Разогнали

Лагерь оппозиции #ОккупайАбай переехал на новое место

В ночь на 16 мая оппозиционный лагерь #ОккупайАбай был разогнан ОМОНом, несмотря на обещания не трогать его до полудня. Накануне вечером народное вече лагеря приняло решение стоять у памятника поэту Абаю Кунанбаеву до первых задержаний. В результате ночного разгона около 20 активистов были задержаны, а на Чистопрудном бульваре начали подметать газоны и убирать территорию. Лагерь оппозиции, тем временем, переехал в сквер рядом со сталинской высоткой на Баррикадной. Его судьба пока остается под вопросом.

Конец Абая

Лагерь #ОккупайАбай, который за неделю стал важной частью московской культурной сцены (здесь читали лекции и показывали фильмы) и непременным пунктом вечерней программы почти всякого уважающего себя светского человека (сюда приходила чуть не вся оппозиционно настроенная интеллигенция), перестал существовать.

"В 5 утра к нам подошел человек из охраны лагеря и сказал: "Просыпайтесь! ОМОН приехал". Мы ему не поверили и решили спать дальше, но потом мы поняли, что все серьезно", - рассказала корреспонденту "Ленты.ру" ночевавшая в лагере студентка Высшей школы экономики Юля, на которую среди прочих уже пожаловался в Генпрокуратуру депутат-единорос Александр Хинштейн.

Примерно в половину шестого утра из подъехавших автобусов вышли "космонавты", которые начали медленно вытеснять полусонных обитателей лагеря с обжитой площади перед памятником казахскому поэту Абаю Кунанбаеву. Перед спецназом шли полицейские, которые словом и делом гнали протестующих к метро. Тех, кто проследовал под землю, а не в "Макдональдс", якобы на перроне заталкивали в вагоны. В результате разгона были задержаны около 20 человек.

По словам студентки Юли, в основном забирали националистов, которые, собственно, и составляли основную массу ночевавших в лагере активистов (они обеспечивали охрану лагеря). "Полицейские вклинивались в нашу колонну (по разным оценкам, на последнюю ночь в лагере остались от 100 до 200 активистов - "Лента.ру") и забирали людей без каких-либо причин. Правда, националисты начали кричать, что забирают только людей в масках. Я не видела, чтобы они что-то выкрикивали или сопротивлялись", - добавила Юля.

Власти сообщали, что задержаны были только нетрезвые обитатели лагеря (в котором, кстати, действовал строгий сухой закон) и те, кто оказывал сопротивление. "Таджиков, чтобы убирать территорию, привезли много. И целых три биотуалета для них, хотя до этого наши два забрали", - рассказал бывший житель #ОккупайАбай в хипстерских очках в толстой черной оправе со звездочками. Ему удалось избежать задержания благодаря велосипеду. А вот велосипед начальника охраны лагеря (стоимостью под 100 тысяч рублей), по словам юного хипстера, после зачистки бульвара пропал.

"Грузовик с нашими вещами, которые менты не дали сразу забрать, стоял рядом с Абаем. Туда зачем-то приехал "Первый канал" и начал снимать, я взяла свою гитару и начала играть "Луч солнца золотого", - добавила Юля.

Бесславный конец лагеря #ОккупайАбай, о котором к концу его существования знал, похоже, каждый таксист города (один из них недавно признался корреспонденту "Ленты.Ру", что готов выйти на митинги и к Абаю, если будут раздавать оружие, а иначе - нет смысла), сюрпризом ни для кого, конечно, не стал. Все активисты, журналисты, сочувствующие, любопытствующие и просто зеваки за прошедшую неделю десятки раз обсуждали предстоящий разгон лагеря и соглашались, что "если у власти есть мозги", то "уничтожить лагерь" ОМОН придет именно ночью, когда у Абая находится минимальное число людей.

Тем не менее, развитие событий 15 мая усыпило бдительность как журналистов (из которых на разгоне почти никого не было), так и активистов. Началось все с того, что во вторник днем Басманный суд Москвы принял решение, по которому московские власти по иску "рассерженных" жителей дома номер 9 по Чистопрудному бульвару обязаны ликвидировать лагерь оппозиции у памятника Абаю.

Красоту решения по достоинству оценили в лагере, так как участники #ОккупайАбай стороной в этом процессе не являлись, а значит, и оспорить дело не могли. "Формально все соблюдено, но вся эта история незаконная, это нарушение и несоблюдение принципов права. Решение соответствует букве, но никак не духу закона", - сказал корреспонденту "Ленты.ру" председатель правозащитной организации "Агора" Павел Чиков.

