Новости партнеров

Тяжелая доля пахтакора

Узбекистан решил не раздражать Запад детским трудом

В начале сентября в Узбекистане начался ежегодный сбор хлопка. Все предыдущие старты уборочной кампании сопровождались потоком критики в адрес руководства республики, еще с советских времен практиковавшего использование принудительного детского труда на хлопковых полях. Ташкент привлечение детей к работам периодически опровергал, но факты говорили об обратном. Однако в этом году уборочная началась без участия вынужденных малолетних помощников.

Хлопок, из-за которого официальный Ташкент постоянно ссорится с правозащитниками, имеет для республики первостепенное значение. Под хлопчатник отведено более 60 процентов всех орошаемых земель в Узбекистане. В настоящий момент республика занимает шестое место в мире по производству и третье - по экспорту хлопка-волокна. Ежегодно здесь производится около 3,5 миллиона тонн хлопка-сырца и 1,0 - 1,2 миллиона тонн хлопкового волокна. Основной объем экспорта хлопка приходится на страны дальнего зарубежья - около 80 процентов, остальные экспортируются в страны СНГ. В структуре экспорта Узбекистана хлопок по итогам первого полугодия 2012 года занял более 10 процентов, принеся республике 715 миллионов долларов. Культ хлопка, что бы ни говорили местные власти, сохранился в республике с советских времен, только уже без прежнего возвеличивания работы хлопкороба (то есть "пахтакора", если говорить по-узбекски).

6 сентября СМИ со ссылкой на агентство "Жахон", выступающее рупором МИД Узбекистана, обнародовало дежурное заявление внешнеполитического ведомства, последовавшее за не менее дежурными обвинениями в том, что в республике на поля снова выгонят большую часть местных школьников. "Использование принудительного детского труда на сельскохозяйственных работах, в том числе при сборе хлопка, не допускается. Любое нарушение в отношении детского труда жестко преследуется законом", - говорилось в заявлении министерства.

В МИД пояснили, что хлопок в Узбекистане производится в большинстве своем негосударственным сектором - семейными фермерскими хозяйствами, которые убирают урожай своими силами, и найм детей для частников экономически нецелесообразен. В то же время, отмечалось в заявлении, учащиеся колледжей и лицеев, достигшие 16 лет, могут "добровольно и в свободное от учебы время" привлекаться к сбору хлопка вблизи их места жительства "для оказания помощи своим родителям или родственникам". В этом случае профсоюзы и руководители учебных заведений должны следить за тем, чтобы подростки, привлеченные к сельхозработам, были обеспечены всеми необходимыми условиями для работы и не испытывали недостатка с питанием и водой (последнее для засушливого Узбекистана, где и осенью температура зашкаливает за 30 градусов, особенно важно). Следить же за исполнением прописанного в законодательстве запрета на использование детского труда, а также за соблюдением всех норм работы на полях должны специальные рабочие группы.

Вслед за заявлением МИД появилась информация, что во все отделения образования в областях республики поступил протокол собрания, прошедшего в Ташкенте под председательством премьер-министра Шавката Мирзияева, ранее признанного правозащитниками главным организатором вывоза детей на поля - беспринципным и жестким управленцем, который якобы не останавливался ни перед чем ради того, чтобы обеспечить заданный план по сбору хлопчатника.

В протоколе говорилось, что на совещании в узбекской столице Мирзияев строжайше распорядился, чтобы при сборе урожая ни одного школьника на полях замечено не было. Причем это должно касаться и тех малолетних работников, которые сами изъявят желание помочь взрослым. Следить за исполнением воли премьера поручено республиканской Генпрокуратуре.

В целом СМИ скептически отнеслись к инициативам власти. Издание Uznews.net напомнило, что в 2008 году парламент Узбекистана ратифицировал две Конвенции ООН о правах ребенка - "О запрете худших форм эксплуатации детей" и "О минимальном возрасте для приема на работу". С тех пор Мирзияев каждый год издавал распоряжение, запрещающее детский труд, но ситуация не менялась. Точнее, уборочная могла начаться усилиями лишь взрослых сборщиков, но впоследствии, когда становилось ясно, что план по сбору хлопка терпит крах, власти гнали на поля и школьников со студентами.

"Пока рано что-то говорить. Уборка хлопка завершится только в ноябре, а может быть, продлится и до декабря, но на данный момент есть только сведения о массовом принудительном использовании труда взрослых", - заявила в интервью Deutsche Welle Джоанна Юарт-Джеймс, представляющая международную правозащитную организацию Anti-Slavery International, занимающуюся проблемами использования рабского труда.

11 сентября агентство новостей "Фергана", которое трудно заподозрить в симпатиях к нынешним узбекским властям, признало, что на начальном этапе уборочной кампании школьников, действительно, решили избавить от полевых работ. Вместе с тем масштабы привлечения к сельхозработам взрослых жителей республики, в том числе студентов, по данным СМИ, превзошли все предыдущие годы. Для этого, по данным СМИ, руководство республики мобилизовало беспрецедентное число сотрудников силовых структур, которые контролируют вывоз людей на хлопок и обеспечивают порядок на местах работ.

По сложившей в Узбекистане традиции, в первую очередь на хлопок сгоняют бюджетных работников, в том числе медиков и учителей. Этот год не стал исключением: из-за уборочной кампании во множестве школ, колледжей и вузов новый учебный год так толком и не начался - из-за отсутствия учителей, которые нынче собирают "белое золото". Зарабатывают они при этом по 154 сума (2,4 российских рубля по официальному курсу и около 1,9 рубля по неофициальному) за один килограмм хлопка - именно такие расценки установлены властями для оплаты труда сборщиков. Эта сумма появилась, к слову, после того, как Шавкат Мирзияев распорядился поднять стоимость собранного хлопка, дав также указание премировать работников за каждые 100 собранных килограммов хлопка одним килограммом хлопкового масла.

"Фергана" приводит и данные о режиме работы на полях: подъем в 5:30, начало работы с 7 утра. С 12 до 12:30 - обед, затем опять в поле до 19:00. Выходных и праздничных дней не предусмотрено. Норма сбора установлена в 60 килограммов хлопка на одного человека в сутки. Соотношение условий труда, размера оплаты и тяжести поставленной перед сборщиками задачи позволяет назвать работу хлопкоробов рабской без всякого преувеличения.

Правда, от нее можно и откупиться, приобретя у фермера ежедневную норму хлопка за двенадцать тысяч сумов (около 200 российских рублей по официальному курсу), что совсем немало, учитывая, что летом этого года президент Узбекистана Ислам Каримов поднял уровень минимальной зарплаты до 72 тысяч сумов.

Видимо, для того чтобы популяризировать работу на хлопке, власти пригласили на поля в ознакомительных целях местных блогеров. Один из них, Евгений Скляревский, написал в своем альманахе "Письма о Ташкенте" положительный отзыв на все увиденное, упомянув, в частности, про "плов с салатом и арбуз", которыми хлопкоробов накормили на обед. На это один из читателей альманаха написал в его блог:

Бьет рекорд, былой, советский -
сборщик хлопка - Е.Скляревский!
На обед был плов с салатом
и с арбузом ароматным…
Коли в радость, собирай,
золотой наш урожай!!!

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе