление национальной валюты всегда хорошо сказывалось на государственных финансах. В пример можно привести ту же Белоруссию, где в начале 2009 года произошла девальвация на 20 процентов. Оздоровляющее действие на экономику падение курса местной валюты оказало и на Мексику в декабре 1994 года: страна смогла выйти из жесточайшего кризиса и уже в 1996 году показала рост ВВП в семь процентов.

В Белоруссии, однако, для выхода из кризиса одной девальвации вряд ли будет достаточно. Во-первых, от снижения курса валюты дефицит торгового баланса (основная проблема экономики Белоруссии) сократится, но никуда не исчезнет. Во-вторых, экономике страны нужны структурные реформы, которые позволят в корне перестроить структуру бизнеса в стране.

О реформах в Белоруссии говорят пока немного, а если и говорят, то совсем не в том ключе, каком бы хотелось экономистам. Так, БЕЛТА 12 мая приводило следующую цитату президента Белоруссии Александра Лукашенко: "В последнее время нам все чаще подбрасывают идеи в связи с этими финансовыми неурядицами, мол, нужны реформы. Нас тонко, аккуратно, с подачи, конечно, оттуда, подталкивают к каким-то реформам и кричат, особенно эти из пятой колонны, что нужны немедленно реформы и реформы. А что за реформа нужна? Какую они нам предлагают реформу? Они нам предлагают реформу на разрушение".

Президент Белоруссии в борьбе с кризисом больше надеется на помощь извне, прежде всего из России. Именно с ней Минск договаривается о кредите на 3-3,5 миллиарда долларов через фонд ЕврАзЭС. Москва выбрала на переговорах сдержанную позицию: деньги Белоруссии будут выделены, но не сразу и не полностью, а несколькими траншами. Еще часть денег принесет Минску приватизация крупных госактивов (например, 50 процентов "Белтрансгаза"), основным претендентом на которые также является Россия.

Получение дополнительных денег в казну может помочь Белоруссии на какое-то время стабилизировать ситуацию в стране, но потом перед Минском вновь встанет вопрос о том, что делать с дефицитом платежного баланса, когда все активы уже будут проданы, а кредиты просить будет не у кого. Между тем, с каждым годом проводить реформы будет сложнее, поскольку чиновники будут постепенно терять доверие населения.

В этом смысле девальвация — очередной удар как по репутации Нацбанка, так и самого Александра Лукашенко. Проведение резкой одномоментной девальвации означает, что еще пару месяцев назад чиновники откровенно врали (см. эпиграф), когда просили население не волноваться и не создавать ажиотажный спрос на иностранную валюту: такое вранье в политике обычно не прощается. Да и соседние с Белоруссией страны вовсе не склонны скрывать истинные причины экономического кризиса. "Выборы в Белоруссии привели к принятию ряда решений, которые дестабилизировали в том числе и финансовую ситуацию", - заявил, как сообщает РИА Новости, 24 мая помощник президента России Аркадий Дворкович. Кто победил на этих выборах, напоминать, наверное, не нужно.