Новости партнеров

Сила есть

Следственный комитет почти сравнялся в могуществе с ФБР

В Следственном комитете официально создано подразделение, которое будет заниматься расследованием преступлений, совершенных коллегами из других правоохранительных ведомств. Это приведет к еще большему укреплению позиций СК в системе силовых структур. Фактически комитет превращается в российский аналог ФБР, разговоры о создании которого велись еще с начала 2000-х годов.

О необходимости создания в рамках СК спецподразделения для расследования преступлений, совершенных силовиками, глава комитета Александр Бастрыкин заявил в конце марта 2012 года. Это произошло на фоне грандиозного скандала в Казани, где были выявлены систематические пытки задержанных полицейскими. К руководству СК поступило несколько обращений от правозащитных организаций, которые просили оградить граждан от произвола сотрудников силовых структур и начать прицельную работу по таким фактам. Имелись в виду не только избиения и пытки, но и необоснованное возбуждение уголовных дел или же, наоборот, отказ в возбуждении для улучшения отчетности или для сокрытия преступлений.

Сфера деятельности нового подразделения СК распространяется на МВД, ФСИН, ФСКН и, похоже, на ФСБ. Во всяком случае, в официальном сообщении упомянуты сотрудники "полиции и всех других правоохранительных органов". При этом оперативное сопровождение дел будет осуществлять "в основном" ФСБ, поскольку у СК нет соответствующих структур. Борцы с полицейской преступностью будут находиться в непосредственном подчинении у федерального Главного следственного управления СК. На региональном уровне аналогичные подразделения появятся в каждом из федеральных округов, а также в Москве, Подмосковье и Петербурге.

Подразделения, которые, по-видимому, получат статус специализированных управлений, будут насчитывать не более десяти человек в каждом. В них наберут следователей, уже занимавшихся этой тематикой. Им будут поручать расследование не всех преступлений, совершенных правоохранителями, а только дела, которые представляют особую сложность или вызывают большой общественный резонанс. Менее значимые случаи будут расследоваться в обычном порядке.

Следственный комитет собирается также отслеживать информацию о предполагаемых преступлениях силовиков. За 2011 год в СК поступили более 70 тысяч сигналов. В то же время количество зафиксированных преступлений превысило лишь четыре тысячи - это говорит о том, что подтвердился лишь каждый 17-й/18-й сигнал. Фигурантами дел стали более пяти тысяч полицейских, из них три тысячи обвинялись в коррупционных преступлениях, а две тысячи - в общеуголовных, от разбоев до причинения тяжких телесных повреждений, в том числе и при исполнении служебных обязанностей.

Масштабы, естественно, коррелируют с размером ведомства. Так, во ФСИН выявили более четырехсот преступлений, а в ФСКН - около сотни. Аналогичной статистики по ФСБ нет.

Создание спецподразделения в СК в целом не дублирует уже существующую в силовых ведомствах систему собственной безопасности. Глава МВД Рашид Нургалиев, выступая на правительственном часе перед депутатами Госдумы, с некоторой обидой отметил, что ведомственная СБ выявляет каждое второе преступление, а лавры достаются СК, который занимается расследованием. Министр как может пытается оградить подчиненных от растущего информационного давления, справедливо полагая, что "зачастую поступают и необоснованные жалобы, в том числе с целью воспрепятствования правосудию". В связи с этим Нургалиев предлагает усовершенствовать защиту чести и достоинства полицейских, оказывая морально-психологическую помощь несправедливо попавшим "под пресс".

В принципе в создании, как его окрестили журналисты, "антиполицейского" подразделения СК особой сенсации нет. У комитета и раньше были полномочия по расследованию в отношении сотрудников правоохранительных органов. Однако в свете неспособности МВД в одиночку справиться с имеющимися проблемами СК становится главным правоохранительным органом России. Созданный в 2007 году комитет номинально входил в состав Генпрокуратуры, уже тогда проявляя известную самостоятельность. Между надзорным ведомством и его следственным подразделением развернулась борьба за полномочия по возбуждению уголовных дел, которую прокуроры в итоге проиграли.

После оформления СК в самостоятельное ведомство в январе 2011 года был нанесен еще один удар по престижу прокуратуры, который отодвинул ее на второй план. Вполне логичным после этого было заняться МВД. Не исключено, что ведомству Нургалиева дали передышку на период реформирования, но события в Казани показали, что с организацией дополнительного контроля затягивать нельзя.

В нынешней уникальной позиции СК есть несколько особенностей. Поскольку ведомство было образовано с нуля, оно не было прочно встроено в существовавшую на тот момент правоохранительную систему, сохранившуюся практически без изменений с советских времен. Сначала была разорвана связка МВД-прокуратура-суд, которая по привычке действовала с обвинительным уклоном. Затем прокуратуру лишили силовых полномочий в части возбуждения уголовных дел, оставив за ней лишь надзор и поддержку обвинения в суде.

Постепенно к СК перешел и ряд других функций, и комитет фактически превратился в российский аналог ФБР. Он, подчиняясь напрямую президенту РФ, ныне осуществляет расследование большинства преступлений, так сказать, государственной важности наравне с ФСБ. Основными направлениями деятельности СК являются борьба с насильственными преступлениями против личности, с коррупцией и с преступностью в правоохранительных органах и среди лиц, обладающих спецстатусом - прокуроров, судей и депутатов.

Деятельность СК в этом смысле вполне напоминает работу их коллег из ФБР. И те и другие забирают у полиции дела, если считают, что речь идет о преступлениях, несущих угрозу общественной безопасности. Кроме того, СК, похоже, начал выполнять еще и надзорные функции. Во всяком случае, он внес представление руководству петербургской полиции, потребовав принять меры в связи с частыми нарушениями ее сотрудниками правил дорожного движения.

Укрепляя свои позиции, Следственный комитет остается, тем не менее, самым маленьким правоохранительным органом. В нем работают 21 тысяча человек. Для сравнения в МВД заняты 1,1 миллиона человек, а штатная численность ФСИН составляет 330 тысяч. В ФСКН на момент создания в 2004 году работали около 40 тысяч человек, переведенных в эту структуру годом ранее после упразднения налоговой полиции. Число работающих в ФСБ засекречено, но неофициально говорят о примерно ста тысячах сотрудников без учета погранвойск.

Ряд специалистов относится скептически к усилению контроля за силовиками со стороны СК. По мнению члена Общественной палаты, адвоката Генри Резника, для этих целей необходимо создание отдельного следственного органа, напрямую подконтрольного главе государства и не имеющего отношения к остальным правоохранительным структурам, включая СК. В противном случае, полагает адвокат, сами следователи останутся без внешнего контроля.