Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Беспокойный союзник

Узбекистан уходит из ОДКБ

Узбекистан вновь дистанцируется от альянса, основанного на Договоре о коллективной безопасности. Формально речь идет не о выходе из договора (как это было в конце 1990-х годов), а о приостановке членства в ОДКБ. При этом, правда, неизвестно, надолго ли оно приостанавливается. Объясняя это решение, в узбекском МИДе заявили, что несогласны с политикой ОДКБ по ряду вопросов. В прессе между тем обсуждается иная версия: решение Узбекистана объясняют его сближением с США и возможными планами по размещению на территории страны американской военной базы.

О решении Ташкента сообщили дипломатические источники в Москве. В секретариате ОДКБ, со своей стороны, подтвердили, что получили от Узбекистана соответствующую ноту (по информации "Коммерсанта", она была составлена неделю назад; это подтвердило и местное издание Uzmetronom - ссылаясь на свои источники, издание сообщило, что решение было официально оформлено еще 22 июня, но власти намеренно не предавали его огласке). По словам пресс-секретаря блока Владимира Зайнетдинова, свое решение узбекская сторона обосновала тем, что деятельность ОДКБ не соответствует ее интересам.

Позднее появились комментарии и от узбекской стороны. "Нас не устраивают стратегические планы ОДКБ на афганском направлении... Кроме того, Ташкент не устраивают планы в отношении усиления военного сотрудничества стран ОДКБ", - заявил источник в узбекском МИДе. Он добавил, что в ноте, направленной в секретариат, упомянуты и некоторые другие причины.

Договор о коллективной безопасности был заключен в начале 1990-х годов. По соглашению, любой стране-участнице была гарантирована защита союзников - "в случае агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств". Подобное нападение, как следует из договора (аналогичное положение прописано в уставе НАТО), будет расцениваться как агрессия против всех стран-участниц.

Договор подписали Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Позднее к нему присоединились Белоруссия, Азербайджан и Грузия. Впрочем, уже в конце 1990-х годов Грузия с Азербайджаном, а также Узбекистан от продления договора отказались (вместе с Украиной и Молдавией они образовали другую организацию - ГУУАМ).

В официальную организацию с уставом и правовым статусом альянс, существовавший на основе договора о коллективной безопасности, был оформлен в начале 2000-х годов. А через несколько лет после этого Узбекистан решил вернуться к прежним союзникам.

Решение было принято после андижанских событий 2005 года - жестокого подавления беспорядков в Андижане (областном центре на востоке страны), в результате которого, по официальным данным, погибли около 200 человек (неофициальные источники утверждали, что жертв было гораздо больше и что в их числе были женщины и дети). Страны Запада тогда раскритиковали действия узбекских властей, обвинив их в непропорциональном применении силы (со стороны ЕС и США в отношении республики были даже введены санкции, Узбекистан в ответ выгнал со своей территории американскую военную базу, размещавшуюся в Ханабаде). На фоне ссоры с Западом соответственно произошло сближение Узбекистана с Россией. В Москве не стали возражать против версии Ташкента о "ликвидации террористов" в Андижане. А тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов даже подчеркнул, что "у нас [с Западом] оценки подоплеки этих трагических событий диаметрально противоположные".

В итоге Узбекистан вернулся в альянс (уже как официальный член ОДКБ). Правда, особой активности в рядах организации он не проявлял: пропускал совместные военные учения, отказался участвовать в формировании КСОР (коллективных сил оперативного реагирования). "Узбекистан или вообще не принимал участия во встречах глав государств и министров обороны стран ОДКБ, или принимал, но не подписывал никаких документов", - отмечает начальник Генштаба ВС России Николай Макаров. Ташкент, по его словам, де-факто уже давно прекратил участвовать в деятельности организации, теперь это решение просто было оформлено де-юре.

