Диагноз: уморили

Президенту рассказали об обстоятельствах смерти Магнитского

Российские правозащитники, входящие в президентский совет по правам человека, представили главе государства результаты расследования смерти Сергея Магнитского. Они также признали, что его уголовное преследование связано с разоблачением многомиллиардной аферы, в которой оказались замешаны силовики и налоговики.

Выводы экспертов в принципе не несли в себе никакой сенсации. Об обстоятельствах смерти Сергея Магнитского, скончавшегося в СИЗО "Матросская тишина" в ноябре 2009 года, к настоящему времени не слышал разве что только ленивый. Друзья и коллеги покойного уже не раз говорили о коррупционной подоплеке преследования Магнитского и о систематическом неоказании ему медицинской помощи, что в итоге привело к летальному исходу.

Принципиальным отличием нынешнего доклада является то, что он освящен статусом околопрезидентской структуры, поэтому просто отмахнуться от него у правоохранительных органов теперь не получится. В идеале на каждый приведенный правозащитниками факт нарушений должна последовать реакция в виде наказания виновных или же опровержения. Тем более что собранные материалы президент Дмитрий Медведев лично направил в прокуратуру и следственные органы.

Авторы доклада не настаивают на однозначности своих выводов, потому что решать вопрос о виновности или невиновности может лишь суд. Тем не менее, собранные ими сведения могут оказаться основанием для привлечения к уголовной ответственности целой группы сотрудников МВД и ФСИН, действия или бездействие которых привели к смерти Магнитского.

Среди упомянутых в докладе лиц фигурируют милиционеры Артем Кузнецов и Павел Карпов, с которых, по словам Магнитского и его коллег, стартовала афера с хищением из бюджета 5,4 миллиарда рублей; милицейский следователь Олег Сильченко, который вел дело Магнитского и распоряжения которого могли привести к несвоевременному оказанию медпомощи юристу; судьи, принимавшие решения по Магнитскому, не обращая внимания на его жалобы; начальники СИЗО, которые отвечают за жизнь и здоровье арестантов; а также тюремные медики, на которых в конечном счете и лежит вина за смерть пациента.

В этой долгоиграющей и запутанной истории следует различать несколько направлений: дело в отношении самого Магнитского, возбужденное в связи с его предполагаемой причастностью к неуплате налогов юрлицами; дело о смерти юриста и дело о мошенничестве, возбужденное по его заявлению. Собственно опубликованные материалы касаются именно обоснованности уголовного преследования Магнитского и причин его смерти в СИЗО.

Магнитский работал в компании Firestone Duncan, от имени которой оказывал консалтинговые услуги по налоговому законодательству инвестфонду Hermitage Capital. Он провел под арестом около года, и за это время приобрел несколько тяжелых хронических заболеваний. Как здоровый человек может дойти до такого состояния, лучше всего рассказано в материалах столичной Общественной наблюдательной комиссии по контролю за обеспечением прав человека в местах лишения свободы. Собранные правозащитниками факты показывают, что "архипелаг ГУЛАГ" никуда не делся и его "острова" до сих пор существуют в самом центре Москвы. Порядки, заведенные в главных столичных СИЗО "Бутырка" и "Матросская тишина", могут превратить в инвалида и более крепкого и приспособленного к невзгодам человека, чем корпоративный юрист.

Но общими условиями содержания под стражей страдания Магнитского не ограничивались. Правозащитниками собраны доказательства, что ему помогли умереть, а вот в том, было ли это сделано осознанно или по халатности, должны разобраться следствие и суд. После того как Магнитский стал жаловаться на недомогания, ему систематически на протяжении полугода отказывали в квалифицированной медицинской помощи: не давали лекарства, не пускали к врачам, а если и пускали, то последние не назначали необходимых процедур. Совокупность всех этих действий тюремного персонала, в том числе и медицинского, справедливо названа в отчете не халатностью, а нарушением права на жизнь.

За год пребывания под стражей Магнитский написал более 300 жалоб на условия содержания, на ход расследования, на злоупотребления и прочее-прочее. Все они были оставлены без внимания. Правозащитники установили, что по существу жалобы Магнитского не разбирали ни в СИЗО, ни в суде, ни в прокуратуре. Ответственным в Генпрокуратуре за непринятие мер по обращениям юриста правозащитники назвали замначальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Андрея Печегина. Он, кстати, судится с бывшим работодателем Магнитского Джеймисоном Файерстоуном, требуя от него опровергнуть утверждения о том, что Печегин парализовал расследование многомиллиардной аферы и оказывал покровительство сотрудникам МВД, которые вели дело скончавшегося юриста.

Отдельное внимание в докладе уделено последнему дню жизни Магнитского. Он содержался в СИЗО "Бутырка", в котором нет необходимых условий для лечения появившихся у Магнитского заболеваний. 16 ноября, в день смерти, юрист почувствовал себя настолько плохо, что тюремный врач стала настаивать на его госпитализации в больницу при "Матросской тишине". Однако на согласование перевозки со следователем Сильченко ушло шесть часов, которые, возможно, оказались критическими.

Магнитский умер вскоре после его доставки в больницу "Матросской тишины". Обстоятельства последнего часа его жизни незадокументированы, а сотрудники СИЗО давали правозащитникам противоречивые показания. Врач-хирург Александра Гаусс, которая должна была заняться лечением Магнитского, рассказала, что у пациента по прибытии в больницу начался психоз. Он стучал табуреткой по полу и говорил, что его хотят убить. В связи с этим Гаусс вызвала восьмерых надзирателей, которые поместили Магнитского в отдельный бокс, а сама ушла по своим делам. Через час ей позвонили и сказали, что пациент находится при смерти. По словам Гаусс, присутствовавший в боксе фельдшер пытался реанимировать Магнитского, но безрезультатно, и прибывшие врачи скорой констатировали его смерть.

