Разошлись в понятиях

Установлены мотивы убийства Егора Свиридова

Столичные следователи завершили расследование нашумевшего убийства спартаковского болельщика Егора Свиридова. Оно вызвало резкую активизацию националистических настроений в обществе и стало причиной массовой акции гражданского неповиновения на Манежной площади. Следователи пришли к выводу, что обвиняемые напали на Свиридова и его друзей без какой-либо причины.

Инцидент, в котором погиб 28-летний Егор Свиридов, произошел в ночь на 6 декабря 2010 года на Кронштадтском бульваре в спальном районе на северо-западе Москвы. Пятеро москвичей, среди которых был и погибший, отмечали в кафе его предстоящую поездку на выездной матч "Спартака" в Словакию. Как выяснило следствие, прежде чем отправиться по домам, Свиридов с товарищами крепко выпили. На улице у них произошла перепалка с группой уроженцев Северного Кавказа. По одной из версий, молодые люди ловили такси и не поделили, кто из них первый воспользуется услугами извозчика.

Было установлено, что национальной подоплеки в конфликте не было и он носил чисто бытовой характер. Как рассказали в СК газете "Коммерсантъ", кавказцы первыми полезли в драку, потому что у них другая культура поведения. Им показалось, что компания Свиридова вела себя вызывающе, да еще якобы что-то сказала в их адрес. Следователи отмечали, что кавказцы избивали москвичей руками, ногами и бутылками, а один из обвиняемых выпустил в потерпевших целую обойму из травматического пистолета - на месте происшествия затем нашли 12 стреляных гильз. В Свиридова попали четыре пули. Смертельным оказалось ранение в затылок. Дмитрий Филатов, один из приятелей Свиридова, был доставлен в больницу с огнестрельной раной в живот и несколько недель провел в реанимации.

О происшествии в милицию сообщили местные жители. Вскоре патрульные задержали 26-летнего уроженца Кабардино-Балкарии Аслана Черкесова, у которого при себе был травматический пистолет марки Streamer. Мужчина не стал отпираться, что участвовал в драке и стрелял, но только, по его словам, в целях самообороны. Кроме того, Черкесов заявил следователям, что вел огонь вслепую, так как его держали, прижав лицом к капоту машины.

Вскоре были задержаны и другие участники драки. Следователь Головинского отдела ГСУ СК по Москве Михаил Соколов, к которому попал Черкесов, задержал его до вынесения решения об аресте как подозреваемого в убийстве, а остальных отпустил. Он объяснил это тем, что нанесение побоев не относится к числу преступлений, предусматривающих содержание под стражей на период следствия. Тем самым Соколов, сам того по-видимому не сознавая, выпустил из бутылки джинна.

Собственно о том, что погибшим оказался болельщик "Спартака", стало известно уже постфактум, когда расследовать его смерть и наказать виновных потребовали товарищи Свиридова из влиятельного спартаковского сообщества "Фратрия". Узнав о том, что причастные к гибели разгуливают на свободе, уже вечером 7 декабря сотни молодых людей перекрыли Ленинградский проспект, требуя наказать виновных. Среди выкрикиваемых лозунгов были и националистические. Это должно было насторожить власти, но не насторожило.

Вечером того же дня в столичном ГУВД, чтобы как-то успокоить людей, заявили, что отпущенных кавказцев будут искать для проведения дополнительных следственных действий. В то же время официальный представитель СК Владимир Маркин вновь подчеркнул, что "по преступлениям небольшой тяжести вопрос об аресте, как правило, не ставится". Он добавил, что остальные участники драки считаются лишь свидетелями, поэтому задерживать их никто не будет.

Между тем обращение членов "Фратрии" к главе СК Александру Бастрыкину с просьбой взять расследование под свой контроль возымело действие, и дело было передано с районного уровня в городское управление Следственного комитета. Но чтобы утихомирить разгорающиеся страсти, этого было уже мало. Появились слухи о том, что пятеро отпущенных участников драки из числа кавказцев уехали из Москвы на родину, что резко снижало шансы на их привлечение к ответственности.

