Новости партнеров

"Они за это заплатят"

Турция пообещала наказать Сирию за сбитый самолет

Отношения между Дамаском и Анкарой, и так далекие от идеалов добрососедства, в минувшие выходные скатились до откровенно враждебных. Поводом к этому стало уничтожение турецкого разведывательного самолета RF-4E силами ПВО Сирии. Хотя инцидент и похож на банальную провокацию, последствия его могут оказаться весьма серьезными.

Версии произошедшего от Анкары и Дамаска сходятся лишь в одном: турецкий военный самолет был сбит сирийскими пэвэошниками и упал в Средиземное море. Далее начинаются разногласия.

Сирийцы утверждают, что иностранный истребитель вторгся в их воздушное пространство, на предупреждения не реагировал, за что и был сбит - в полном соответствии с международным правом.

Турки отвечают, что самолет действительно "по ошибке" залетел в сирийское небо, но лишь на минуту. Поскольку сирийцы сначала никак на это не отреагировали, турецкие диспетчеры приказали пилоту изменить курс. Тот немедленно вылетел в международное воздушное пространство, где его и догнала ракета, выпущенная из окрестностей Латакии. Согласно этой истории, никаких предупреждений от сирийцев летчики не получали, поэтому ничего не опасались и не пытались увернуться от огня с земли. Более того, по турецкой информации, самолет не нес вооружений, а в воздух его подняли лишь для тестирования наземной радарной системы.

Справедливости ради надо сказать, что сбивать чужие военные самолеты, намеренно вторгшиеся в суверенное воздушное пространство и не покидающие его, можно и нужно. Однако обычно (если речь не идет о войне) сначала с нарушителем пытаются связаться и потребовать, чтобы он улетел восвояси. Если иностранный пилот не реагирует, к нему высылают истребитель, чтобы а) прояснить ситуацию и б) продемонстрировать, что это уже серьезно.

Такая практика не лишена смысла: у самолета-нарушителя могут быть неисправности в навигационной и/или коммуникационной системе, он может "заблудиться" (над морем это особенно просто), в конце концов, пилоты иногда "отключаются", после чего самолет продолжает свой полет без всякого управления. Что-то подобное произошло с российским Су-27 в Литве в 2005 году. В том же году над Грецией несколько часов кружил кипрский "Боинг", пилоты которого из-за разгерметизации потеряли сознание. Ни в первом, ни во втором случае самолеты-нарушители никто сбивать не стал. В результате оба, к сожалению, разбились, но без посторонней помощи. Серьезных международных скандалов с обещаниями "отомстить" те случаи не вызвали.

Представители турецкой армии в этой связи, кстати, заявили, что в 2012 году воздушное пространство страны нарушалось 114 раз, но всякий раз конфликты удавалось разрешить миром.

Так что в случае с RF-4E сирийцы несколько погорячились. Причем это уже не первое подобное происшествие. В 1989 году пара сирийских МиГов-21, заблудившись на местности, вторглась в турецкое воздушное пространство, где обнаружила самолет геодезической разведки, спокойно летевший над собственной территорией. Однако истребители приняли его за военный самолет-разведчик, кружащий над Сирией, и немедленно сбили. Тот скандал удалось замять лишь благодаря обещанию Дамаска "жестоко покарать" пилотов-недотеп.

В общем, поверить в то, что сирийцы сбили турецкий самолет в нейтральных территориальных водах, можно: соответствующую репутацию они сами себе заработали. Вместе с тем, нельзя отрицать и того, что действия турок очень напоминают провокацию.

Обстановка в Сирии очень нервная: идет гражданская война; в окрестностях Латакии ожесточенные бои не прекращаются уже несколько недель; ну а в мире все чаще говорят о возможном установлении "бесполетной зоны" или чего-то в этом роде. Отчаянные обстоятельства требуют отчаянных решений. Немудрено, что в таких условиях командир батареи ПВО, заметив военный самолет, вторгшийся в воздушное пространство своей страны, немедленно отправит запрос на приказ об уничтожении цели.

Турецкие власти, естественно, все это понимают. Знают они и про сирийскую склонность к расширенному толкованию границ своего воздушного пространства. Отправка истребителя в полет у Латакии в этих условиях - это либо верх безрассудства, либо сознательное провоцирование обострения конфликта.

Поскольку самолет упал в воду, выяснить, где именно он был сбит, будет очень непросто (обломки могло далеко отнести течением). Да в сущности, это уже и не важно. Даже если сирийцы сбили его над своей акваторией, Анкара этого не признает. Главное, что машина потеряна, пилоты по всей видимости погибли, а это дает Турции прекрасный повод для ответных действий. Турки уже пообещали, что так этого не оставят и отреагируют принятием "всех необходимых мер". Главный вопрос сейчас: какими именно будут эти меры?