Впрочем, правозащитники в ходе расследования усомнились в том, что Магнитского пытались реанимировать, и посчитали, что Гаусс по каким-то причинам дала ложные показания. Кроме того, выяснилось, что прибывшую вовремя "скорую помощь" не пускали к Магнитскому, а когда врачи добрались до него, было уже поздно.

Официально причиной смерти Магнитского была названа сердечно-сосудистая недостаточность, хотя его друзья и родственники изначально утверждали, что он умер вследствие неоказания ему медицинской помощи. Следственный комитет, в чьем производстве находится дело о смерти юриста, в сентябре 2010 года заявил о невиновности тюремных врачей. Однако за два дня до публикации доклада президентского совета СК опубликовал новое заявление, в котором говорилось о наличии причинно-следственной связи между неоказанием Магнитскому врачебной помощи и его смертью.

Правозащитники согласились с позицией СК, и в докладе, представленном президенту, содержатся в целом аналогичные выводы. Единственной сенсацией стало то, что Совет по правам человека поддержал родственников Магнитского, которые еще полтора года назад заявляли, что юриста перед смертью жестоко избили. Но твердых доказательств в пользу этой версии до сих пор не появилось.

Отдельная рабочая группа работала по проверке обоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Магнитского. Эксперты пришли к выводу, что уголовное дело было возбуждено необоснованно, а решение суда об аресте было вынесено незаконно. Магнитского обвиняли в пособничестве уходу от налогов двух компаний, принадлежащих его клиенту, которого он консультировал. Правозащитники выяснили, что, во-первых, у налоговой службы не было претензий к указанным юрлицам, а во-вторых, предполагаемое нарушение было якобы совершено в 2001 году, когда Магнитский еще не имел никакого отношения к этим компаниям.

При вынесении решения об аресте юриста в ноябре 2008 года суд исходил из стандартного набора ходатайств следствия: о том, что подозреваемый умышленно совершил тяжкое преступление, оказывал давление на свидетелей, мешал расследованию и готовился скрыться. Эксперты президентского совета раскритиковали в пух и прах постановление судьи Тверского суда Москвы Сергея Подопригорова. Во-первых, подозрение в умышленном совершении тяжкого преступления не может само по себе являться поводом для ареста. Во-вторых, в-третьих и в-четвертых оказалось голословными заявлениями следователя, с которыми судья согласился без разбирательства по существу. Например, довод о намерении Магнитского скрыться следователь Сильченко обосновывал тем, что у юриста есть загранпаспорт и, по данным ФСБ, он оформляет визу на выезд в Великобританию. При этом Сильченко заведомо знал, что загранпаспорт Магнитского был изъят в день его ареста во время обыска в квартире юриста.

Обстоятельства возбуждения дела против Магнитского привели правозащитников к выводу о наличии у сотрудников МВД личной заинтересованности в уголовном преследовании юриста. В частности, в докладе отмечается, что в следственную бригаду по делу Магнитского были включены те же милиционеры, которых он ранее заподозрил в причастности к хищению 5,4 миллиарда рублей. Несмотря на многочисленные ходатайства юриста, выше упомянутые майор Карпов, подполковник Кузнецов, а также его подчиненные Кречетов, Толчинский и Дроганов не были отстранены от расследования.

В заключение следует напомнить общую хронологию событий, предшествовавших смерти Магнитского. В октябре 2007 года он обнаружил, что три компании инвестфонда Hermitage Capital, который он консультировал, перерегистрировали на сторонних лиц и пытаются осуществить через них незаконный возврат налогов на 5,4 миллиарда рублей. В начале декабря о готовящейся афере были предупреждены прокуратура, СК и МВД. Однако в конце декабря возврат налогов все-таки был произведен. Однако дело о хищении бюджетных средств возбудили только в феврале 2008 года. В течение нескольких месяцев Магнитский давал показания по этому делу, в том числе о причастности к нему милиционеров и налоговиков, а в ноябре был арестован.

После смерти Магнитского в СИЗО его коллеги развернули мощную кампанию, требуя привлечь к ответственности всех причастных к его гибели. На сайте "Остановить неприкасаемых" были опубликованы сведения о том, как милиционеры и налоговики, заподозренные Магнитским в хищении миллиардов рублей, внезапно разбогатели и стали обладателями элитной недвижимости, в том числе и за рубежом.

Многие из обвинений, выдвигаемых друзьями Магнитского, которые все-таки являются заинтересованной стороной, были теперь подтверждены расследованием экспертов из президентского Совета по правам человека. Установление обстоятельств уголовного преследования и смерти Магнитского является важной, но не единственной частью выводов, сделанных правозащитниками. Они дали руководству страны и общие рекомендации, направленные на дальнейшую гуманизацию российской пенитенциарной системы. В частности, правозащитники предложили сузить права следователей в части контроля за содержанием подозреваемых и обвиняемых под стражей, расширить права подследственных и улучшить медицинское обслуживание в местах изоляции.

Члены президентского совета рассказали главе государства не только о том, почему умер Магнитский, но и о том, как он раскрыл аферу с хищением из бюджета. Правозащитники сознательно решили разделить эту историю на два больших блока, хотя и уверены в их тесной взаимосвязи. О том, кто же украл миллиарды, они пообещали рассказать на пресс-конференции 15 июля.