Святая невинность

Импичмент парагвайского президента сочли госпереворотом

В конце минувшей недели конгресс Парагвая объявил президенту страны Фернандо Луго импичмент, посчитав, что он не справляется со своими обязанностями. Поводом стало столкновение полиции с крестьянами, захватившими частные угодья, в результате которого погибли 17 человек. Между тем в Латинской Америке действия законодателей сочли государственным переворотом и отказались сотрудничать с новыми властями.

События, происходящие в самом Парагвае и вокруг него, развивались по довольно беспорядочному и неожиданному сценарию. Прежде всего, внимание привлек сам факт импичмента - процедуры, к которой во всем мире прибегают не так уж часто и которая почти никогда не заканчивается отставкой главы государства. Как правило, попавший под подозрение политик либо предпочитает не дожидаться унизительного для него финала и самостоятельно покидает пост, либо его оправдывают. Необычной оказалась и реакция соседей по региону, которые все как один отказались сотрудничать с новым руководством Парагвая или хотя бы осудили действия парламентариев. Наконец, сам президент, сперва согласившийся с решением законодателей, позже выступил с обличительными речами в их адрес. В общем, скандал получился серьезный. Однако не менее необычной и скандальной представляется сама фигура ушедшего главы государства.

Отец Фернандо

Политическую карьеру Фернандо Луго начал в зрелом возрасте, незадолго до того, как ему исполнилось 50 лет. До этого он занимался исключительно делами духовными: в 1977 году в возрасте 36 лет он был рукоположен в сан священника. Проведя пять лет в качестве миссионера в Эквадоре, Луго вернулся на родину, однако вскоре уехал в Рим, где еще пять лет провел за учебой. Поговаривают, что церковь отправила его в Европу не по своей воле, а по требованию тогдашних властей. Окончательно Луго обосновался в Парагвае лишь в 1987 году, а через два года в стране произошел переворот, положивший конец 35-летнему правлению Альфредо Стресснера. После этого священнику уже не доводилось покидать родину.

В 1994 году Фернандо Луго стал епископом провинции Сан-Педро, которая считается самой бедной в стране. В начале 2000-х годов он задумался о карьере политика. Несмотря на необычность такого шага, успех Луго был обеспечен: он прекрасный оратор, прекрасно осведомлен о нуждах населения, да еще и владеет гуарани - языком местного индейского этноса, что расширило его потенциальный электорат. Однако церковь, к которой он обратился с просьбой снять с него церковный сан, ответила Луго отказом. Не желая мириться с положением, в 2004 году он поставил церковную администрацию перед фактом, отказавшись сначала от вверенного ему епископства, а затем и от самого сана. Тем не менее, со стороны духовенства он добился лишь осуждения, но не разрешения вернуться к мирской жизни. В результате в 2006 году, когда Луго начал предвыборную кампанию, ему пришлось это делать в священническом сане. Настоять же на своем и сложить с себя сан он сумел лишь в 2008 году, после победы на выборах: разрешение на возвращение в мир он получил у папы Римского Бенедикта XVI.

Став президентом, Луго продолжал пользоваться большой популярностью благодаря тому, что фактически продолжал жить как священник: отказался от зарплаты и резиденции, очень скромно одевался и не раз заявлял о приверженности обету безбрачия. Первый гром грянул в апреле 2009 года, когда местная жительница Розалита Вивиана Каррильо заявила о том, что отцом ее двухлетнего ребенка является президент, который много лет назад пообещал жениться на ней, но слова так и не сдержал. Новость буквально взорвала парагвайское общество, так что Луго никак не мог проигнорировать его или спустить ситуацию на тормозах. Особое возмущение жителей вызвал тот факт, что на момент начала отношений, которые, как выяснилось, длились уже десять лет, девушке было всего 16 лет. Кроме того, получалось, что мальчик родился еще до того, как папа Римский официально снял с главы государства епископский сан.

Желая наладить свою жизнь, женщина не ограничилась общением с прессой и подала на президента в суд. В результате Луго признал свое отцовство, согласившись платить матери ребенка алименты. Однако вскоре выяснилось, что история только началась: через несколько дней с аналогичными заявлениями выступили еще две женщины. По словам Бениньи Легисамон, ее общему с Луго сыну исполнилось уже шесть лет, а Дамьяна Ортензия Моран Амарилья рассказала, что растит мальчика 16 месяцев. Более того, чуть позже Легисамон вообще заявила, что в 2001 году тогдашний епископ якобы изнасиловал ее. Кроме того, она утверждала, что у разных женщин от Луго родились еще 18 детей.

Тем временем ДНК-экспертиза показа, что отцом ребенка Моран является вовсе не президент. Результаты исследования относительно сына Легисамон пока еще не готовы. Забегая вперед, стоит заметить, что еще один ребенок у Луго все-таки оказался, в чем он признался лично в июне 2012 года. Им оказался десятилетний сын медсестры Нарсисы Делакрус. Президент же, несмотря на бесспорную скандальность всего произошедшего, продолжил работу на своем посту, принеся парагвайцам извинения и подчеркнув: "Ничто человеческое мне не чуждо".

Настоящий переворот

Тем временем в политической жизни Луго оказался далеко не так успешен, как в личной. Добившись избрания президентом, он не сумел претворить в жизнь обещание обеспечить малоимущее население страны землей. Справедливости ради стоит отметить, что в провале планов винить стоит не только самого Луго, но и политическую конъюнктуру, а именно - состав конгресса. По итогам парламентских выборов 2008 года в обеих палатах сложилась крайне необычная ситуация, когда коалицию создали две противоборствующие силы - партия Колорадо, которая до 1989 года была де-факто единственной в стране, и Подлинная радикальная либеральная партия (PLRA), представляющая интересы земледельцев. Сам президент возглавил Патриотический альянс за перемены, участником которой была PLRA.

Интересы двух главных парламентских сил были по сути противоположными. Если президент и PLRA выступали в защиту малоимущих крестьян, то партия Колорадо, напротив, собрала всех самых обеспеченных людей страны. В частности, согласно статистике, 80 процентов сельхозугодий сосредоточены в руках двух процентов населения, которые принадлежат к бывшей правящей партии. Естественно в таких условиях действовать президенту было крайне непросто. Почти постоянно он был вынужден искать пути для компромиссов там, где их в принципе невозможно найти.

В подобной политической обстановке положение земледельцев - по сути главных кормильцев страны с аграрной экономикой - лучше не становилось, что привело к росту социальной напряженности. Кульминация наступила 15 июня 2012 года, когда группа примерно из 150 безземельных крестьян захватила угодья влиятельного бизнесмена Бласа Рикельме (Blas Riquelme) - члена партии Колорадо и близкого друга покойного Стресснера. Степень его влияния можно понять из прозвища, которое ему дали в стране - "Парагвайский Карлос Слим". После того как на место прибыла полиция, между ней и сквоттерами состоялся настоящий бой, в результате которого погибли 17 человек - 11 крестьян и шесть правоохранителей.

Спустя менее чем через неделю участники коалиции приняли решение инициировать процесс импичмента. Голосование в Палате депутатов и Сенате состоялись в четверг и пятницу. Оба раза в поддержку президента выступили считанные единицы. Сразу после завершения голосования в верхней палате было объявлено об отстранении Луго. Главным поводом для импичмента стала неспособность главы государства контролировать ситуацию в стране, что вылилось в беспорядки и гибель людей. Между тем президенту вменили еще четыре пункта: слишком лояльное отношение к левацким партиям; неэффективную борьбу с повстанцами; отказ выгнать три тысячи сквоттеров, которые заняли принадлежащую Бразилии соевую плантацию; отказ согласовать текст международного протокола с конгрессом.

Решение об отстранении Луго и назначении исполняющим обязанности президента его заместителя Федерико Франко (Federico Franco) вызвало целую бурю в Латинской Америке. На защиту бывшего президента встали такие страны, как Венесуэла, Боливия, Никарагуа, Аргентина, Эквадор, Бразилия, Чили, Колумбия, Мексика, Перу, Уругвай, Сальвадор. Часть из них отозвали своих послов из Парагвая бессрочно, часть - пока только для консультаций.

Кроме того, с критикой действий парагвайского конгресса выступили региональные организации - "Меркосур", Организация американских государств (ОАГ) и Союз южноамериканских наций (UNASUR). В результате было решено запретить участие Асунсьона в саммите "Меркосура" (вместо официальных лиц туда поедет Луго) и на текущей неделе провести досрочную передачу председательства в UNASUR от Парагвая Перу. На самый существенный шаг пошла Венесуэла, которая перекрыла поставки в страну нефти. Несмотря на заверения новых парагвайских властей, что это не приведет к катастрофе, существенные осложнения и без того обремененной проблемами экономике такие меры безусловно принесут.

Возмущение латиноамериканских стран вызвал не сам факт объявления импичмента Луго, а то, как это было осуществлено. В частности, срок принятия решения об импичменте сочли невероятно кратким, что, по мнению стран региона, говорит о политической подоплеке произошедшего. Претензии, которые депутаты предъявили президенту, они сочли целиком надуманными, из чего был сделан главный, самый громкий вывод: в Парагвае произошел самый настоящий переворот, цинично проведенный под прикрытием конституции.

Между тем западные страны отреагировали на произошедшее на удивление спокойно. Так, поддержку новым властям выразили Германия, Испания и Канада, по мнению которых в Парагвае имела место законная смена руководства.

Сам Луго изначально беспрекословно подчинился требованию конгресса, однако позже - видимо, под влиянием поддержки из-за рубежа - также выступил с обличительной речью в адрес оппонентов. В прессе приводились слова сторонников бывшего президента о том, что его представителям фактически не дали времени на подготовку позиции.

Непоследовательно себя повело и население Парагвая. С одной стороны, объединение земледельцев, на участников которого бросили полицию, выступили в поддержку Луго, пообещав добиваться его восстановления. С другой стороны, те акции протеста, которые последовали за отставкой президента, даже с натяжкой нельзя назвать массовыми беспорядками. Обстановку в Асунсьоне в выходные описывали как более спокойную, чем в предшествующие дни. Подобное поведение жителей эксперты склонны объяснять тем, что Луго так и не сумел исполнить свои обещания. Что же касается громких слов о защите отстраненного главы государства, то это, вероятно, не более чем отголосок былой славы.

Федерико Франко планирует пробыть на посту до окончания срока полномочий своего предшественника - до августа 2013 года. Тем временем новым властям страны эксперты не предсказывают ничего хорошего. Так, Уругвай уже в открытую призывает провести в Парагвае досрочные президентские выборы. Учитывая то единодушие, с которыми латиноамериканские страны отреагировали на импичмент, удивляться возможной поддержке этого требования нельзя. Между тем еще большую опасность для новых властей представляет ситуация внутри страны. По словам обозревателей, "медовый месяц" между членами правящей коалиции закончился: теперь, когда между либералами и консерваторами не стоит бывший епископ, все основное внимание партии, скорее всего, переключат друг на друга.

Мир00:01Сегодня

«Человека убивали за неправильную считалочку»

От Чечни до Украины: он прошел все войны бывшего СССР и готов о них рассказать