Все пустое

Реформа Совета Федерации оказалась полумерой

В среду, 27 июня, Владимир Путин появился в Совете Федерации после более чем десятилетнего перерыва и представил поправки к порядку избрания сенаторов. Отныне Совет Федерации будет формироваться при участии населения, хотя участие это и будет ограниченным. Подобную новацию вряд ли можно счесть полноценной политической реформой. Не изменит это и сути Совета, который в российской политической системе последние годы играет разве что роль декорации.

Президент Владимир Путин внес в Думу законопроект о порядке формирования Совета Федерации и представил его на заседании верхней палаты Федерального Собрания. За основу президентского законопроекта был взят разработанный и подготовленный председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко документ, выносившийся ранее на общественное обсуждение. Итоги этого обсуждения Матвиенко огласила еще в апреле: выходило, что законопроект поддержало 74 процента граждан РФ, высказавшихся за повышение роли Совета Федерации. Но из путинского документа исчезли именно те пункты, которые предполагали более активное участие граждан в выборах сенаторов.

Сейчас в Совет Федерации делегируют по два сенатора от региона из числа депутатов (муниципальных, региональных или федеральных). При этом от исполнительной власти в Совет Федерации сенатора отправляет лично губернатор, а от законодательной - региональное законодательное собрание (путем голосования). Согласно президентской версии законопроекта, региональные заксобрания по-прежнему будут выбирать сенатора, но исключительно из своих же коллег. Попасть в Совет Федерации через муниципальное собрание или Госдуму более не удастся.

В той части, которая касается процедуры назначения "губернаторского" сенатора, предусмотрены более серьезные изменения: кандидат в губернаторы пойдет на выборы вместе с тремя кандидатами в Совет Федерации, одного из которых он будет обязан назначить в случае своего избрания сенатором. Матвиенко же предлагала ввести прямые выборы "губернаторского" сенатора. По ее версии, кандидат в губернаторы, как и в случае с президентским документом, шел бы на выборы вместе с тремя кандидатами в Совет Федерации, но при голосовании на губернаторских выборах избиратели выбирали бы еще и приглянувшегося им сенатора.

Сенатор Людмила Нарусова, вдова бывшего мэра Петербурга Анатолия Собчака, в ходе обсуждения законопроекта высказала опасение, что новый порядок назначения сенаторов может дать возможность проникнуть в верхнюю палату представителям олигархии и криминала. В ответ Путин заявил, что разделяет ее опасения, однако отметил, что для будущего губернатора "важнее победить на выборах, чем удовлетворить амбиции тех, кто финансирует слева и справа его избирательную кампанию". На комментарий той же Нарусовой о том, что президентский законопроект - это "первый шаг, надеюсь, к прямым выборам", Путин ответил, что подлинно прямые выборы сенаторов потребуют правки Конституции, а это если и возможно, то нескоро (позволим себе напомнить президенту, что Совет Федерации, собственно, был сформирован именно что через подлинно прямые выборы).

Большинство комментаторов, ожидавших от Путина менее компромиссного решения, сочли, что президентская редакция законопроекта отводит гражданам в лучшем случае роль фильтра на выборах. Но справедливости ради надо отметить, что новая система все же способна добавить верхней палате парламента толику представительности. В сенаторы, к примеру, наверняка смогут просочиться представители региональных элит, представители оппозиции из тех регионов, где у "Единой России" нет большинства в заксобраниях, а также люди из "команды" губернатора. Но не факт, впрочем, что подобная демократизация парламента повысит статус верхней палаты, функции которой за последние годы деградировали в рамках российской политической системы до простой формальности.

Реформа Совета Федерации вместе с возвращением губернаторских выборов отражает стремление власти дать избирателям больше возможностей участвовать в политическом процессе, но с обязательным и одновременным сохранением данных процессов под контролем власти. При такой постановке задачи неудивительно, что эксперты предложенные президентом меры считают половинчатыми и косметическими. А если еще вспомнить о том, что и разрекламированные выборы глав субъектов РФ были значительно ограничены, то становится ясно, что изъявить свою волю гражданин России напрямую по-прежнему не может, а у власти никакого желания что-то менять на самом деле нет, хотя экс-президент Дмитрий Медведев заговорил о возвращении к выборности Совета Федерации еще в августе 2011 года.

Но даже если и не вспоминать об этом, то к законопроекту все равно возникает немало вопросов. Что делать избирателю, если ни один из трех кандидатов в сенаторы ему не нравится, а кандидат на пост главы региона, напротив, вызывает симпатию? А если наоборот? Как отделить мух от котлет в случае, если невзрачный губернатор набрал себе в кандидаты в сенаторы откровенных популистов и местных звезд? А если губернатор - звезда и, к примеру, "паровозом" тащит в сенаторы откровенно случайных персонажей? Хуже Совету, в котором в сенаторах ходят почетные отставники, миллиардеры из списка Forbes, да и просто никому неизвестные люди, конечно, уже не будет. Но и лучше точно не станет.

В 1990-х годах верхняя палата состояла из выборных губернаторов и глав законодательных собраний регионов, поэтому с ней приходилось считаться и президенту, и Госдуме. Но после того, как к власти в 2000-м году пришел Владимир Путин, был взят курс на собирание земель русских, причем принцип вертикали власти допускал лишь декоративный федерализм. В результате Кремль изгнал из Совета Федерации сперва губернаторов (их заменили на представителей), а затем и самих губернаторов низвел до статуса назначенцев, поставив под вопрос целесообразность существования такого органа.

Ситуация с Советом Федерации - машиной по безусловному утверждению законопроектов, которые, словно беляши, штампует Дума, вышла парадоксальная: он оказался в безусловном подчинении у президента и его администрации. Дошло до того, что Кремль, решивший пересадить в Совет Валентину Матвиенко, пошел на скандальный отзыв сенатора Сергея Миронова, который потерял при этом пост председателя верхней палаты. Саму Матвиенко при этом тащили из Петербурга в Москву с оглушительным треском. Между тем, Совет, согласно Конституции РФ, обладает серьезными полномочиями: он, среди прочего, наделен правом законодательной инициативы, может отклонить принятый Госдумой закон еще до того, как тот попадет на подпись президенту, утверждает президентские указы о введении чрезвычайного положения и использовании российских войск за пределами страны, и даже принимает решение по вопросу импичмента президента.

Reuters недаром отмечает, что российские федеральные телеканалы, освещающие каждый шаг Путина, воздержались от прямой трансляции речи президента в верхней палате парламента на тему политической реформы. В Совете Федерации не произошло ничего такого, что заслуживало бы внимания их аудитории.

Россия00:0712 декабря

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?