Новости партнеров

Победа в поражении

Интервью с организатором референдума по русскому языку в Латвии

18 февраля в Латвии состоялся референдум по вопросу о том, присвоить ли русскому языку статус второго государственного. При явке 69 процентов "нет" ответили 75 процентов человек. Идейным вдохновителем плебисцита было общество "Родной язык", возглавляемое негражданином и бывшим нацболом Владимиром Линдерманом. Несмотря на закономерное и ожидаемое поражение, Линдерман более чем удовлетворен результатами референдума.

"Лента.ру": Как вы оцениваете результаты референдума?

Владимир Линдерман: Как большой успех. Я думаю, что, во-первых, впервые за 20 лет удалось сплотить русских жителей Латвии. По ощущениям и по эмоциям, отката назад уже не будет. В этом я уверен. И не только я. Во-вторых, удалось привлечь международное внимание к проблеме межнациональных отношений в Латвии. Такого количества иностранных журналистов здесь не было уже 20 лет. Плюс меня пригласили в Страсбург, и там удалось озвучить нашу позицию. В-третьих, очень хорошие результаты оказались в местах компактного проживания русских жителей Латвии. Результаты таковы, что, например, в Даугавпилсе, втором по величине городе Латвии, 85 процентов проголосовали за нашу инициативу. Эти результаты позволяют нам четко добиваться для русского статуса регионального языка в местах компактного проживания. В Риге тоже хороший результат, почти 40 процентов.

Лично для себя как для политика вы тоже оцениваете этот результат как победу?

Безусловно. Я в самых радужных снах видел 300 тысяч голосов, ну, может быть, 310-320. Ну, мы получили 273 тысячи. Это уже непринципиально. Я считаю, это результат хороший. Для меня лично, да, я стал такой популярной персоной во всех смыслах, в черном и белом. У меня детские годы позади, тщеславие не работает. Просто для того, чтобы реализовывать какие-то инициативы, известность и популярность нужна. Поэтому я отношусь к этому как к инструменту.

Что "Родной язык" планирует предпринять дальше?

Я думаю, что наиболее перспективно - это добиваться статуса регионального языка в местах, где мы выиграли или показали хороший результат. Выиграли мы почти во всех городах восточной Латвии, а в Риге и еще в нескольких городах показали очень весомый результат. Впервые получена такая безупречная статистика, не статистика национального состава, а статистика желаний. До этого 20 лет не было ясности, что русские хотят для своего языка какого-то законного статуса. Теперь это ясно, это нельзя оспаривать. Референдум был проведен государством, это не какой-то общественный сбор подписей. Эти цифры абсолютно неоспоримы.

В политическом плане, вероятно, будем трансформироваться в какое-то политическое объединение, участвовать в муниципальных выборах. Но до этого еще есть время, мы пока обдумываем.

Хорошо, а как именно вы хотите добиваться для русского языка статуса регионального?

Я думаю, что примерная последовательность такая: от жителей этих городов поступит обращение к президенту и парламенту с просьбой на основании данных референдума внести изменения в ряд законов, которые фактически будут означать, что у русского языка конкретно в этих регионах появляется статус … ну, официального... ограниченного... ну, регионального официального языка. Я не очень юридически точно выражаюсь, смысл вот такой. Это касается и общения человека с самоуправлением, чтобы оно происходило на родном языке жителя, и таких символических вещей, как топографические указатели, и вопросов, связанных с образованием, то есть чтобы образование было на русском языке, и отмены языковой инквизиции, которая штрафует всех подряд. То есть мы обращаемся с этим, и если наша просьба о внесении таких поправок игнорируется, то будут общественные манифестации тогда. Естественно, в рамках закона. Будем таким образом давить.

Учитывая реакцию власти на референдум, как вы полагаете, эта ваша инициатива найдет поддержку в парламенте и у президента?

В сегодняшней коалиции, бесспорно, националисты правят бал. Мне трудно представить их реакцию. Тем не менее в парламенте, я думаю, это не будет однозначно отвергнуто. Вот в правительстве, это будет категорическое нет. А про президента и парламент сказать сложнее, тут будут какие-то спорные моменты. Мы готовы к любому повороту. И про город Даугавпилс, где 85 процентов проголосовало за наши поправки, стало четко и окончательно ясно, что это русский город, там практически все население русское. И отказывать в вывешивании табличек уличных на русском языке - это абсурд. Надеемся, у кого-то во власти хватит разума, чтобы понять эту новую сложившуюся ситуацию.

Вы планируете сотрудничать с "Центром согласия"?

