А вот и простили

Химкинский городской суд оправдал обвиняемого в разгроме мэрии

24 июня Химкинский городской суд вынес приговор двум антифашистам, обвиняемым в нападении на мэрию. Один подсудимый полностью оправдан, а второй получил два года условно. Скрывающий свою личность человек, назвавшийся организатором погрома, предсказал такой итог еще в августе 2010 года. Он сказал журналистам, что в случае вынесения обвинительного приговора по данному делу "не видать (...) России ни кредитов от МВФ, ни каких-то поблажек".

Борьба за Химкинский лес, через который с 2006 года планируют проложить участок трассы Москва - Санкт-Петербург, давно перешла из области защиты экологии в область политики. Причем конкретную политическую окраску защитников леса определить очень трудно. В отличие, например, от Манежной площади, название которой сейчас является знаковым лишь для националистической оппозиции, словосочетание "Химкинский лес" символизирует идею борьбы едва ли не для всех оппозиционных движений. Скажем, на недавно прошедшем в лесу форуме "Антиселигер" присутствовали один из лидеров ПНС Борис Немцов и журналист Олег Кашин, лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов и экс-глава запрещенного ДПНИ Александр Белов-Поткин, бывший спикер Совета Федерации Сергей Миронов и активисты прокремлевского движения "Наши"...

Разделяют беспокойство за Химкинский лес и такие молодежные субкультуры, как антифашисты и анархисты. По данным СМИ, летом 2010 года в интернете появилось объявление о концерте антифашистской группы "Проверочная линейка", которая якобы собиралась поддержать Химкинский лес путем выступления на Трубной площади. Несколько сотен молодых людей, приехавшие на концерт, не обнаружили на площади сцены, зато увидели человека с мегафоном, объявившего: "Я надеюсь, что все поняли, что никакого концерта тут не будет? Сейчас все мы едем в Сами-Знаете-Какой-Лес, бороться за добро". Большинство антифашистов и анархистов не разочаровались, а с радостью направились к железнодорожной станции "Петровско-Разумовская". Сотрудники РЖД, увидев толпу, отключили турникеты и беспрепятственно пропустили молодых людей на электричку.

До Химкинского леса антифашисты и анархисты в итоге так и не доехали. Вместо этого они пришли к зданию мэрии Химок и забросали его файерами и бутылками. Точно неизвестно, сколько человек участвовали в беспорядках. Одни СМИ сообщают, что на мэрию напали все несколько сотен посетителей несостоявшегося концерта, другие пишут, что здание громили "всего" около 90 человек. Никто из сотрудников мэрии не пострадал, так как рабочий день уже закончился. Однако были разбиты несколько окон, повреждена дорогая дубовая дверь, а на стенах появилась надпись "Защитим русский лес" (несколько противоречащая идеалам антифашистов). После погрома толпа проследовала на станцию, где снова были отключены турникеты, и покинула город.

Почему химкинские милиционеры не задержали ни одного участника беспорядков - осталось загадкой. Первые подозреваемые в уголовном деле о хулиганстве, возбужденном после погрома, появились лишь 30 июля. В этот день были задержаны антифашисты Алексей Гаскаров и Максим Солопов. Гаскаров работает журналистом в институте "Коллективное действие", который объединяет активистов различных левых, профсоюзных, экологических и молодежных организаций. Подозреваемых поместили под арест. Сами они утверждали, что не участвовали в нападении. По мнению сторонников арестованных, их решили сделать "козлами отпущения" лишь потому, что они даже в обыденной жизни не скрывали свои антифашистские взгляды (в отличие от большинства участников акции, которые во время погрома прикрывали лица платками).

Впоследствии были допрошены многие журналисты, освещавшие акцию, а также 70 антифашистов, приехавшие на рок-фестиваль в Жуковский. Но фигурантом уголовного дела, кроме Гаскарова и Солопова, в итоге стал лишь брат последнего Денис Солопов. Он задержан на Украине и до сих пор дожидается в СИЗО экстрадиции. Денис уже успел стать местным героем - в его поддержку проводятся акции, киевское представительство ООН признало его беженцем.

4 августа газета "Коммерсантъ" опубликовала интервью, взятое Олегом Кашиным у человека, называющего себя организатором нападения на мэрию (в редакции утверждают, что свое имя этот человек не раскрыл). Собеседник Кашина держался очень уверенно и заявил, что Гаскарову с Солоповым ничего не грозит и что они ни в чем не виноваты. "Они заложники в руках бандитов и, я надеюсь, будут освобождены в зале суда", - заявил организатор погрома. В ответ на вопрос о том, что будет, если молодых людей все же признают виновными, он заявил: "Бред, чушь. Не видать тогда России ни кредитов от МВФ, ни каких-то поблажек". И добавил: "Это же не деревенские нацисты или колхозные нацболы".

При этом собеседник Кашина не преминул отметить, что в целом жизнь его единомышленников в России крайне тяжела и опасна. "Для наших кругов любой мало-мальский концерт, любое событие - как военная операция. Людей постоянно режут, это настоящая война, которая длится уже много лет", - пожаловался он.

Наконец, организатор погрома заявил, что не знаком с главной защитницей Химкинского леса Евгенией Чириковой (которая ранее также открестилась от причастности к разгрому мэрии). Собеседник "Коммерсанта" подтвердил, что участников нападения на мэрию экология уже не интересует. "Да леса нет давно - к черту лес! Это война с бандитами, если сказать коротко", - заявил он. "Бандитами из девяностых", которые "сейчас не модны", организатор погрома считает власти Химок. Себя же и своих сторонников он назвал "самой эволюцией общества".

В октябре 2010 года версия о лояльном отношении правоохранительной системы к обвиняемым начала подтверждаться - Гаскарова и Солопова выпустили из СИЗО под подписку о невыезде. На протяжении судебного процесса защита обвиняла следователей в использовании подставных свидетелей, которые путались в показаниях. Свою роль сыграл и тот факт, что обвиняемых не смогли найти на видеозаписях с места погрома. Точнее, обвинение пыталось доказать, что нашло на записях похожих людей, а защита с этим не соглашалась.

В итоге 14 июня 2011 года прокурор потребовал для обвиняемых лишь по два года условного заключения. А судья 24 июня вынес еще более мягкий приговор - к двум годам условно был приговорен лишь Солопов. Гаскарова же признали невиновным и разъяснили ему право на реабилитацию (воспользуется ли он этим правом, молодой человек еще не решил).

Каждый, кто интересуется состоянием российской правовой системы, хотя бы раз слышал сетования на то, что отечественные суды почти никогда не выносят оправдательные приговоры. Считается, что судьи не любят бросать тень на репутацию прокуратуры и следователей, в связи с чем, когда человек очевидно невиновен, попросту назначают ему условный срок. Таким образом, приговор Солопову можно назвать "самым мягким из возможных", а приговор Гаскарову - "беспрецедентно мягким". Но вопрос в другом: почему по делу о погроме, в котором участвовали как минимум 90 человек, проходили обвиняемыми только трое - Гаскаров и братья Солоповы? Почему не было слышно о сколько-нибудь серьезных попытках следователей привлечь к ответственности еще кого-то (хотя бы того же собеседника "Коммерсанта")?

Складывается впечатление, что организатор погрома не ошибся, когда на замечание журналиста Кашина о том, что разгром мэрии его сторонникам не простят, спокойно ответил: "А вот и простят". Жаль, что организатор не сообщил никаких подробностей о причинах такой уверенности (если не считать общих слов об "эволюции общества" и "кредитах МВФ"). Наверное, многим людям было бы интересно для общего развития узнать, кто, кого и за что простил. Пока же история выглядит даже более загадочной, чем интриги в эшелонах власти и перипетии деятельности крупных преступных группировок.