Тюрьма и каторга

Россиян в Ливии приговорили за пособничество режиму Каддафи

Обвиняемые в суде Триполи
Фото: AFP

4 июня военный суд в Триполи вынес приговоры 24 выходцам из стран СНГ, ранее признанным виновными в сотрудничестве с режимом Муаммара Каддафи. Самый суровый приговор получил россиянин Александр Шадров - его сочли координатором преступной группы и осудили на пожизненный срок. Остальных обвиняемых приговорили к десяти годам принудительных работ. Дипломаты обещают добиться выдачи российских граждан, однако очевидно, что сделать это будет крайне затруднительно.

Покушение на убийство

История с задержанными в Ливии россиянами тянется уже почти год. Александр Шадров и Владимир Долгов прибыли в страну в прошлом июле, а в конце августа их с еще двумя десятками граждан России, Украины и Белоруссии арестовали по обвинению в пособничестве режиму Муаммара Каддафи. Сами обвиняемые заявляли, что приехали по контракту - работать на нефтяных скважинах, а уж потом их под дулом автомата заставили обслуживать технику правительственных войск. Однако новые ливийские власти, арестовавшие иностранных специалистов, уверяли, что цели их пребывания в стране изначально были вовсе не миролюбивыми.

Впрочем, в чем именно обвиняли россиян, не было до конца понятно вплоть до 4 июня, когда военный суд вынес приговоры. На протяжении первых месяцев арестованных как только ни называли: и военными советниками, и снайперами на действительной службе в войсках Каддафи, и рабочими по ремонту танков, и специалистами по обслуживанию систем ПВО. В середине апреля, когда дело дошло до суда, было объявлено, что судить выходцев из России и стран бывшего СССР будут по двум пунктам обвинения: за ремонт ракет класса "земля-воздух", которыми предполагалось сбивать самолеты НАТО, и за участие в военных действиях на стороне правительственных войск в качестве иностранных наемников. В итоге Шадрова и Долгова осудили за пособничество режиму и за "покушение на убийство путем восстановления военной техники" (цитата по заявлению МИД РФ). При этом англоязычная The Tripoli Post называет осужденных "наемниками".

О том, что приговор арестованным может оказаться по-военному суровым, говорилось с самого начала. В апрельских публикациях в российских СМИ речь шла чуть ли не о смертной казни. Однако российские чиновники и дипломаты, видимо, до последнего надеялись, что столь неблагоприятного развития событий удастся избежать. Впрочем, если верить источникам "Коммерсанта" в МИДе, то в ведомстве, полагаясь на заверения ливийской стороны, рассчитывали, что не дойдет даже до суда. Когда суд все же начался, в России стали надеяться на более мягкий приговор.

Однако надежды Москвы вновь не оправдались. 4 июня суд признал 59-летнего Александра Шадрова координатором группы из 24 пособников Каддафи и приговорил к пожизненному сроку. 51-летнего Владимира Долгова вместе с остальными обвиняемыми осудили на десять лет принудительных работ. Теперь сотрудники российского посольства в Ливии надеются обжаловать решение суда (процедура подачи апелляции, заверили в МИДе, уже начата), а если это сделать не удастся - то добиться возвращения россиян на родину. Однако весьма вероятно, что и этим надеждам не суждено сбыться.

Простые инженеры

Разумеется, и МИД, и разнообразные другие ведомства уже заявили, что вынесенный приговор - несправедливый и неоправданно суровый, однако оснований полагать, что по крайней мере некоторые из осужденных граждан стран СНГ оказались на ливийских военных объектах не случайно, за полтора месяца судебного процесса меньше не стало.

Например, в соцсети "Одноклассники.ру" отыскалась страница Владимира Долгова из Энгельса, где указывается, что владелец профиля учился в Высшем зенитном ракетном командном училище ПВО, а среди записей на "стене" есть поздравление с профессиональным праздником, датированное июлем 2011 года. Гражданская жена Долгова Таисия Шилова рассказала "Ленте.ру", что ее муж служил на Украине, но где - она сказать затрудняется, потому что она с ним тогда не жила, а сам он дома о службе предпочитал не распространяться. "Я знаю, что он был подполковником, одно время думал над тем, чтобы дать присягу российской армии - и больше ничего", - сказала она.

В Энгельсе Саратовской области, где Долгов с женой жил до своего отъезда в Ливию, располагается база дальней авиации, где базируются стратегические бомбардировщики Ту-95 и Ту-160. При этом переезд Долгова в Энгельс по времени примерно совпал с перебазированием Ту-160 в Энгельс с украинской базы Прилуки в 1992 году. Однако Таисия Шилова утверждает, что в Энгельсе ее муж работал электриком на заводе.

"В Ливию ему предложил поехать его знакомый по Одессе, - рассказывает Шилова. - Он уже не в первый раз туда ездил, там они занимались установкой оборудования для добычи нефти". По словам супруги Долгова, в Ливии он обычно зарабатывал около тысячи долларов в месяц, в этот раз "обещали побольше". Об аресте мужа Таисия Шилова узнала не сразу. "Он звонил мне в середине августа прошлого года, а потом пропал, - рассказывает она. - В следующий раз позвонил уже в середине сентября, когда его в посольство России вызволили. Он еще тогда интервью программе 'Время' дал, сказал, что я вернусь, рукой помахал. И как так получилось, что его наши же обратно повстанцам отдали (в сентябре 2011 года Шадров и Долгов были освобождены, но через три дня вновь задержаны - прим. "Ленты.ру"), я не понимаю".

