Новости партнеров

Фашизм или спасение

Гессен и Кураев прокомментировали закон о запрете пропаганды гомосексуализма

Тридцатого марта в Санкт-Петербурге вступил в силу закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков, предполагающее для физических лиц штраф до 5 тысяч рублей, а для юрлиц - до 500 тысяч. "Лента.ру" узнала, что думают о новом законе журналист, писатель и активист ЛГБТ-сообщества Маша Гессен и протодиакон Андрей Кураев.

Маша Гессен

Маша, как по-вашему, зачем этот закон был принят в Петербурге и ранее в Костромской, Архангельской, Рязанской областях?

По-моему, это такой тупой популизм, но я не хочу говорить про мотивацию тех, кто придумывал этот закон.

К каким последствиям приведет принятие этого закона? Геи и лесбиянки уйдут в подполье, подростки будут бояться проявлять свою ориентацию, начнутся нападения на представителей ЛГБТ-сообщества, все это вместе или еще что-то?

Тут несколько составляющих. Во-первых, это очевидным образом коррупционный закон, как и все такого рода законы, которые на 100 процентов состоят из субъективной оценки. Углядеть пропаганду можно в чем угодно. У любого закона должны быть объективная и субъективная составляющие. Если это статья против убийства, то объективная составляющая - это наличие трупа, а субъективная составляющая - наличие умысла. Так вот, в законах, которые карают за слова, есть только субъективная составляющая - в особенности, когда эти законы безграмотно написаны. А это значит, что применить этот закон можно против кого угодно.

Кроме того, принятие закона приведет к тому, что люди будут бояться говорить о гомосексуализме, причем не только геи и лесбиянки. Это будет означать, что любая книжка, в которой будут хотя бы упоминаться однополые отношения, подставляет под удар книжный магазин, где она продается, если в этот магазин имеют доступ несовершеннолетние. Соответственно, этот закон, фактически, приведет к узакониванию цензуры - что, в принципе, всегда бывает, если закон имеет отношение к словам. И, конечно же, это способ давления на учителей: любой учитель теперь может быть оклеветан любым человеком, мол, он моим детям что-то такое говорил. Например, обсуждал с ними поэтессу Сафо.

И, наконец, лично для меня самое страшное то, что этот закон автоматически применим к любым гомосексуальным семьям с детьми.

Потому что в нем расплывчато определена пропаганда?

Там написано, что пропагандой считается распространение информации, которая может привести к "ложному представлению о социальном равенстве традиционных и нетрадиционных брачных отношений". Иными словами, если я не говорю своим детям, что наша семья хуже других семей, то я очевидным образом попадаю под закон. И в этом смысле это абсолютно фашистский закон, потому что он требует от меня признания того, что моя семья хуже других семей.

То есть это прямая дискриминация?

Это не дискриминация, это фашизм: закон требует от группы граждан признания того, что они хуже других граждан. Дискриминация - это если меня не берут на работу из-за того, что я лесбиянка. А фашизм - это когда меня заставляют признать свою ущербность, а непризнание карается законом. В этом смысле это очень похоже на законы против евреев, которые принимались в Германии, начиная с 33 года - законодательно обязать группу граждан признать, что они хуже других граждан.

Может ли этот закон спровоцировать появление различных мифов о гомосексуализме из-за того, что количество доступной информации сократится?

Да, конечно, это продолжение действующей тенденции усугубления мракобесия.

Почему вообще гомосексуализм считается безусловным злом?

Мы живем в очень отсталой стране, и это очень примитивные предрассудки, которым абсолютно не место в цивилизованном мире.

Что бы вы сказали родителям, одобряющим этот закон, у которых растут дети-гомосексуалисты?

Родителям-гомофобам мне совершенно нечего сказать. Фактически, вы меня спрашиваете, что я могу сказать родителям, которые не любят своих детей. Я не скажу им ничего. Я скажу их детям: "Бегите скорее от таких родителей".

Маша, может быть, вы хотите еще что-то сказать по поводу этого закона?

Я хочу сказать, что самое главное - это слово "фашизм", потому что все остальное - это часть нашей повседневной действительности: вся эта коррупционность, и цензура, облеченная в еще один закон. А вот законодательное введение фашизма – это действительно совершенно ново. И такие вещи – они всегда как снежный ком. Когда общество становится на путь деления граждан на граждан первого и второго сорта, этот процесс уже нельзя остановить.

Андрей Кураев

"Лента.ру": Зачем был принят закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков и ранее сходные законы в Костромской, Архангельской, Рязанской областях?