Кое-что Анкара уже сделала. Воспользовавшись Четвертой статьей хартии НАТО, она созвала экстренное заседание представителей альянса. О чем во вторник будет идти речь в Брюсселе, догадаться нетрудно. Видимо, будет обсуждаться тема "Чего бы такого сделать Сирии, чтобы в Дамаске горько, очень горько пожалели бы о содеянном?".

Поскольку практически все обычные и даже некоторые экзотические санкции против Сирии уже введены, а помощь повстанцам течет широкой рекой, придется говорить о чем-то посерьезнее. Например, о военной операции, право на которую дает Пятая статья все той же хартии. В ней указано, что нападение на одного из членов НАТО расценивается как нападение на весь альянс.

О серьезности турецкой стороны свидетельствует, например, тональность высокопоставленных источников местной прессы. Так, один из них заявил, что решение об уничтожении турецкого самолета отдавалось на уровне администрации Башара Асада. "Они за это заплатят", - пообещал источник газеты Hurriyet.

Даже если НАТО как-то отвертится от участия в военной операции против Сирии, турки всерьез рассматривают возможность самостоятельных действий. Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган уже провел экстренное заседание с лидерами оппозиционных партий. О чем именно там шел разговор, не сообщается, однако сам факт такой встречи свидетельствует об исключительной важности обсуждаемых тем. Эрдоган явно задумал нечто такое, что потребует не только поддержки его сторонников, но и общенационального консенсуса.

Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу заявил, что действия его страны останутся "в пределах норм международного права". Что имеется в виду, не очень понятно: само это право в последние годы превратилось в очень растяжимое понятие, которое все желающие трактуют по-своему. Отражение нападения, например, вполне в него вписывается. А официальная Анкара сейчас винит Дамаск именно в сознательной агрессии.

Сирийцы, чувствуя, что дело пахнет керосином, бросились оправдываться. По словам представителя МИДа Джихада аль-Макдиси, самолет шел на угрожающе низкой высоте (около ста метров) и был сбит даже не ракетой, а артиллерийским огнем. Дипломат заявил, что ПВО сбили бы даже свой самолет, если бы он шел на такой высоте и по такому курсу. Макдиси подчеркнул, что произошедшее было "не нападением, а недоразумением, вызванным действиями турецкого пилота". В этой связи он выразил надежду на "добрососедство" с Турцией и заявил о готовности работать над улучшением отношений двух стран.

Почти одновременно с этим в министерстве обороны Турции рассказали, что спасательный самолет, продолжающий поиски пилотов сбитого самолета, был взят на прицел ракетами сил ПВО Сирии (соответствующее оборудование позволяет узнать, что на самолет уже наведена ракета). Турецкие летчики, не желая разделить судьбу пропавших коллег, немедленно покинули район поисков.

Умиротворяющие заявления МИДа Сирии очевидно противоречат действиям ее же сил ПВО. Такое впечатление, что в Дамаске одни пытаются не допустить конфликта с Турцией, а вторые - только о нем и мечтают. Как бы то ни было, инцидент с поисково-спасательным самолетом дружелюбия Анкаре явно не добавил. Понимая это, Макдиси на всякий случай пригрозил, что если турки и НАТО попробуют отомстить за сбитый самолет, сирийцы будут отбиваться всеми силами. "Наши небеса, наша земля и наши воды священны для сирийской армии", - не без пафоса добавил дипломат.

Про святость родной земли Макдиси, конечно, правильно сказал. Однако он несколько упростил ситуацию: фактически в Сирии сейчас две, причем воюющие друг с другом, армии - правительственные силы и повстанцы. Что еще интереснее, первую Анкара считает армией злого диктатора, сбивающего ее самолеты, а вторую - армией несчастного народа, молящего о помощи именно Турцию.

Если будет принято решение установить в северной Сирии "бесполетную зону" или "зону безопасности", то турецкие военные не будут испытывать моральных терзаний, порой свойственных оккупантам. Во-первых, это будет расплатой за сбитый самолет, а во-вторых, помощью угнетенным соседям, о которой те так просили. Кстати, даже многие сирийские военные разделяют такой подход: 25 июня от Асада в Турцию сбежали еще несколько десятков военнослужащих во главе с генералом.

Однако в ближайшее время операции против Сирии ожидать все же не следует. Во-первых, 26 июня какое-то решение должны принять страны НАТО. А во-вторых, туркам надо найти тела своих сбитых летчиков (пока нашли лишь их ботинки).

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли