Работа исправит

Тверской суд выпустил активиста "Другой России" на свободу

29 декабря Тверской суд приговорил активиста "Другой России" Дмитрия Путенихина (более известного как Скиф) к 7 месяцам исправительных работ. Активист провел в СИЗО два месяца за то, что облил прокурора Алексея Смирнова водой. Изначально Путенихину грозило два года тюрьмы, однако адвокату Дагиру Хасавову удалось добиться переквалификации статьи на более мягкую.

Скиф обнимает свою невесту Ирину Ахмадуллину через прутья клетки, стоя в которой он только что выслушал приговор судьи. Приставы, чуть замешкавшись, наконец открывают железную дверь, Скиф выходит наружу и, уже на свободе, долго целует свою девушку.

На фоне сурового приговора, который в тот же день в Смоленске вынесли в отношении Таисии Осиповой, решение судьи Тверского суда Сергея Комлева освободить Скифа выглядит образцом несвойственной российскому правосудию адекватности. Однако не все так просто.

На скамью подсудимых Скифа привела бутылка питьевой воды, которую он вылил 28 октября 2011 года на голову прокурору Алексею Смирнову. Довольный прокурор тогда давал интервью журналистам у выхода из здания Тверского суда, где несколькими минутами ранее коллег Скифа по "Другой России" приговорили к реальным тюремным срокам (от 3 до 5,5 лет) за участие в беспорядках на Манежной площади. Смирнов был на этом процессе гособвинителем.

Сначала Скифу светила часть 2 статьи 296 УК РФ ("угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия"), что грозило ему сроком до двух лет лишения свободы. Как он вечером 29 декабря рассказывал в эфире "Дождя", он был уверен, что получит по максимуму. Спасло Путенихина то, что все обвинение строилось на уверенности следствия, будто Скиф не просто облил Смирнова водой, но и крикнул ему: "Смерть прокурорам".

1 ноября одиозная судья Елена Сташина санкционировала арест Скифа на два месяца, поверив доводам следователя, который утверждал, что Скиф не только угрожал расправой прокурорам, но также "занимается подрывом конституционного строя и состоит в экстремистской организации НБП". Бывший нацбол Путенихин тогда рассказывал судье, что он донор и участник биеннале, и обещал, что найдет достойную работу. "Ваша фамилия хорошо известна многим журналистам по ряду громких уголовных дел. Может, это заседание станет для вас исключением и о вас напишут в хорошем тоне", - напутствовал судью Скиф. Но все бесполезно, Сташина была неумолима.

8 ноября к делу Скифа подключился адвокат Дагир Хасавов, который без лишней скромности утверждает, что именно ему удалось добиться освобождения Путенихина.

Как рассказывал "Ленте.ру" в ожидании приговора судьи сам Хасавов, дело было переквалифицировано со статьи 296 УК на статью 319 УК ("оскорбление представителя власти") благодаря его ходатайству, в котором он требовал прекратить производство по делу Скифа. Важную роль сыграли и сюжеты тележурналистов, из которых ясно следовало, что "Смерть прокурорам" кричал не подзащитный Хасавова, а кто-то другой. Омоновцы, которых привлекали в качестве свидетелей, вообще заявили, что слышали только скандирование "Свободу политзаключенным".

"Не забудем, не простим", - спокойно сказал 28 октября в спину прокурору Смирнову Путенихин и вылил на него воду. "На самом деле положение было довольно шаткое, так как эти слова Скифа тоже вполне можно принять за угрозу", - заявил Хасавов. По его словам, прокуроры были настроены Скифа "закрыть", но почему-то передумали.

О деле Скифе за прошедшие два месяца многие забыли - слишком много событий произошло в России в декабре после выборов в Госдуму. О подъеме гражданского общества говорил в своем выступлении в суде и адвокат Хасавов.

"Суд проходит под конец года, когда в стране все, в том числе руководство, добиваются создания гражданского общества. Путенихин как раз всегда отстаивал свою гражданскую позицию. Будущее за такими людьми, как Путенихин", - сказал адвокат.

Заседание суда получилось скоротечным и лишенным какой-либо интриги - не было ни прений, ни допроса свидетелей, так как дело по ходатайству защиты рассматривалось в особом судебном порядке. О том, что Скиф должен выйти на свободу, стало ясно в тот момент, когда появились новости о переквалификации дела, так как максимальное наказание по статье 319 УК составляет год исправительных работ. "Это уникальный случай в моей практике, когда я согласен и со следствием и с прокурором", - сказал Хасавов. Гособвинитель, кстати, попросила для Путенихина 6 месяцев исправительных работ.

Дабы не тратить время и поскорее оказаться на свободе, Скиф, который на заседании 1 ноября выдал длинную и проникновенную речь, даже отказался от последнего слова. "Каждый должен отвечать за свои поступки, я свое уже отсидел", - только и сказал он. Правда, когда Скифа во второй раз завели в зал перед оглашением приговора, он уже совсем осмелел и, позируя перед фотокамерами, пошутил: "Тяжела и неказиста жизнь простого экстремиста". Ожидая судью, Скиф уже не мерил клетку шагами, как делал 1 ноября, а спокойно стоял, облокотившись на прутья решетки, перебирая в руках разноцветные четки с длинным белым хвостиком.

"Видишь, угомонился. Уже не ходишь, как зверь, из стороны в сторону. Человека из тебя сделали там", - усмехнулся адвокат, обернувшись к своему подзащитному.

В приговоре судья Комлев учел раскаяние подсудимого и общественную значимость его преступления и приговорил его даже к большему сроку исправительных работ, чем просило обвинение - к 7 месяцам. Тем не менее, на судью, зачитывавшего приговор, Скиф смотрел с улыбкой, чуть ли не с любовью в глазах.

Довольный адвокат Хасавов объяснил, что поскольку в СИЗО каждый день отсидки считается за три, то исправительными работами Скифу придется заниматься только месяц.

На выходе из здания суда Скифа встречали около 30 человек - друзья, знакомые, журналисты. Путенихин, едва находя слова, поблагодарил всех, кто помогал и поддерживал его в эти месяцы, и пообещал в скором времени найти новую работу. В какой-то момент Скиф указал на двух оперативников в штатском, которые курили неподалеку. "Вот эти сотрудники угрозыска каждый день приходили ко мне и выбивали показания, что я участвовал в беспорядках на Манежке", - сказал Путенихин, а те в ответ лишь молча усмехнулись.

"Хорошо, что он вышел, но ведь его в итоге осудили по статье, по которой человек вообще не должен сидеть в тюрьме, а он отсидел два месяца", - прокомментировал "Ленте.ру" освобождение Скифа представитель "Другой России" Александр Аверин.

Действительно, не стоит считать освобождение Скифа из ряда вон выходящим событием. Во-первых, поступок Путенихина объективно не тянул ни на что кроме хулиганства, а он, тем не менее, отсидел два месяца в Бутырке. Во-вторых, Скиф признал свою вину в уголовном преступлении и публично в нем раскаялся, что, видимо, и стало залогом его освобождения. И еще неясно, как после этого сложится политическая карьера Скифа.

Наконец, не стоит идеализировать или противопоставлять другим судью Комлева. Именно Комлев арестовал на 10 суток активиста Ярослава Никитенко за выкрики около здания судебного участка №370, где 25 ноября на тот же срок судья Боровкова осудила Сергея Удальцова.

P.S. Уголовное дело за выкрик "Смерть прокурорам", по словам Хасавова, не закрыто, а выделено в отдельное производство. Того, кто выкрикнул этот призыв 28 октября, постараются найти и осудить. Адвокат Хасавов уверен, что в будущем году это обязательно сделают, и причин сомневаться в его словах нет.

Россия02:51 9 декабря

«Я понимала, что меня арестуют»

Она чувствовала зло и боролась с ним всю жизнь. Умерла Людмила Алексеева