На 11 декабря болельщики наметили новую акцию памяти Свиридова на месте его гибели, чтобы потребовать скорейшего разбирательства и наказания виновных. Действия следователей, которые стали публично и оперативно отчитываться о ходе расследования и принятых мерах, уже не смогли повлиять на дальнейшее развитие событий. Нервозности добавляло и то, что правоохранительные органы путались в числе подозреваемых. 9 декабря Бастрыкин лично объявил об объявлении в розыск семи участников драки, хотя первоначально речь шла о пяти отпущенных дебоширах. В ГУВД же говорили о розыске четырех человек.

Уже 10 декабря был задержаны Нариман Исмаилов и Хасан Ибрагимов. Днем 11 декабря стало известно о задержании Артура Арсибиева. Таким образом в розыске оставались лишь двое из пяти подозреваемых. Но, активные следственные действия уже не могли успокоить общественность. В интернете в течение нескольких дней распространялись сообщения с призывом собраться вечером 11 декабря на Манежной площади на митинг против засилья этнической преступности. Акция была несанкционирована, но на нее все же пришло несколько тысяч человек. Среди них были и футбольные фанаты и представители различных радикальных движений, хотя крупные объединения болельщиков поспешили откреститься от организации данного мероприятия.

Нетрудно догадаться, что подобная гремучая смесь привела к массовым беспорядкам. На самой Манежной наиболее активные участники митинга вступили в схватку с ОМОНом, а в разных местах центра столицы были отмечены многочисленные случаи нападений на людей с неславянской внешностью. Также традиционно досталось и столичному метро, станции которого регулярно страдают от действий вандалов по случаям разнообразных массовых гуляний.

Разбор полетов по случаю беспорядков на националистической почве прямо у стен Кремля последовал незамедлительно. Возмущение произошедшим выразил президент России Дмитрий Медведев, потребовавший найти и наказать виновных. Правоохранительные органы начали работу сразу по двум фронтам: стали искать зачинщиков беспорядков и тех, кто дал к ним формальный повод. На следователя Соколова завели дело по статье "халатность", но затем дело было закрыто за отсутствием в его действиях состава преступления. Тем не менее, Соколова уволили из СК за то, что он слепо следовал букве закона и не прочувствовал, какую реакцию может вызвать его решение. Должностью поплатился и непосредственный начальник следователя.

Еще одним результатом активизации следствия после полученного нагоняя стало решение о заочном аресте двух последних подозреваемых из числа находящихся в розыске - уроженцев Дагестана Акая Акаева и Рамазана Утарбиева. Акаева задержали вскоре после нового года на квартире его знакомых на окраине Москвы, а за Утарбиевым оперативникам пришлось побегать. Он укрылся в Дагестане и посредством видеообращения в интернете назвал дело заказным, выразив сомнение в том, что в Москве ему теперь будет безопасно. По мнению Утарбиева, власти пошли на поводу у радикальных националистов, и поэтому он не ожидает справедливого разбирательства.

В ответ на заявление подозреваемого анонимный источник в правоохранительных органах предупредил его, что, скрываясь от следствия, он только ухудшает свое положение. Кроме того, по словам источника, в словах Утарбиева эксперты уже обнаружили признаки экстремизма и разжигания межнациональной розни. Утарбиева удалось задержать в Дагестане только в начале марта 2011 года.

В отличие от Черкесова, обвиненного в убийстве, остальным участникам драки, которым была также избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, были предъявлены лишь обвинения в умышленном причинении легкого вреда здоровью. Все фигуранты дела уже ознакомились с материалами следствия и признают себя виновными лишь частично: они консолидированно утверждают, что были вынуждены защищаться от подвыпившей компании футбольных болельщиков. После утверждения обвинительного заключения дело будет направлено в суд. Пока неизвестно, потребуют ли обвиняемые суда присяжных или согласятся на вынесение вердикта профессиональным судьей.