Наверное, лучший ответ можно найти в преамбуле закона, где законодатели формулируют свои намерения. Я не вхожу в число депутатов, которые разрабатывали или голосовали за этот закон, поэтому будет рискованно говорить о его официальной цели. На мой взгляд, закон нужен, чтобы обозначить определенное общественное согласие, мнение морального большинства. Потому что у нас очень странная демократия, когда крайне либеральное меньшинство диктует моду и определяет границу допустимого. Это уже давно есть в западном мире, а теперь начинается и у нас.

А границу допустимого должно определять большинство?

Демократию можно условно разделить на этапы: школа, университет и так далее. Когда демократия находится на стадии школы, то, как я понимаю, границу определяет большинство. Если бы у нас уже была пройдена школа демократии, то есть власть бы уважала мнение большинства, то можно было бы переходить к университету и заботиться, чтобы не притесняли интересы тех или иных меньшинств. Пока же еще особой демократии у нас в стране не вижу.

К каким последствиям может привести принятие этого закона?

В законе все очень четко. Речь о запрете пропаганды.

Но понятие "пропаганда" там четко не определено. Теоретически, любая книга, в которой упоминаются гомосексуалисты и их семьи и которую может прочитать подросток, уже является пропагандой.

Значение тех или иных терминов должны уточнять подзаконные акты.

Давайте предположим, что закон действует, пропаганда определена и запрещена, то есть до восемнадцати лет люди не имеют доступа к такого рода материалам. К каким последствиям это может привести?

Я думаю, только к хорошим. Будет нормальное взросление молодых людей, без давления на них со стороны модных авторитетов.

Андрей Кураев. Фото РИА Новости, Владимир Вяткин
Андрей Кураев. Фото РИА Новости, Владимир Вяткин

А если молодой человек генетически имеет склонность к гомосексуализму?

Это сказки насчет генетической склонности. За последние двадцать лет мы видим, что количество людей с таким поведением резко увеличилось. Это же не результат генетической мутации, а именно результат культурной эволюции.

Оно действительно увеличилось или эти люди просто вышли из подполья?

Несомненно, увеличилось.

Почему гомосексуализм считается безусловным злом? Почему он не рассматривается как вариант нормы или хотя бы небольшое отклонение от нормы?

Так называемая гей-культура - это культура смерти, потому что у этих товарищей детей не бывает и быть не может. Эта культура ведет к деградации.

Они могут усыновлять детей?

Это уже нечто другое, это приобретение чужих детей, но своих-то быть не может. И потом, как будут воспитаны эти усыновленные дети? Мне страшновато за них. Кроме того, гомосексуализм - это еще и путь разрушения души человека, а с религиозной точки зрения уж тем паче.

Можете привести какие-то аргументы? Потому что просто тезис о разрушении души гомосексуалистов звучит несколько странно.

Простите, а соваться в задницу - это не странно? Кто бы запрещал не ковыряться пальцем в носу.

Что бы вы сказали родителям, считающим этот закон правильным, дети которых оказались гомосексуалистами?

Покажите мне этих родителей, не надо их придумывать. Спросите мнение других родителей, обычных: они хотят, чтобы их детям проповедовали такого рода вещи?

А если ребенок уже гомосексуалист? Или этого не может случиться, если не будет пропаганды?

Может случиться и без нее, но пропаганда увеличивает риск, потому что она говорит: "Это нормально, это разрешено, попробуй". Подросток - существо сексуально активное, склонное к сексуальным экспериментам. Опять же, насколько я знаю из соответствующей литературы, в подростковом возрасте достаточно большой процент молодых людей экспериментирует и на эту тему, но не закрепляются. А вот когда тебе культура говорит, авторитетные дяденьки и тетеньки говорят, что это нормально, что это означает, что ты продвинутый, ты войдешь тем самым в элиту, ты самый утонченный - тогда и через "не хочу" будут делать, раз это путь наверх, раз это форма социального лифта. Подростки в этом случае думают: "Потерплю, привыкну".

А что бы вы сказали детям, которые занимаются гомосексуальными экспериментами, если бы у вас была возможность к ним обратиться?

Нет, заочно я не рискну им что-то говорить, это уже исповедальная ситуация. Мне надо видеть глаза человека, понимать особенности его личностного переживания и отношения. Ведь для любого человека любое сексуальное действие связано с переживаниями, тем более такое, тем более раннее, в подростковом возрасте, тем более такое вопиюще анормальное.

Отец Андрей, может быть, вы хотите еще что-то сказать по поводу этого закона?

Нет, я все сказал.

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки