Новости партнеров

Неправильные акции

Суд повторил приговор бизнесмену Алексею Козлову

Столичный Пресненский суд вторично приговорил к тюремному заключению бизнесмена Алексея Козлова. Его признали виновным в мошенническом хищении акций компании, контролируемой экс-сенатором Владимиром Слуцкером. Бизнесмен не признал свою вину. Он настаивает на том, что конфликт является корпоративным спором, который следует разрешать в арбитражном суде.

Обвинительный приговор был вынесен Козлову, несмотря на протесты общественности и повышенное внимание к этому делу СМИ, которые сравнивали его с делом Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В обоих случаях речь шла об экономических преступлениях, ущерб от которых публике по большому счету доказать не удалось.

Причем в деле Козлова, как выяснилось, ущерба фактически и не было. Что признала и судья Татьяна Васюченко при вынесении приговора, посчитав, однако, что исправление бизнесмена возможно только в условиях изоляции от общества. Она отметила, что подсудимый оплатил похищенные им акции, но это произошло уже после возбуждения уголовного дела. Кроме того, по мнению судьи, попытка Козлова легализовать полученную в результате мошенничества прибыль сорвалась, так как на приобретенные им акции был наложен арест.

Из материалов дела следует, что в 2007 году подсудимый по подложным документам заключил сделку о приобретении подконтрольной ему компанией 33,4 процента акций ОАО "Искож". Он заплатил за этот пакет 30 миллионов рублей. Следствие считает, что реальная рыночная стоимость акций на тот момент составляла 254 миллиона рублей. Затем Козлов попытался продать акции по более высокой цене Балтийской лизинговой компании, но сделка была сорвана правоохранительными органами.

В деле о хищении акций "Искожа" фигурируют еще несколько соучастников, которых Козлов, по мнению следствия, объединил в преступную группу. Их имена остались неизвестными, и дело в их отношении выделено в отдельное производство. Козлов настаивает, что имел право собственности на похищенные акции, а его уголовное преследование было сфабриковано.

В первый раз бизнесмена осудили в 2009 году. Тогда суд дал ему восемь лет за мошенничество в особо крупном размере. В июле 2011 года Мосгорсуд после долгих проволочек снизил Козлову срок заключения на один год. В сентябре дело дошло до Верховного суда. Там отменили приговор и предписали рассмотреть дело вновь с учетом выявленных нарушений. В Верховном суде подчеркнули, что рассмотрение дела Козлова происходило с грубым попранием закона. В частности, Пресненский суд и Мосгорсуд, утвердивший первый приговор, заняли сторону обвинения и не принимали во внимание аргументы защиты.

При повторном рассмотрении дела, по мнению жены Козлова, журналистки Ольги Романовой, сложилась аналогичная ситуация. Романова вместе с профессиональными адвокатами принимала участие в защите мужа, и именно благодаря ее настойчивости процесс привлек большое внимание. Супруга обвиняемого напомнила, что уголовное дело было возбуждено с подачи бывшего делового партнера Козлова Владимира Слуцкера, который на тот момент был членом Совета Федерации. Кстати, по любопытному совпадению пересмотр дела стал возможен как раз после того, как Слуцкер лишился сенаторских полномочий.

На прениях, предшествующих вынесению приговора, представители потерпевших просили вернуть более 600 тысяч акций, ставшие предметом разбирательства. Все это время они находились под обеспечительным арестом. Потерпевшие утверждают, что подписи на передаточных документах были подделаны и Козлов об этом знал. Кроме того, адвокат потерпевших Сергей Денисов полагает, что обвиняемый провел притворную сделку, произведя оплату за акции "из своего кармана в свой" и занизив при этом их стоимость в девять раз.

По словам Романовой, к моменту покупки ее мужем акций "Искожа" они были уже трижды перепроданы и он являлся добросовестным приобретателем. Супруга обвиняемого подчеркнула, что суд не принял во внимание предоставленные защитой документы о произведенных расчетах за акции. Романова также назвала незаконным отказ суда допросить ключевых свидетелей - Слуцкера и его жену. Журналистка напомнила, что, по ее данным, расследование дела Козлова происходило под контролем близких к сенатору лиц. В частности, Романова упоминала следователя Наталью Виноградову, которая принимала участие и в расследовании дела Сергея Магнитского.

Адвокат обвиняемого перед вынесением приговора просил признать подзащитного невиновным, так как в его действиях отсутствует состав преступления. Прокурор потребовал для Козлова пять лет лишения свободы, и судья согласилась с этими требованиями. С учетом времени, проведенного бизнесменом в предварительном заключении, и отбытой части срока по первому приговору ему осталось сидеть год и десять месяцев. Романова уже заявила, что подавать на УДО не будут, так как ее муж не собирается признавать вину. Весьма вероятно, что Козлов так и не доберется до колонии и останется в СИЗО на время обжалования приговора в вышестоящих инстанциях.

***

В последнем слове бизнесмен просил суд принять во внимание, что речь идет не о об уголовном преступлении, а об имущественном споре между частными предпринимателями, который, согласно мировой практике, должен рассматривать арбитражный суд, а не суд общей юрисдикции. Дело Козлова в этом широком контексте отнюдь не единственное. Давно не секрет, что деловые разногласия между субъектами бизнеса зачастую выливаются в уголовные дела, что только способствует коррупции в подразделениях МВД, которые расследуют экономические преступления.

Несмотря на проведенные президентом Дмитрием Медведевым реформы, направленные на вывод из-под уголовного законодательства части деяний, связанных с хозяйственными спорами, у ОБЭПов по-прежнему остается достаточно полномочий, чтобы вмешиваться в бизнес-конфликты в интересах одной из сторон, не забывая и о своих собственных. Суды же зачастую отказываются применять преюдицию при рассмотрении экономических дел, не принимая во внимание уже состоявшиеся решения арбитражных судов, как это произошло с Ходорковским и Лебедевым.

В одной из своих предвыборных статей Владимир Путин, избранный 4 марта президентом, упоминал о том, что для улучшения инвестиционного климата в России необходимо исходить из презумпции добросовестности предпринимателей. Для этого, по мнению пока действующего премьер-министра, необходимо "демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов". То есть, как отмечается в статье, передать все экономические дела в арбитражные суды. Естественно, в этом случае не может идти речи ни о каком лишении ответчика свободы - ни на стадии предварительного следствия, ни по приговору. Проигравшие бизнесмены будут отвечать исключительно своим имуществом.

Собственно говоря, существующую ныне схему разрешения деловых споров правоохранительными органами выстроил сам Путин. Конечно же, это стало шагом вперед по сравнению с 1990-ми годами, когда подобные конфликты решались с помощью бомб и автоматов. Но времена изменились, и то, что раньше казалось прогрессом, теперь тянет страну назад.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить