21+

Брейвик получил максимально возможный срок

Норвежский суд признал вменяемым Андерса Беринга Брейвика, взорвавшего восемь человек у здания правительства в Осло и расстрелявшего еще 69 в молодежном лагере на острове Утойя 22 июля 2011 года. Террориста отправили в тюрьму на 21 год с возможностью бессрочного продления, если он будет признан опасным для общества. Таким образом суд удовлетворил пожелания и Брейвика, и родственников его жертв. Обжаловать вынесенный приговор террорист не намерен.

Довольны все

Вынесение приговора было запланировано на 10 утра (по местному времени, 12:00 по Москве) пятницы, 24 августа. Когда Брейвика привели в суд, он, как это бывало и на прошлых заседаниях, вскинул руку в нацистском приветствии сразу после того, как с него сняли наручники. Суд огласил вердикт, единогласно принятый пятью судьями: Брейвик признается достаточно вменяемым, чтобы нести уголовную ответственность за свои поступки, и приговаривается к максимально возможному в Норвегии сроку тюремного заключения - 21 году. Впрочем, это не означает, что в 2032 году Брейвик выйдет на свободу (срок отсчитывается с момента задержания): если его признают все еще опасным для общества, то срок заключения будет продлен на пять лет. Количество таких продлений норвежское законодательство не регулирует.

Собственно говоря, главной интригой вынесения приговора был вопрос о том, признает суд Брейвика вменяемым или нет. При этом эта интрига - исключительно моральная и немножко политическая, значительного влияния на судьбу террориста не имеющая. При любом исходе он отправился бы на долгий срок в тюрьму "Ила", где он провел последний год, вопрос лишь в том, выдали ли бы ему в сопровождение роту психиатров или нет.

Большинство норвежцев, включая пострадавших от терактов и родственников жертв Брейвика, полагали, что его следует признать вменяемым, иначе ответственность подсудимого за убийства будет преуменьшена. В этом они целиком и полностью солидарны с террористом: Брейвик считает себя психически здоровым и полагает, что если бы его признали безумцем, это было бы "унижением" и вообще "хуже смерти". Таким образом, вынесенный судом приговор удовлетворил всех, кроме, может быть, прокурора - он-то как раз выступал за невменяемость Брейвика.

Вынося решение о психическом здоровье террориста, считающего себя членом ордена тамплиеров, судьи основывались на двух психиатрических экспертизах. Результаты первой из них были опубликованы в ноябре 2011 года. Тогда эксперты пришли к выводу, что Брейвик страдает параноидальной шизофренией, с юности слышит голоса и склонен к самоубийству. Норвежцы восприняли эти выводы неоднозначно: кто-то считал, что признавать Брейвика сумасшедшим - это все равно что списывать преступления Гитлера, Сталина и Пол Пота на "параноидальную шизофрению", а у кого-то не укладывалось в голове, что здоровый человек мог бы расстрелять подростков на Утойе.

Сам Брейвик, как и его защита во главе с адвокатом Геиром Липпестадом (Geir Lippestad), выводами первой экспертизы остался недоволен. В январе 2012 года суд назначил повторную экспертизу, ради проведения которой психиатры три недели непрерывно следили за Брейвиком. Ее результаты, полностью противоположные результатам первого исследования, обнародовали в апреле. Медики признали Брейвика вменяемым и заявили, что в момент совершения теракта он не был в состоянии психоза. Впрочем, абсолютно здоровым террорист не оказался (что совсем неудивительно в наше полное стресса время): он, заключили эксперты, не всегда адекватно оценивает обстановку, а во время убийств так вообще находился в расстроенных чувствах. Эти выводы Брейвика вполне устроили. Впоследствии эксперты в суде рассказали, что перед нападениями Брейвик принял стимулирующие препараты - видимо, они и объясняют его "расстроенные чувства".

После проведения второй экспертизы начался собственно процесс над Брейвиком. Целью защиты было доказать его вменяемость. Для этого Липпестад решил вызвать в качестве свидетелей самых разных радикальных деятелей: как националистов, солидарных с Брейвиком (например, ультраправого блогера Фьордмана), так и исламистов (в частности, муллу Кракера). Тем самым он надеялся доказать, что война между Западом (в лице арийской Норвегии) и Востоком (в лице ислама) существует не только в голове норвежского террориста. Суд, впрочем, позволил вызвать далеко не всех свидетелей защиты, а некоторые из них отказались сами. Однако это не повлияло на то, что исход дел оказался таким, каким его хотел бы видеть Брейвик - и пострадавшие вместе с семьями жертв заодно.

Самый дорогой заключенный

Вынесенный приговор оказался, помимо прочего, выгодным для норвежского бюджета. На содержание Брейвика в тюрьме правительство уже потратило 12,5 миллиона крон (почти два миллиона евро). В каждый последующий год, как ожидается, на содержание особо опасного террориста будет уходить до пяти миллионов крон (700 тысяч евро). Если бы для Брейвика пришлось обустраивать в тюрьме психиатрическую клинику, расходы на лечение, по подсчетам норвежской прессы, оказались бы в четыре раза больше, но даже при обычном тюремном заключении Брейвик обходится Норвегии в 15 раз дороже обычного преступника. И это не говоря о 600 миллионах крон (порядка 82 миллионов евро), потраченных на переезд министерств из взорванного им здания правительства.

Ближайшие годы норвежец проведет неподалеку от Осло - в тюрьме "Ила". Всего в ней могут содержаться до 124 мужчин. В "Иле" специально для Брейвика оборудовали целое крыло. Ему выделили три комнаты (спальню, спортзал и кабинет) по восемь квадратных метров каждая и внутренний дворик для прогулок, впрочем, обнесенный бетонной стеной с колючей проволокой. За день до вынесения приговора тюремное руководство опубликовало их фотографии, скрыв от общественности (из соображений безопасности) лишь спальню террориста. Для примера, впрочем, можно посмотреть на обычную спальню в "Иле" - здесь или здесь, хотя так много опасных личных вещей Брейвику иметь никто не позволит.

У Брейвика, как и у всех остальных норвежских заключенных, во время отбывания срока будет право писать и получать письма и смотреть телевизор. Кроме того, у него, по норвежским законам, должны быть сокамерники. В конце мая сообщалось, что для компании Брейвику наймут специальных людей, так как обычных преступников подвергать опасности такого соседства норвежские власти не хотят. Впрочем, в опубликованном 22 августа пресс-релизе тюрьмы о сокамерниках ничего не говорилось. Зато говорилось о том, что ему нельзя видеть заключенных из других частей тюрьмы, но можно общаться с товарищами по крылу. Будут ли там настоящие заключенные или специально обученные люди, не уточняется.

Помимо тренажеров и приваренной к полу мебели, которую никак нельзя использовать в качестве оружия, в камерах Брейвика есть ноутбук, хотя и не подключенный к интернету. На нем, тем не менее, установлена офлайн-версия "Википедии" (с какой регулярностью она обновляется и все ли статьи в ней содержатся, не уточняется). Больше ничего о содержимом тюремного компьютера неизвестно, но можно предположить, что Брейвику не дадут возможности провести 21 год за игрой в Modern Warfare 2: представители тюрьмы назвали ноутбук "современной пишущей машинкой".

Пишущая машинка Брейвику в ближайшее время как раз очень пригодится: 22 августа его адвокаты рассказали о планах своего подзащитного написать автобиографию. Сей труд сможет занять достойное место рядом с 1500-страничным манифестом террориста под названием "2083 - Европейская декларация независимости".

Ну а вдохновение ультраправый норвежец сможет черпать в самих стенах. Здание, в котором располагается "Ила", строилось в конце 1930-х годов для женской тюрьмы. Возвели его, впрочем, только к приходу нацистов в Норвегию в 1940 году, и вплоть до 8 мая 1945 года там находился концлагерь "Грини".

Мир00:0113 ноября

«Здесь мы можем жить как хозяева»

Мексиканские нелегалы захватывают США. Почему их боятся?