Судебная косметология

Мосгорсуд подправил второй приговор Ходорковскому и Лебедеву

Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву снизили срок заключения на один год. Теперь у них появился шанс выйти на свободу в 2016 году. Такое решение принял Мосгорсуд, рассмотрев жалобу адвокатов, которые требовали полной отмены приговора. Осужденные предприниматели отправятся в колонию в ранге "узников совести".

Рассмотрение кассационной жалобы на приговор Хамовнического суда проходило 24 мая при большом скоплении журналистов и стало центральной информационной темой дня. Адвокаты Ходорковского и Лебедева настаивали на признании приговора неправосудным и его отмене в связи с отсутствием события и состава преступления.

В декабре 2010 года после долгих проволочек судья Хамовнического суда Виктор Данилкин признал бизнесменов виновными в крупном хищении нефти и легализации вырученных от этого средств. Он определил каждому из подсудимых наказание в виде 13 с половиной лет лишения свободы. С учетом того, что Ходорковский и Лебедев уже были осуждены в 2005 году на восемь лет колонии, суммарный приговор оказался равен 14 годам.

Кассацию на решение Данилкина рассматривала коллегия из трех судей, которую возглавлял Владимир Усов, ранее выносивший приговор по одному из дел, связанных с "ЮКОСом". В 2006 году Усов признал виновным в убийстве бывшего сотрудника службы безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина, назначив ему наказание в виде 24 лет лишения свободы.

Сторону обвинения представляли прокуроры Валерий Лахтин и Гульчехра Ибрагимова. От подсудимых работали только четверо адвокатов, а остальные защитники разместились в зале. Выступления практически всех участников заседания были эмоциональны. Ходорковский вновь назвал обвинения маразматичными, а приговор абсурдным, так как, по его словам, вся нефть сдавалась госкомпании и не исчезала "ни фактически, ни по документам". Бывший глава "ЮКОСа" напомнил собравшимся, что менеджмент компании руководил обычной хозяйственной деятельностью, в результате которой направлялись средства на развитие производственных мощностей, а акционеры получали дивиденды. Однако, по мнению подсудимого и его защитников, обвинение намеренно криминализировало эту деятельность, пойдя на подлог.

Бывший глава "МЕНАТЕПа" Лебедев в своем выступлении обратил внимание на противоречия в обвинительном заключении и приговоре. Он отметил, что нигде не говорится, когда именно, в каком месте, и кем непосредственно было совершено хищение нефти. По мнению подсудимого бизнесмена, при отсутствии таких данных суд не должен был принимать дело к рассмотрению.

Еще одним аргументом для отмены приговора адвокаты посчитали действия судьи Данилкина. Защитники настаивали, что рассматриваемое дело не находилось в юрисдикции Хамовнического суда, а сам судья "обосновал приговор на недостоверных и недопустимых доказательствах". Кроме того, незадолго до рассмотрения кассации в Мосгорсуде адвокаты направили в Следственный комитет заявление с требованием привлечь Данилкина к уголовной ответственности за вынесение неправосудного приговора. Защитники утверждают, что текст приговора судья писал не самостоятельно и подвергался давлению. Аналогичные претензии были заявлены и прокурорам, утверждавшим и поддерживавшим обвинительное заключение, и к следственной бригаде. Впрочем, попытки привлечь следователей и прокуроров к ответственности неоднократно предпринимались на протяжении всего "большого дела" "ЮКОСа", но так ни к чему и не привели.

Прокуроры в ходе заседания Мосгорсуда настаивали на сохранении уже назначенного наказания. Они напомнили, что уже внесли поправки в объем похищенной, по мнению обвинения, нефти и, соответственно, изменили сумму легализованных средств. Эта реплика прокуроров вызвала некоторое замешательство журналистов, которые восприняли ее как заявление о новом снижении оценки похищенной нефти. Однако, оказалось, что речь шла о поправке, внесенной в обвинительное заключение еще в октябре 2010 года, которая почему-то не была отражена в декабрьском приговоре. В итоге суд зафиксировал, что Ходорковский и Лебедев все-таки причастны к хищению 218 миллионов тонн нефти, а не 347 миллионов тонн, как заявлялось ранее.

В три часа дня суд отправился выносить решение, на что потребовалось около двух часов. В результате срок заключения Ходорковскому и Лебедеву сократили с 14 до 13 лет с учетом их прежнего приговора. При вынесении решения были учтены как наконец-то зафиксированное снижение претензий прокуратуры по количеству похищенной нефти, так и случившаяся в ходе процесса либерализация уголовного законодательства в части экономических преступлений.

Сторонники осужденных, устроивших пикеты в холле Мосгорсуда и рядом с ним, встретили утверждение приговора криками "Позор!". Отец бывшего главы "ЮКОСа" Борис Ходорковский выглядел явно подавленным, хотя и заявил журналистам, что ни на что не рассчитывал. Защита бизнесменов охарактеризовала приговор как "минимальные косметические попытки чего-то облагородить". Адвокаты теперь готовятся обжаловать постановление Мосгорсуда в надзорной инстанции и будут направлять очередное заявление в Европейский суд по правам человека.

Прокуратура со своей стороны выразила удовлетворение приговором и неудовлетворение работой адвокатов Ходорковского и Лебедева, которые якобы злоупотребляли своими правами. По мнению прокурора Ибрагимовой, действия защиты следует проверить на предмет подпадания под статью "воспрепятствование правосудию", которая предусматривает до четырех лет лишения свободы.

Активно прореагировали на приговор бизнесменам, дело которых часто называют политическим, российские и иностранные правозащитники. В частности, международная организация Amnesty International признала Ходорковского и Лебедева "узниками совести", то есть подвергнутыми уголовному преследованию по иным, чем криминальные, мотивам. В МИД России уже выразили несогласие с такой оценкой, назвав ее "политизированной".

И все же, какой бы ни была истинная подоплека дела "ЮКОСа" и его руководителей, его масштаб все равно выводит его из разряда чисто уголовного судопроизводства в политическую область. Недаром вопросы о Ходорковском регулярно задаются высшим российским чиновникам, которым приходится давать на них преимущественно обтекаемые ответы.

Тем не менее, политологи, да и прочая любопытствующая публика, пытаются найти в этих ответах признаки раскола внутри российской власти или хотя бы значительного расхождения позиций. Так, премьер-министр Владимир Путин как-то сказал, что на руках у Ходорковского кровь, имея в виду, что глава "ЮКОСа" не мог не знать об убийствах, которые совершали в интересах компании ее сотрудники. С другой стороны, президент России Дмитрий Медведев на своей последней пресс-конференции отметил, что не считает пребывание Ходорковского на свободе опасным для общества, что было истолковано рядом наблюдателей как сигнал к ослаблению давления на фигурантов уголовных дел, связанных с "ЮКОСом".

При этом и Путин и Медведев, будучи юристами, каждый раз, высказываясь о деле Ходорковского, подчеркивали, что не готовы, да и не имеют права давать оценку действиям следствия, прокуратуры и суда, абстрагируясь таким образом от вынесенных судом решений. С правовой точки зрения их сложно в чем-либо упрекнуть, но с политической - попытка сделать вид, что ничего особенного не происходит, производит тягостное впечатление как на российское общество, так и за рубежом.

Россия00:07Сегодня

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?