Подобным образом, впрочем, Ташкент вел себя не только в ОДКБ. Можно вспомнить, к примеру, недавние военные учения в рамках Шанхайской организации сотрудничества, проходившие в Таджикистане. Узбекистан, являясь членом ШОС, эти учения проигнорировал, при этом он даже отказался пропустить через свою территорию военную технику Казахстана, направлявшуюся на маневры (казахстанцам пришлось доставлять ее альтернативным маршрутом - через территорию Киргизии). Можно вспомнить и о том, что, вернувшись в ОДКБ, Узбекистан приостановил свое членство в ЕврАзЭС (в Ташкенте тогда заявили, что она дублирует функции других организаций, членом которых является Узбекистан), и о том, что в ГУУАМ он тоже не задержался.

Узбекистан при Исламе Каримове, который более 20 лет является его президентом, ревностно оберегает свой суверенитет. "Зачем нам интеграция? - цитировала "Независимая газета" одного из местных провластных экспертов. - Нам нужны лишь те интеграционные процессы, которые способны укрепить наш суверенитет, но не интеграция ради интеграции. Мы четко знаем, чего хотим и чего не хотим". Со своей стороны, сенатор Михаил Маргелов, возглавляющий комитет по иностранным делам, уже после нынешнего решения Узбекистана по ОДКБ отметил, что узбекская модель государственного управления "настолько вертикально интегрирована, что не может допустить даже теоретических рассуждений о возможной иностранной, тем более, силовой, помощи в кризисных ситуациях".

Время от времени на разных уровнях звучали предложения об исключении Узбекистана из ОДКБ. Минувшей осенью, к примеру, с таким заявлением выступил белорусский президент Александр Лукашенко: глава Белоруссии заявил, что Узбекистан "ведет тройную игру" и что он "не ратифицировал ни одного серьезного документа". Примерно в то же время источник в российском МИДе заявил "Коммерсанту", что в связи с планами по изменению механизма принятия решений в ОДКБ Исламу Каримову будет предложено определиться - "с нами [он хочет быть] или без нас".

Официально, впрочем, ни в России, ни в руководстве ОДКБ эти предложения не поддерживались. Генеральный секретарь блока Николай Бордюжа даже выступал в защиту Ташкента, заявляя, что представители Узбекистана, воздерживаясь от участия в коллективных силах ОДКБ, принимают участие в работе по другим направлениям (в частности, по борьбе с наркотиками). "А в военной сфере у него такая позиция. Мы эту позицию суверенного государства уважаем, - отмечал Бордюжа. - По большому счету, это не препятствует другим государствам наращивать темпы взаимодействия по военному сотрудничеству".

Исключение Узбекистана не принесло бы особой пользы ни России, ни в целом ОДКБ. Патронируемому Москвой военному блоку, из которого предполагалось сделать чуть ли не противовес НАТО, и так недостает влияния и эффективности. И участников в нем собралось не слишком много (не говоря уже о том, что некоторые из них находятся в весьма напряженных отношениях друг с другом - те же Узбекистан с Таджикистаном). С изгнанием Узбекистана альянс бы уменьшился, а узбекским властям это развязало бы руки для военного сотрудничества с другими странами (с теми же США).

В Ташкенте при этом не возражали против того, чтобы формальное пребывание в ОДКБ продолжалось и дальше. В мае, к примеру, Ислам Каримов присутствовал на саммите ОДКБ, по итогам которого была принята декларация о готовности "развивать и углублять всесторонние союзнические отношения во внешнеполитической, военной и военно-технической областях" (сама организация в этом документе была названа "ключевым инструментом обеспечения безопасности и стабильности").

Однако сохранить статус-кво в итоге не удалось. Свою роль тут, наверное, сыграли как процессы внутри ОДКБ, так и внешние факторы. Например, план изменить механизм принятия решений в организации - отказаться от принципа консенсуса (то есть обязательного согласия всех участников), а вместо этого принимать решения большинством голосов. Такое предложение минувшей осенью озвучил Институт современного развития, попечительский совет которого возглавляет Дмитрий Медведев (в то время занимавший должность президента России). Председатель правления института Игорь Юргенс тогда высказался в том духе, что, мол, особая позиция Узбекистана по различным вопросам мешает эффективной деятельности ОДКБ. "В свете предстоящего в 2014 году вывода международных сил из Афганистана нам надо решить, что для нас важнее: особое мнение президента Каримова или безопасность России и наших союзников - Таджикистана и Казахстана", - заявил он. В пользу изменения механизма принятия решений в ОДКБ высказался и тогдашний спикер Госдумы Борис Грызлов.

В руководстве самой ОДКБ позднее подтвердили, что в ряде случаев от принципа консенсуса действительно планируется отказаться. А источник в российском МИДе сообщил, что с изменением механизма принятия решений согласны все участники альянса - кроме Узбекистана. Для Ташкента, таким образом, возникала угроза, что потенциал ОДКБ (в том числе военный) может быть использован в противовес его (Ташкента) интересам, а он будет лишен возможности заблокировать соответствующее решение.

Недовольство Узбекистана, возможно, вызвало и намерение ОДКБ ограничить размещение чужих военных объектов. В соответствии с планом, участнику блока, желающему разместить у себя иностранную военную базу (принадлежащую государству, которое не является членом ОДКБ), необходимо будет получить официальное согласие со стороны всех членов своего блока. Соответствующий протокол был подписан на саммите в декабре 2011 года, правда, ему еще предстоит ратификация (в российскую Госдуму на ратификацию он был направлен в середине июня). С узбекской стороны протокол, как сообщалось, был подписан. Прошел бы он ратификацию в местном парламенте - другой вопрос. Впрочем, теперь для Ташкента этот вопрос в любом случае неактуален.

Узбекистан имеет на своей территории базу германских ВВС, которая используется для поддержки операций международных сил в Афганистане. На уже действующие объекты новые правила в ОДКБ вроде бы распространяться не будут. Но они, скорее всего, помешали бы Узбекистану вновь разместить у себя военную базу США. В прошлом такая база располагалась на юге республики, она была закрыта в 2005 году (после конфликта между Ташкентом и Вашингтоном из-за андижанских событий). Впоследствии в прессе циркулировали слухи, что американские военные собираются вернуться в Узбекистан и что на эту тему ведутся переговоры. Очередная волна слухов прошла минувшей осенью (когда Ташкент посещали представители Госдепартамента США).

Те, кто прогнозирует возвращение в Узбекистан американской базы, считают, что для США это станет хорошей возможностью закрепиться в регионе после вывода войск из Афганистана, а также закрытия военной базы в Киргизии в 2014 году (на этом настаивают киргизские власти). Нынешние отношения Ташкента и Вашингтона такому сценарию благоприятствуют. Андижанские обиды давно забыты (ну или почти забыты). В начале 2012 года Госдепартамент США даже снял ограничения на военную помощь Узбекистану, введенные за нарушение прав человека в республике.

По мнению некоторых экспертов, временный выход Узбекистана из ОДКБ означает, что с американцами узбекские власти уже договорились. Договоренности при этом, как предполагается, могут касаться как размещения базы, так и получения оружия и военной техники, вывозимой из Афганистана (Пентагон, как сообщалось ранее, ведет переговоры со странами Средней Азии о передаче им военного имущества, использовавшегося коалиционными силами ISAF), а также гарантий сохранения действующей власти в Узбекистане.

"Дистанция от ОДКБ позволит Узбекистану спокойно принимать и использовать любое вооружение, которое 'оставят' американцы по пути из Афганистана домой. В перспективе речь обязательно пойдет и о военном присутствии США на узбекской территории", - считает армянский политолог Виктор Якубян. Что касается ОДКБ, то она от ухода Узбекистана не слишком много потеряла. Хотя поступок узбекских властей можно расценивать и как симптом, свидетельствующий о слабости отношений между союзниками. "Специфика ОДКБ, - констатирует Якубян, - состоит в том, что нужность или ненужность своего членства в нем страны оценивают не с точки зрения общих интересов блока, а с точки зрения своих двусторонних отношений с Россией". Соответственно, если позиции Москвы ослабнут (или если ее партнеры по ОДКБ решат, что отношения с Вашингтоном принесут большую выгоду), за Узбекистаном могут последовать и другие.

Бывший СССР00:02 9 октября

Колесо Майдана

Зеленский подписал мирные соглашения по Донбассу. Почему украинцы недовольны?