По его словам, решение суда вступает в силу только через месяц, в течение которого решение можно обжаловать, но гражданско-процессуальный кодекс предусматривает немедленное вступление в силу, если "затягивание исполнения решения может причинить значительный ущерб". Тут как раз пригодилось высказывание руководителя департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Антона Кульбачевского, который оценил сумму ущерба, нанесенного лагерем #ОккупайАбай газонам на Чистопрудном бульваре в Москве, в 20 миллионов рублей.

"Столько стоить может только одна трава", - пошутил на этот счет оппозиционер Илья Яшин.

Но, по словам Чикова, проблема в том, что судья вышла за пределы своей компетенции, так как судьбу лагеря мог решать только мировой судья, но никаких претензий по нарушению правил проведения публичных мероприятий у властей или полиции не было. "Агора" уже готовит апелляционную жалобу, в которой утверждает, что судебный процесс без представителей лагеря и полиции не мог состояться. "В процессе не участвовали главные действующие лица. Получилось, что без меня меня женили. Это примерно то же самое, как если бы жители дома обратились в суд с жалобой на администрацию района на чей-то гараж во дворе, и по решению суда без ведома владельца гаража его бы снесли", - объяснил Павел.

Последний день

Сразу после решения суда на Чистые пруды, почувствовав запах крови разбитых дубинками и кусками асфальта голов, съехались журналисты, а через час начали подъезжать и "випы". Первыми были депутаты-эсеры Дмитрий Гудков и Илья Пономарев. Второй уверенно назвал решение суда "неправовым", предложил собравшимся спокойно уйти в другое место, но сначала дождаться коменданта лагеря #ОккупайАбай Илью Яшина (на эту должность его назначили отбывающие в спецприемнике 15 суток ареста Сергей Удальцов и Алексей Навальный). В газете "Добрый лагерь", которую на пожертвования начал делать активист Виталий Шушкевич, Яшин, кроме должности, получил еще и функцию "символизирует Навального", чему сам новоявленный комендант, изучая газету, позже очень удивлялся.

Приехав на место и дав пару комментариев, комендант вместе с депутатами удалился на совещание в расположенное по соседству кафе "Япоша".

Лагерь, который вот-вот должны были ликвидировать, этого не заметил, он жил своей жизнью. Да, Яшина называли комендантом лагеря, и он, без сомнения, являлся его главным представителем в СМИ. Но коренные жители лагеря #ОккупайАбай, придерживающиеся разных, причем в основном противоположных яшинским убеждений, лидером ни его, ни депутатов от "Справедливой России" не считали.

"Это самозваные лидеры, их никто не выбирал, и нам они не указ", - объяснял корреспонденту "Ленты.ру" один из представителей лагерного самоуправления Давид.

Управляющую роль в лагере взяла на себя так называемая ассамблея, которая ежедневно в 21:00 проводила заседания по модели "народного микрофона", разработанной на OccupyWallStreet. Высказаться мог каждый, а его реплики громко повторяли стоящие вокруг него люди. Поскольку использование звукоусилительной аппаратуры запрещено полицией, только так выступающего могло услышать значительное число людей, но от многоголосого повторения всех реплик возникало стойкое ощущение, что ты находишься на собрании какой-нибудь религиозной секты.

На первом экстренном заседании ассамблеи в середине дня 15 мая было решено, что лагерь #ОккупайАбай добровольно, до прихода ОМОНа никуда не уходит.

"Если лагерь разгонят, то единственным демократическим органом принятия решений в лагере будет ассамблея, как это происходит здесь и сейчас, - повторял, как мантру, добрый десяток человек. - Чтобы самоназванные лидеры, вроде Яшина и Навального, и прочие випы не принимали решение за нас!"

Поддержали мантру примерно человек двадцать из присутствовавших на "заседании", а против высказался только один. "Почему? Почему? Почему? Почему?", - раздалось эхо голосов в адрес несогласного. "Без лидеров никуда", - ответил он, и его слова потонули в смехе.

"Чем же тогда вам не нравится Путин? Ведь вы предлагаете одного диктатора заменить на другого", - сказала ассамблея.

Решения депутатов и коменданта были признаны нелегитимными, но тут "к микрофону" пробился Яшин. "О, наши боги пришли", - иронично прокомментировал его появление Давид. Комендант рассказал, что пообщался с местным участковым (тот, и правда, прогуливался по бульвару), и полицейский пообещал не разгонять лагерь, пока из суда не привезут юридически оформленное решение.

"Пока тебя тут не было, мы приняли решение ждать ОМОН, а потом гулять по Москве, пока где-нибудь не закрепимся. Спасибо!" - резко сказали Яшину сразу человек десять. "Я ваше решение уважаю, но давайте дождемся бумаги", - ответил Яшин и ушел ее ждать.

Тем временем жители лагеря решали, что им делать дальше. Охраняющие лагерь националисты (неразговорчивые, коротко стриженные крепкие ребята с ленточками в цвет имперского флага) пришли к представителям ассамблеи и настойчиво предлагали уходить на Трубную прямо сейчас. Яшин потом заметил, что против Трубной ничего не имеет, но куда лучше отправиться на Никитский бульвар. "Там и "Маяк", и "Жан-Жак" (культовые кафе, в которых любят собираться как журналисты, так и оппозиционеры - "Лента.ру") рядом. Вышел из "Жан-Жака", по е**у на-ка", - вспомнил Яшин о задержаниях, которые полиция проводила в мае даже на летних верандах кафе.

"Нужно отстаивать свое место, получать пи***лей и идти в автозаки. Если мы уйдем, нас сочтут трусами, что ушли с той точки, где все началось", - отвечали националистам.

"Началось все на Манежке", - сухо ответили те, и было непонятно, имеют ли они в виду 7 мая или, например, события 11 декабря 2010 года.

Но тут рядом кто-то затянул: "А не спеть ли мне песню?.." - и дискуссия как-то сама постепенно сошла на нет. Лагерь расслабился. Один из лидеров московской части арт-группы "Война" Петр Верзилов на вопросы о том, как дела у его жены - Надежды Толоконниковой и ее соратниц по группе Pussy Riot, отвечал в стиле Путина: "Сидят". Он же шутил, что в 21:00 на заседании ассамблеи нужно просто признать решение суда о разгоне лагеря незаконным и проблем больше не будет. Муниципальный депутат Константин Янкаускас отвечал, что если бы лагерь проходил в его районе Зюзино, то он бы давно уже установил в нем личную диктатуру. Комендант Яшин показывал главе российского отделения Transparency International Елене Панфиловой купленную им дополнительную зарядку для айфона. Неподалеку два левака взахлеб спорили о роли Сталина в истории.

- Думаете, Сталин хотел чисток? Нет, не хотел, но был слишком слаб, чтобы их остановить, - говорил один.
- Он не слаб, но он не был и многоруким Шивой, каким его рисует буржуазная пропаганда!, - отвечал другой.

На бесплатной кухне сбоку от памятника Абаю в дополнение к классическим бутербродам с вареной колбасой вдруг вывалили макароны с черной икрой. Разлетелись в миг.

Народная демократия

Когда макароны кончились, в лагерь #ОккупайАбай приехал представитель полиции и передал Яшину постановление суда, в котором было написано, что лагерь должен освободить территорию к 12 часам утра среды. По утверждению Яшина, подполковник Сечко лично пообещал ему не разгонять лагерь до полудня 16 мая. Забегая вперед, скажем, что подполковник слово офицера не сдержал.

Появилась, наконец, определенность, и лагерь решил собраться на итоговое заседание ассамблеи и решить, что делать дальше. Сектанты вышли к сидящему Абаю и начали долго и муторно обсуждать судьбу средств (между прочим, около 400 тысяч рублей), которые были собраны в ходе контрольной прогулки писателей и переданы на хранение жене Удальцова Насте. От нее заочно требовали перевести деньги на определенный счет (в лагере работало правило, по которому любая существенная трата должна быть согласована на ассамблее).

Наконец, когда стемнело, на импровизированную трибуну пришли Пономарев, Гудков, Яшин и Борис Немцов. Пономарев высказал консолидированную позицию лидеров протеста, предложив стоять у Абая до 11:30, после чего объявить новое место работы лагеря и отправиться туда. Следом за депутатом кто-то со сцены предложил идти в сторону Кремля, но эта идея тут же получила пять так называемых блокировок, а значит была отвергнута. Выступить хотел и Немцов, но тут народ взбунтовался, люди кричали, что бывший вице-премьер лезет на трибуну без очереди. За известного политика заступился ведущий, который сказал, что Борис давно подходил к нему и просил слова, но в ходе голосования Немцову выступить без очереди так и не дали.

Немцов и другие лидеры делали вид, что не удивлены происходящим, но в действительности под памятником Абаю правила бал настоящая демократия, в прямом смысле этого слова: власть народа. Немцов потом все-таки выступил, сказал: "Наша сила в ненасильственной акции. Не надо идти на ОМОН, а надо спокойно уходить, когда они придут. Благо, Москва большая и у всех теперь есть твиттер". Ему отвечали, что нужно стоять, пока ОМОН не начнет "настойчиво выдавливать". Призывов к прямому сопротивлению полиции, вроде сакраментального "вали ментов", не было.

- Что-то не очень вас тут любят, Дима, - поделился корреспондент "Ленты.ру" своими наблюдениями с Гудковым.
- Да нет, ты не прав. Тем более что потом они все равно нам звонят с Пономаревым, когда начинаются проблемы, - ответил депутат.

После того Гудков и его друзья ушли, дело в свои руки окончательно взяла ассамблея. На общее голосование был поставлен вопрос о действиях утром 16 мая. Ведущий предложил три варианта:

1. Не сопротивляться ОМОНу и с появлением первых массовых скоплений ОМОНа уходить в другое место.
2. После первых задержаний активистов уходить в другое место.
3. Держаться за лагерь всеми правдами и неправдами.

Первый вариант, который фактически предлагали лидеры протеста, получил 65 голосов, второй - 50, а самой радикальной точки зрения придерживалось 20 человек. Считали в темноте по поднятым рукам, и, конечно, цифры наверняка были неточны, поэтому решили провести переголосование по двум первым вариантам. В итоге народ, проигнорировав мнение лидеров протеста (вот их сухой комментарий), с результатом 85 на 75 решил стоять у Абая до первых задержаний. Вот только торжество практически вечевой демократии подпортил ОМОН, который дожидаться утра не стал.

#ОккупайКудрин

Ранним утром 16 мая проспавшие разгон активисты и журналисты, усыпая твиттер бранными словами в адрес полиции, властей и всевышнего, из того же твиттера узнали, что новое место сбора участников "народных гуляний" - это Кудринская площадь у высотки на станции метро "Баррикадная".

На площади разбит сквер, здесь, как и на Чистопрудном бульваре, есть фонтан, но нет памятника или хотя бы бюста. Нет поблизости и биотуалетов (#ОккупайАбай лишили туалетов позавчера в ходе спецоперации, в которой участвовали почти десять автозаков), что в условиях полевого лагеря очень важно. Зато недалеко от лагеря есть "Кофехаус", бар Real McCoy (в нем вполне можно ночевать) и одна из лучших в городе палатка с шаурмой.

Место выбрала, конечно, не ассамблея, а нелюбимый ею Яшин, который просто приехал на площадь, сел на лавочку и написал об этом в твиттер. Ассамблея, видимо, была рассеяна в ходе утреннего разгона. По крайней мере, днем 16 мая в сквере на Баррикадной ее активных участников видно не было. К 9 утра кроме Яшина в сквере на лавочках расселись 20 активистов и примерно столько же журналистов, только некоторые из которых ночевали у Абая. В беседе с корреспондентом "Ленты.ру" они выражали недовольство тем, что сами лидеры ни разу в лагере с народом не ночевали.

"Мы хотели идти на Трубную, но когда я вылез из машины, ко мне подошел омоновец и сказал: "Либо садишься обратно в машину и уезжаешь, либо едешь с нами", - объяснил корреспонденту "Ленты.ру" Яшин и отправился кататься на велосипеде на потеху скучавшим фотографам. Из нагрудного кармана его рубашки кокетливо и одновременно почти незаметно торчал маленький кусок белой ленточки.

В какой-то момент на площадь пришел начальник пресненского ОВД Юрий Рузляев, который пообещал силу не применять, но потребовал "не топтать газоны, не устраивать лежанок и не мусорить". Яшин обещал "пока" этого не делать, ведь никто еще не хочет спать.

Куда активнее оппозиционеров прессовал седовласый Алексей Николаевич в белой рубашке с красными и синими рыбками. Он отрекомендовался жителем и уроженцем соседней высотки. "Я не имею никаких претензий, я и сам с властью не согласен, но вы же грязные, неумытые и вонючие. У вас нет туалета!" - краснея, кричал он, обещая "найти законный способ" выгнать оппозиционеров из сквера, где гуляют его дети.

В перепалку с ним вступил другой местный житель, представившийся Александром Широкорадом. Он заявил, что каждый должен иметь право выражать свое мнение. "Я писатель, много езжу по стране, общаюсь с народом и не понимаю, кто же голосовал за Путина, если все против него", - сказал Широкорад, оказавшийся весьма известным военным специалистом.

В середине дня в сквере у высотки на Баррикадной было не больше 100 человек. Яшин сказал, что если не разгонят (а пока для этого нет даже формальных судебных решений), то новый лагерь будет организован именно здесь. Впрочем, он уверен, что ночью ОМОН рассеет протестующих. В свою очередь депутат Пономарев, решивший, как и на Чистых прудах, устроить на Баррикадной свою приемную, сказал: "Если будут гонять с "Баррикадной", то будем гулять по городу, будем ходить по разным скверам".