Наши отношения на сегодня нельзя назвать сотрудничеством. Мы не встречаемся, не планируем наши действия, но в то же время не нападаем друг на друга. Они тоже в несколько запутанном положении. Они не совсем четко, но поддержали нашу акцию. Во всяком случае, мэр Риги сказал "за", а это наиболее влиятельная фигура в "Центре согласия". Наши отношения носят холодноватый характер доброжелательного нейтралитета. А что касается грядущих выборов, то пока об этом рано говорить, и за год может многое измениться.

Планируете ли вы заниматься проблемой неграждан?

Партия "ЗаПЧЕЛ" запустила такой референдум, за гражданство всем негражданам. Проблема неграждан имеет несколько измерений: например, возможность для них голосовать на муниципальных выборах и другие. Идеологически мы "за", это наша тема, но технологически надо в каждый данный момент выбирать то, что идет, ставить парус так, чтобы в него дул ветер.

И этот ветер для вас пока - русский язык?

Да. Сейчас мы должны четко зафиксировать и здесь, в Латвии, и за рубежом результаты референдума, по крайней мере в регионах с преобладанием русского населения. Это важно зафиксировать и продвинуть дальше. Мы считаем, что это главная задача. Еще раз говорю, идеологически мы поддерживаем то направление, которое взяла партия "ЗаПЧЕЛ" в вопросе гражданства, но участвовать и работать в этом пока просто не хватает сил.

Существует мнение, что референдум еще больше разобщает жителей Латвии.

Понимаете, как... Представим себе, что в семье муж и жена 20 лет молчали, не обсуждали какую-то явно существующую проблему. Сейчас проблема просто всплыла. И естественно, это вызывает более острые разговоры. 20 лет молчания не прошли даром. Это такое вот обострение на уровне разговоров есть, но на уровне действий в Латвии его нет и не будет, потому что здесь нет вражды. Это не вопрос бытовых проблем, это вопрос политический. Вопрос, могут ли русские соучаствовать в управлении страной? Кто они здесь - гости или участники процесса? На бытовом уровне есть разговоры, но они и должны были возникнуть. Двадцатилетнее молчание русских не означало, что они довольны. Просто не было подходящей ситуации, не было лидеров. Рано или поздно это вылилось бы все равно. Истерика - это тоже форма диалога. Не та, которой хотелось бы, но все равно она лучше, чем лицемерное молчание. Истерика уляжется, и разговор начнется.

Полиция безопасности утверждает, что вы не являетесь реальным организатором референдума.

Мне эти спецслужбы все время напоминают героев старых французских кинокартин. Раздувающие щеки, надувающиеся от собственного величия руководителя спецслужб... Понимаете, тут большое политическое давление на спецслужбы, что они проворонили - как считается - этот референдум, что они вовремя не остановили Линдермана. И сейчас они будут делать вид, что они знают что-то, что не знают другие, что они работали, что-то выяснили. Это полный бред на самом деле. Я и Александр Гапоненко... мы начинали вместе, да, потом возникла некая специализация, он занимался больше связью с интеллигенцией и юридическим обеспечением процесса. Я в большей степени агитатор и носитель политической составляющей. Вот и все. Еще такой момент, что Гапоненко входит в ряд русских организаций, которые поддерживают в какой-то степени связь с российскими общественными организациями. Возможно, на него власть перетягивает одеяло, потому что он в контакте с кем-то в России, он ездит в Россию. А поскольку меня из России выперли, то я им в качестве лидера не очень удобен. Меня выдать за российского агента очень сложно. Это то же самое, что мы видим в любой стране: власть все время хочет представить любое оппозиционное движение как инспирированное из-за рубежа. Чтобы навесить лапши на уши населению, что это все агенты, агенты, агенты. На самом деле это серьезная внутрилатвийская проблема, тут Россия ни при чем.

В материальном плане мы обошлись копеечными расходами, некоторые люди помогали. Владелец типографии дешевле печатал, люди подвозили на машинах, сами распространяли листовки. Это, во-первых, расходы маленькие, во-вторых, здесь хватает людей. Тоже есть бизнесмены, коммерсанты. Мы бросили клич, и люди нам помогли: граждане, местные жители. Мы за то, чтобы и российская общественность, и европейская были на нашей стороне. Это закон любой деятельности: чем больше симпатий, тем лучше. Но какой-то материальной помощи, конечно, не было. Это, в общем, и противоречит законодательству в том числе.

Бывший СССР00:01 2 сентября

Русская Голгофа

100 лет назад австрийцы устроили геноцид русских на Западной Украине