Новости партнеров

Тень на плетень

Авторов экспертизы дела Ходорковского заподозрили в корысти

В правоохранительных органах подвергли сомнению объективность экспертизы по делу Ходорковского/Лебедева, проведенной по инициативе президентского совета по правам человека. В СК подтвердили, что в уголовных материалах имеются данные о получении правозащитниками денег от фонда "Открытая Россия", существовавшего на деньги "ЮКОСа". Но финансирование происходило в 2003-04 годах.

Под вечер 1 апреля агентство "Интерфакс" опубликовало информацию своего заслуживающего доверия источника о том, что в материалах так называемого "большого дела "ЮКОСа" имеются документы, согласно которым правозащитные организации получали деньги от структур, связанных с Михаилом Ходорковским. Причем именно те правозащитные организации, представители которых вошли впоследствии в президентский совет по правам человека и инициировали экспертизу второго дела Ходорковского и его делового партнера Платона Лебедева.

По сведениям источника, фонд "Открытая Россия", который был учрежден "ЮКОСом" и который до своего ареста возглавлял глава нефтяной компании, оказывал финансовую поддержку, в том числе, обществу "Мемориал", Московской Хельсинкской группе (МХГ) и фонду "Общественный вердикт". Эти контакты относятся к началу 2000-х годов. Несмотря на то, что еще в 2006 году "Открытая Россия" перестала существовать, источник агентства ненавязчиво подчеркнул, что бывшие грантополучатели как раз и занимались организацией экспертизы по делу Ходорковского. А вскоре "Интерфакс" опубликовал и комментарий официального представителя СК Владимира Маркина, который заявил, что следователи располагают документами о финансировании правозащитников структурами "ЮКОСа".

Ходорковский и Лебедев в конце 2010 года были осуждены Мосгорсудом по абсурдным, как считают их адвокаты, обвинениям. Предпринимателям инкриминировали хищение 218 миллионов тонн нефти на сумму 824 миллиарда рублей и легализацию большей части средств, полученных от ее продажи. Суд назначил за это преступление 12 с половиной лет лишения свободы.

Рабочая группа президентского совета по правам человека решила провести независимую экспертизу дела. В конце 2011 года ее итоги были опубликованы. Эксперты пришли к выводу, что в действиях Ходорковского и Лебедева отсутствовал состав преступления, поскольку компания и ее акционеры получили прибыль от продажи якобы похищенной нефти. Адвокаты и ранее расценивали действия обвиняемых как обычную предпринимательскую практику.

Экспертизу проводили независимые иностранные и российские специалисты, которые принимали во внимание только фактические аспекты уголовного дела без учета его общественно-политической подоплеки. Бывший член Конституционного суда РФ Тамара Морщакова, курировавшая в президентском совете подготовку экспертизы, подчеркнула, что никто из привлеченных специалистов не поддерживал контактов с членами рабочей группы.

По итогам экспертизы совет по правам человека обратился к Следственному комитету с просьбой пересмотреть дело Ходорковского и Лебедева, а к Генпрокуратуре - проверить обоснованность возбуждения дела и наличие процессуальных нарушений в ходе его расследования. Одной из первых на просьбу правозащитников отреагировала председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, которая утверждала обвинительный приговор. По ее мнению, выводы экспертов являются "личным мнением частных лиц". К тому же, отметила Егорова, эти выводы не вписываются в установленную законом процедуру.

Действительно, рекомендации президентского совета не имеют юридической силы, и теоретически силовые структуры могут их проигнорировать, как и сам президент. Комментируя газете "Коммерсантъ" разразившийся скандал, представитель СК Владимир Маркин уточнил позицию своего ведомства. По его словам, имеются сомнения в объективности выводов экспертов, так как отбиравшие их люди связаны с осужденным определенными отношениями.

"Коммерсанту" удалось выяснить подробности "компромата" на правозащитников, оказавшегося в распоряжении правоохранителей. Следователи полагают, что именно через "Открытую Россию" отмывались деньги, полученные от похищенной нефти. Часть средств перечислялась правозащитным организациям на осуществление их деятельности. Так, по материалам уголовного дела, "Мемориал" получил 5,4 миллиона рублей, МХГ - два миллиона рублей, а "Общественный вердикт" - 32,4 миллиона рублей. Всего в 2003-04 годах "Открытая Россия" профинансировала правозащитные организации, в которых состоят члены президентского совета, на сумму почти 54 с половиной миллиона рублей.

Руководитель совета по правам человека Михаил Федотов полагает, что публикация о получении правозащитниками денег от структур Ходорковского связана с попыткой дискредитировать результаты проведенной экспертизы. Он напомнил, что сами правозащитники, в том числе и состоящие в перечисленных выше организациях, не принимали участия в экспертизе, а проводили ее специалисты в областях уголовного, процессуального, налогового и конституционного права. Это десять человек - семеро россиян и трое иностранцев.

Стоит назвать экспертов поименно, раз уж их работа вызвала такой резонанс: ректор Российской экономический школы профессор Сергей Гуриев, завкафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генпрокуратуры РФ профессор Анатолий Наумов, завкафедрой предпринимательского права Высшей школы экономики профессор Оксана Олейник, завкафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии профессор Алексей Прошляков, сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН кандидат экономических наук Михаил Субботин, член совета по правовым вопросам при президиуме Российской академии образования, сотрудник Высшей школы экономики доктор юридических наук, кандидат экономических наук Астамур Тедеев, завкафедрой финансового и бюджетного права Госуниверситета Минфина России Вера Парыгина, доцент права Южного методистского университета (США) доктор Джеффри Кан, профессор Гамбургского университета (ФРГ) Отто Люхтерхандт и профессор восточноевропейского права в Лейденском университете (Нидерланды) Фердинанд Фельдбрюгге.

Правозащитники не отрицают, что десять лет назад они получали деньги на свою деятельность в том числе и от благотворительных структур, связанных с "ЮКОСом", но считают как минимум нелогичным связывать эту спонсорскую помощь с оценкой уголовного дела, которую к тому же проводили совершенно другие люди. Кроме того, в распространенной информации о финансировании Ходорковским правозащитников, как выяснилось, закрались неточности. Например, глава МХГ Людмила Алексеева уточнила, что ее организация хотела, но не успела получить деньги от "Открытой России", так как Ходорковского арестовали. А директор "Общественного вердикта" Наталья Таубина подчеркнула, что представители фонда вообще не входили в рабочую группу, инициировавшую экспертизу.

Мотив для информационного вброса, так возмутившего правозащитников, не совсем понятен. Вряд ли это имеет какое-либо отношение к Дню дурака. Слишком уж серьезные вопросы были затронуты. Но все равно получилось почти как в анекдоте - и не заплатили, и не тем, и не за то. Между тем к 1 апреля свою проверку второго дела Ходорковского/Лебедева должна была завершить Генпрокуратура. После митинга "За честные выборы" 4 февраля был составлен список граждан, осужденных, по мнению оппозиции, по политическим мотивам. В него вошли и Ходорковский с Лебедевым. Список через главу совета по правам человека передали президенту Дмитрию Медведеву, который в начале марта отдал распоряжение о проверке надзорным ведомством серии резонансных дел. 2 апреля представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева заявила, что "поручение президента выполнено". Однако никаких подробностей она при этом не привела.

Россия00:01Сегодня

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача
Россия00:0123 сентября

«Они дети войны! Психика нарушенная»

Почему чеченцы стреляют и дерутся на свадьбах. Объясняет чеченец