Что касается Александра Шадрова, то на его странице в "Одноклассниках" ничего, кроме старой фотографии в военной форме, не обнаружилось. Сам обвиняемый на суде заявил, что у следствия нет ни одного документа, доказывающего вину подсудимых. "Есть только слова бывших двух-трех полковников, которые когда-то со мной работали", - заявил Шадров. Однако судя по тому, что говорят родственники других обвиняемых, координатором работы иностранцев в Ливии он все же был.

Как рассказала "Ленте.ру" Наталья Писаренко, жена одного из осужденных граждан Украины, на заработки в Ливию ее мужа Дмитрия позвал именно Александр Шадров (его родственники на вопросы корреспондента отвечать отказались). "Никакой мой муж не военный, он водителем туда поехал работать по контракту с нефтяной компанией", - рассказала Писаренко. Шадров, по ее словам, приходится Дмитрию Писаренко "каким-то знакомым". "В июле он прилетел в Ливию, и уже 21 августа его арестовали, вообще ни за что, - продолжает Наталья. - Приговор они обжаловать будут, конечно. Десять лет - это же кошмар".

То, что среди задержанных в Ливии иностранцев могли быть люди, никак не связанные с военной работой, вполне возможно. Например, в августе вместе с Шадровым задержали его сына Максима и невестку Ольгу, однако обоих потом отпустили. Кого-то могли и не отпустить. И все же маловероятно, что все 24 арестованных - сплошь простые инженеры, которых с нефтяных объектов ни с того ни с сего загнали устанавливать ракеты. Скорее, речь идет о российских специалистах, которые по найму обслуживали советскую технику в Ливии и после начала гражданской войны остались в стране, чтобы заработать денег - не много, но все же больше, чем рассчитывали получать на родине.

Трагичной нелепости происходящего это, безусловно, не отменяет. Пока что выходит, что предельно суровые приговоры по очень серьезной статье военные власти Ливии вынесли чуть ли не исключительно на основании постреволюционного рвения следователей. По крайней мере, "Комсомольская правда" со ссылкой на руководителя консульского отдела посольства РФ в Триполи Илью Самонина написала, что бывшие военнослужащие правительственных войск, на показаниях которых было выстроено обвинение, на суде не присутствовали и даже их имен прокуроры не назвали.

Проблема выдачи

Принимая во внимание все эти обстоятельства, приходится признать, что на экстрадицию осужденных надежды мало. Во-первых, выдача преступника другой стране - это в первую очередь добрая воля, а вовсе не юридическая обязанность государства. Говорить о доброй воле Триполи в отношении Москвы, которая на протяжении гражданской войны в Ливии последовательно утверждала себя в роли принципиального защитника ненавистного повстанцам Муаммара Каддафи, не приходится. Приговоры Шадрову и Долгову - наглядное тому подтверждение.

В последний раз добиться экстрадиции россиян, осужденных за рубежом по громкому делу, Москве удалось в 2004 году. Тогда Катар выдал России двух граждан, приговоренных к пожизненным срокам за убийство чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева. СМИ писали, что экстрадиция была проведена "в рамках двустороннего соглашения", условия которого не назывались. Возможно ли такое соглашение между Россией и Ливией - можно только гадать.

Что касается остальных нашумевших дел - предпринимателя Виктора Бута и пилота Константина Ярошенко, осужденных в Америке (один - по обвинению в торговле оружием, другой - в наркотрафике), то здесь добиться каких-то подвижек в деле экстрадиции своих граждан России пока не удалось. При том, что в этом направлении Москвой предпринимались вполне видимые усилия. Что же касается россиян, осужденных в Ливии, то тут дело ограничилось парой заявлений МИДа и спецпредставителя президента РФ по сотрудничеству со странами Африки Михаила Маргелова. Даже о начале суда над Шадровым и Долговым в России узнали из украинских и белорусских СМИ, сообщивших о процессе над своими гражданами.

При этом вопрос о возвращении на родину россиян из ливийской тюрьмы (или с ливийской каторги), кажется, должен стоять несколько острее, чем вопрос о переводе в российскую тюрьму заключенных из тюрьмы на Манхэттене. Не говоря уже о том, что, как справедливо заметил обозреватель "Коммерсантъ-FM", в случае с Бутом и Ярошенко речь идет о миллиардах, нажитых торговлей оружием и перевозкой наркотиков, а в случае с Шадровым и Долговым - о паре тысячах долларов в месяц, заработанных на обслуживании старой советской техники в армии большого друга России Муаммара Каддафи.

Между тем, как рассказала жена Владимира Долгова, из российского МИДа с ней никто не связывался. От жен других арестованных она узнавала, что "славян изолировали от ливийских задержанных" и содержали в помещении склада площадью 60 квадратных метров. По настоянию Красного креста им раз в день давали соки и выводили на прогулку. "Когда по телевизору их показывали и говорили про приговор, я своего искала среди других и не нашла. То ли в кадр не попал, то ли похудел так, что я его не узнала", - сетует она.

Наталья Писаренко подтвердила, что условия содержания осужденных остаются весьма плачевными, а заявления властей о еженедельных встречах с ними не соответствуют действительности. "Дима гражданин Украины, при этом нашим властям на него наплевать - уверяет женщина. - Они по телевизору отчитываются, что чуть ли не еженедельно к задержанным ездят, а на самом деле за все это время с августа только пару сумок им передали с продуктами и сигаретами". Можно только надеяться, что заявления российских чиновников, слово в слово повторяющие отчеты их украинских коллег, хотя бы немного ближе к истине.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло