Новости партнеров

Путь исправления

Суд оставил Платона Лебедева сидеть до 2016 года

Бывший глава "МЕНАТЕПа" и "политзаключенный номер два" Платон Лебедев останется сидеть в колонии до 2016 года. Такое решение принял суд маленького города Вельска, куда Лебедева отправили отбывать наказание в начале июня. Решение отнюдь не сенсационное, хотя возможность того, что Лебедева все же отпустят, существовала до самого конца. Теперь такая же процедура ждет и Михаила Ходорковского, однако теперь его шансы выйти на свободу раньше срока практически равны нулю.

То, что защита Платона Лебедева будет ходатайствовать об условно-досрочном освобождении (УДО), стало понятно в конце 2010 года - сразу после того, как Хамовнический суд приговорил их подзащитного и Михаила Ходорковского к новому сроку. Не смогло поколебать решимость адвокатов Лебедева и последовавшее за этим сокращение срока наказания - согласно утвержденному приговору, они должны были выйти на свободу не в 2017 году, как предполагалось изначально, а на год раньше.

В отличие от Ходорковского, который уже однажды ходатайствовал об УДО, прошение Лебедева было подано впервые. Впрочем, заранее сказать, как сложится его судьба, не взялся бы никто - слишком высок уровень, на котором решаются все вопросы, касающиеся фигурантов двух дел "ЮКОСа". С одной стороны, "вся прогрессивная общественность" от Михаила Прохорова до Дмитрия Медведева уже давно сказала, что если Ходорковский и Лебедев выйдут на свободу, ничего опасного не произойдет. С другой стороны, все помнят остервенение, с которым разрушали жизнь и бизнес этих людей - а также многих других, кто с ними был связан.

Тревожные для Лебедева слухи о том, что его вряд ли выпустят по УДО, появились незадолго до начала рассмотрения его ходатайства. Как стало известно местной газете "Вельск-Инфо", администрация колонии ИК-14 направила в суд отрицательную характеристику на заключенного Лебедева, что могло сыграть против бизнесмена - мнение исправительного учреждения при вынесении решения суда учитывается не в последнюю очередь.

Как оказалось, источники газеты (само издание, кстати, называет себя "независимой народной газетой" и пристально следит за процессом, не скрывая симпатий к Лебедеву) не соврали - 26 июля на заседании суда представитель колонии не без труда зачитал мнение администрации ИК-14, согласно которому Лебедев освобождения не заслуживает. Из выступления этого человека стало понятно, что так просто вельская колония знаменитого заключенного не отпустит - слишком уж плохо он зарекомендовал себя с первых дней отбытия наказания.

Впервые в вельскую колонию Лебедев попал 17 июня, однако задержаться там не успел - практически сразу же его увезли в архангельский СИЗО, где он по видеосвязи принимал участие в заседании Мосгорсуда по поводу одной из его жалоб на продление ареста. В конце июня Лебедева вернули в Вельск и сразу же посадили на карантин - формальная двухнедельная процедура, которую проходят все заключенные. Впрочем, даже за такой короткий срок Лебедев умудрился получить сразу два взыскания. Первое - за утрату хлопчатобумажного костюма, полотенец и тапок, а второе за невежливое общение с сотрудниками колонии - якобы он обратился к офицеру на "ты" после того, как самовольно покинул строй во время переклички и ушел курить. В колонии это сочли свидетельством того, что на путь исправления Лебедев не встал, а значит никакое УДО ему не положено. Припомнили и его старые нарушения, допущенные за все восемь лет заключения.

Лебедев, который был вынужден все это выслушивать, сильно возмутился. По словам бизнесмена, одежду он не терял - ее попросту украли из его ящика, когда он находился в Архангельске. Поначалу его даже хотели посадить в штрафной изолятор за утерю робы, однако когда Лебедев пообещал обратиться в милицию с требованием найти воров, администрация ограничилась устным замечанием. Что касается грубости по отношению к сотруднику колонии, то здесь Лебедев заявил, что руководство ИК-14 солгало, приписав ему фразу, которую он никогда не произносил. Кроме того, его возмутили слова представителя колонии, который заявил, что заключенный "считает наказание суровым и несправедливым". "Я таких заявлений никогда не делал, потому что то, что со мной происходит, я называю совсем другими словами", - цитировал Лебедева "Коммерсантъ".

Судья Николай Распопов, которому предстояло вынести решение о том, заслуживает Лебедев УДО или нет, в какой-то момент даже, показалось, встал на сторону защиты, отказавшись в первый день приобщать к делу акт о нарушениях в колонии. Спустя сутки, впрочем, этот акт к делу все же подшили - после того, как администрация ИК-14 устранила недочеты в его оформлении.

Нельзя не признать, что Николай Распопов, как и любой судья по делу "ЮКОСа", еще до начала заседания оказался перед огромной ответственностью. Конечно, самостоятельного решения от него не ждали, как не ждали его и от других судей, занимавшихся делом Ходорковского и Лебедева. Однако давление, которое оказывалось на них (напрямую - о чем мы вряд ли когда-нибудь узнаем, и косвенно - со стороны журналистов и общественности), было колоссальным, и сравнивать его с чем-либо очень сложно. На суде в Вельске - маленьком провинциальном городе с населением в 26 тысяч человек - это было заметно особенно хорошо.

По сравнению с Москвой, для которой дело Ходорковского и Лебедева - лишь эпизод в вечерних новостях, для Вельска заседание по УДО Лебедева стало едва ли не самым заметным событием за всю его историю. И если Виктор Данилкин, осудивший бизнесменов по их второму уголовному делу, за эти годы уже привык ко всему, что происходит вокруг Михаила Борисовича и Платона Леонидовича, то Николай Распопов в эту специфику вникнуть вряд ли успел. Именно поэтому адвокаты Лебедева сделали все возможное, чтобы убедить судью в необходимости как можно скорее освободить своего подзащитного из-под стражи.

Главным оружием адвокатов оказались даже не факты. Нет, конечно же, хватало и их - например, что характеристика колонии противоречит остальным характеристикам Лебедева, что закон не требует от заключенного "встать на путь исправления" и что большую часть из восьми лет наказания Лебедев провел в условиях СИЗО (хотя приговорили его к колонии общего режима). Упомянули адвокаты и про нанесенный государству ущерб - его Лебедев, по их мнению, уже давно возместил, поскольку все его акции и деньги были арестованы и находятся в руках этого самого государства. И все же основной упор сторона защиты сделала на эмоции - иначе не объяснить выступление в суде жены и брата Лебедева, а также письмо его дочки, дрожащим голосом зачитанное адвокатом.

Марина Чеплыгина, супруга Лебедева, рассказала, что когда арестовали ее мужа, их старшей дочери был год и девять месяцев, а младшей - всего две недели. "По возрасту младшей дочки мы и определяем, сколько папа уже в тюрьме", - едва сдерживая слезы сказала Марина. "Фактически дети не знают, что это - жить вместе с папой. Единственное свидание без стекла, которое у нас было - в Харпе. Дети тогда были с папой пять часов. Сейчас они нуждаются в нем как никогда", - цитировало Чеплыгину РИА Новости. Кроме того, жена заключенного бизнесмена попросила суд учесть состояние здоровья ее мужа. Чем он болен, сказать сложно, поскольку на нормальное обследование в российских исправительных учреждениях рассчитывать нельзя, однако то, что здоровье Лебедева серьезно пошатнулось, заметно даже по его последним фотографиям.

Брат-близнец Лебедева Виктор, в свою очередь, попросил суд разрешить им встретить 55-летний юбилей в нормальных условиях, а если суд волнует вопрос дальнейшего трудоустройства заключенного - то он готов предложить брату должность главного специалиста по экономическим вопросам в его телекоммуникационной компании. Работу Лебедеву предложил и главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов, выступивший на суде свидетелем-поручителем. Он отметил, что Лебедев мог бы стать экономическим обозревателем издания, хотя другой свидетель - бывший генерал КГБ Алексей Кондауров, работавший в "МЕНАТЕПе", - пошел даже дальше и предположил, что Лебедеву по плечу руководить Центробанком или Минфином.

Впрочем, ни один довод защиты традиционно не устроил прокуратуру. Как заявил перед вынесением решения прокурор Вельского района Сергей Семенов, надзорное ведомство выступает против УДО Лебедева, поскольку в ходе заседания не было получено объективных сведений, что он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Сам Лебедев с этим не согласился, заявив, что в России недопустимо наличие политических заключенных, и напомнив судье о возможности все исправить.

Как и в первый, так и во второй день заседания заметно нервничавший и крайне внимательный судья Распопов каждый час объявлял перерыв. В условиях жары в зале суда это оказалось единственной возможностью для участников процесса в первые же часы не сойти с ума. В какой-то момент даже появились сомнения в том, что суд успеет определить судьбу Лебедева в среду, однако ближе к вечеру судья объявил, что удаляется для вынесения решения.

Несмотря на то, что у присутствовавших в зале родных и сторонников Лебедева надежда на счастливый конец этой бесконечной истории теплилась до последнего, чуда не произошло. Николай Распопов, имевший шанс войти в учебники как человек, освободивший одного из самых известных зэков страны, пошел по пути наименьшего сопротивления. Оглашая приговор, Распопов заявил, что Лебедев осужден за совершение тяжких преступлений и не раскаивается в содеянном. Справок о его плохом здоровье суду представлено не было. За время "отсидки" на осужденного накладывались взыскания. Доказательств возмещения ущерба государству не представлено. В УДО отказать. Заседание окончено.

Это решение вельского суда для Платона Лебедева означает лишь одно - он останется в колонии до 2016 года. В ближайшие пять лет ему предстоит вступить на путь исправления, вежливо общаться с надзирателями, бережно хранить одежду и ежедневно искупать свою вину, помня о том, какой непоправимый ущерб он нанес государству. Конечно, через полгода у него будет шанс подать новое прошение об УДО. Однако к этому времени надежды у Платона Лебедева и его семьи на благополучный исход уже не останется. Как не будет ее и у семьи Михаила Ходорковского, которому вскоре предстоит пройти точно такую же унизительную процедуру. Заседание окончено, как сказал судья Распопов. И сказал он это не только Лебедеву.