Меня невозможно уволить

Главред "Ура.ру" рассказала "Ленте.ру", кому выгодно заводить на нее уголовное дело

В отношении главного редактора популярного уральского СМИ "Ура.ру" Аксаны Пановой 24 октября 2012 года было заведено уголовное дело за вымогательство. Панова якобы обещала не публиковать негативные материалы о чиновниках и бизнесменах, если те будут ей платить. Сама Панова в интервью "Ленте.ру" заявила, что вымогательством "Ура.ру" никогда не занималось, а губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев таким образом пытается избавиться от оппозиционного ресурса.

Не так давно в офисе "Ура.ру" в Екатеринбурге уже прошли обыски - в рамках дела о краже у агентства 10 миллионов рублей. Сейчас никаких новостей об этом деле нет. Зато, по словам Пановой, против "Ура.ру" готовится новое дело об экстремизме. 30 ноября собственники издания намерены отправить Панову в отставку с поста директора компании. Однако Панова уверяет, что пост главного редактора за собой сохранит - и работу в "Ура.ру" продолжит. "Ленте.ру" главред агентства рассказала о том, как собственники "Ура.ру" пытаются использовать издание в своих интересах. А также уверила, что информационные договоры с властью позволяют ей публиковать 80 процентов независимых материалов и платить сотрудникам высокие зарплаты.

"Лента.ру": В заявлении на "Ура.ру" говорится, что редакция официально о заведении дела уведомлена не была. До сих пор не выходили на связь?

Аксана Панова: Никто не звонил, ни о чем не уведомлял. На сайте МВД официального релиза так и не появилось. Мне-то понятно, что все развивается по законам классической пиар-кампании по дискредитации нашей деловой репутации. Я их - как субъект уголовного дела - не интересую. Иначе им перво-наперво нужны были бы мои показания.

А ваши источники что-нибудь говорят?

Нас предупреждали, что они готовят ряд уголовных дел, целую серию, что артиллерийская очередь пойдет. Обещали, что после дела о хищении со счетов "Ура.ру" десяти миллионов рублей будет дело об экстремизме с многочисленными эпизодами с комментариями читателей на сайте. Например, они увидели фотографию на сайте, где Путин как бы находится за решеткой, и это официально зафиксировано как экстремизм. Потом обещали уголовку за мошенничество при заключении сделки и еще дело за шантаж и вымогательство. Все эти дела есть и находятся в разработке.

Что, кстати, сейчас с тем делом о хищении?

Меня вызывали на допрос, я по делу прохожу как потерпевшая, так как являюсь директором ООО "Ура.ру" и его собственником с 49 процентами акций. Допрос начался и закончился тем, что я заявила, что у меня ничего со счета не пропало. Что теперь с этим делом - неясно. Это была психологическая атака.

То есть это вроде как дело Ходорковского, который сам у себя украл нефть?

Примерно так, да. Я спросила следователя: если я потерпевшая, то почему обыски проходили у меня дома? Это ж алогично! Он сидит, голову опустил и ничего не говорит. У меня дома обыск проходил при 70-летней маме и девятилетнем ребенке. Ему очень понравилось, кстати. Он уроки не делал, потому что дома война такая, люди в масках бегают. Он в школе был героем дня и теперь спрашивает, когда они снова придут.

Так какая связь между всеми этими делами?

Человек, которому принадлежит 51 процент акций ООО "Ура.ру" (имеется в виду либо Артем Биков, либо Алексей Бобров, эти уральские бизнесмены контролируют предприятие - прим. "Ленты.ру"), перед возбуждением дел вызвал меня и сказал: "Ты сама уходи по-хорошему или будет все по-плохому". Я сказала, что никуда не уйду, на что он ответил, что это требование губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева (он занимает этот пост с мая 2012 года - прим. "Ленты.ру"). Сказал: "Если ты не уйдешь, тебе пи***ц".

Он говорит: "У меня здесь финансовый интерес, он [губернатор] мне много чего пообещал, например, "Облкоммунэнерго". А это такая мощная штука: четыре с половиной миллиона жителей Свердловской области каждый месяц платят за квартиру, и структура, которая аккумулирует эти деньги, - это общак с наличкой космических масштабов. По последней проверке Счетной палаты нецелевое использование средств там составило 12 миллиардов. Наше агентство - это только один из активов Боброва, и когда на кону столько денег, понятно, что выбирает профессиональный рейдер.

Но почему они просто тебя не уволят?

Они могут меня уволить на Совете директоров 30 ноября, и они будут меня увольнять из ООО "Ура.ру".

Ты же сама продала им большую долю компании в декабре 2011 года. Зачем?

Думаешь, кто-то хотел это продавать? Это началось летом 2011 года перед длинным предвыборным циклом, у нас начались DDoS-атаки, выключали свет. Интернета нет, свет выключен, причем в управляющей компании говорят, что у вас неуплата, когда есть все квитанции. От государства невозможно защититься, мы не могли поднять сайт две недели, а это же смерти подобно для ресурса. Мы делали все возможное, мы подключали всех возможных джедаев против сил зла, но возможности неравны.

Все независимые ресурсы, а 100 процентов акций ООО "Ура.ру" принадлежали мне, они хотели взять под свой контроль. У нас же необходимости продаваться не было. Бобров говорил мне: "Мы гарантируем, что мы нормальные, это просто для спокойствия, вот в Москве переговоры по продаже ведутся с "Дождем" и со всеми, мы просто для гарантии, ничего не будет".

Я всех собрала и объяснила ситуацию. В таком осадном положении мы и вышли на сделку. Вариантов было немного. Может, это была глупость, и нужно было продолжать работать по-партизански, но, с другой стороны, проблемы, которые начались сейчас, начались бы тогда.

Были какие-то гарантии?

Устные только. Как только я согласилась, у нас включился свет, и нас перестали ддосить. Мы вышли в эфир.

По-твоему, любое интернет-СМИ можно просто так взять и отключить?

Деньги у любого заказа должны кончиться, но у них была очень серьезная заинтересованность. Конфликты у нас начались сразу же, потому что Бобров сказал мне в открытую, что "дал нами взятку администрации президента для режима наибольшего благоприятствования на территории Уральского федерального округа". Интересы у него в УФО везде - на Ямале, в Хантах, в Кургане и т. д. Он сказал, что никто и не говорил, что он хороший, и начал вести себя как настоящий рейдер.

Мне звонят из правительства Челябинской области и рассказывают, что Бобров использует "Ура.ру" как информационную дубину. Он приходит и требует отдать ему всю энергосистему. Они отвечают, что не могут, ведь есть же собственники. Он отвечает: "Тогда вам пи***ц". Меня не последние люди в регионе спрашивают: "Ты что, в рейдера превратилась?"

Это бред, такого не будет, мы никогда так делать, шантажировать правительство не будем. Он приезжал и нами пугал в разных регионах. В Хантах ему чего-то [губернатор Ханты-Мансийского АО Наталья] Комарова не отдавала, так он требовал на нее компромат публиковать.

Так вы не публиковали ничего по их просьбе?

Нет, мне эти сети в Челябинске не нужны, я не буду себя так вести. Мы не придаток к его рейдерской конторе, а информационное агентство. Мы средство массовой информации.

То есть, получается, вы постоянно не выполняли пожеланий собственника?

Получается так. Хотя мы каждый раз пытались прийти к консенсусу. Ругались в пух и прах, прямо очень сильно, были на грани расхождения или не знаю чего, потом снова садились и как-то договаривались. Мы совершенно из разных миров люди. Я не могу, чтобы мы были гранатой в руках у обезьяны.

Чего же он ждал так долго?

Не знаю, у него спросите.

Может, вам всей командой уйти и сделать новое СМИ? Деньги у вас есть, я так понимаю.

И оставить все? Вопрос не в деньгах, хотя договор же специально растянут на пять лет. Он же понимает, что главный актив - это люди, а не столы, стулья и компьютеры. Всю юридическую составляющую сделки готовили его юристы, мы никакого участия в этом не принимали. Оценщики и аудиторы его. Это наш сайт, мы очень долго его делали, ночевали, отдавали ему все. Отобьемся от него.

Как отобьетесь, если вас уволят в ноябре?

Уволят-то меня из ООО "Ура.ру" - и что? Он меня может уволить только из директоров хозяйствующего субъекта, а больше ничего не может сделать. А то, что я главный редактор, нигде не закреплено. Меня невозможно уволить, ведь у нас редакция как юрлицо не зарегистрирована.

Переключить на себя редакционные сервера и сайт они тоже не могут?

Нет.

Тогда выходит, что они купили пустышку?

(Разводит руками.) Они купили то, что они хотели купить. Они проводили аудит и могут кусать локти теперь, но это была их идея. Если журналисты могут в этой стране переиграть рейдеров, то не все потеряно в этой стране.

То есть реальная угроза - это только уголовные дела?

Даже это на самом деле просто нервотрепка, ведь это только пиар-сопровождение.

Да и пиар этот работает скорее против них, чем против вас.

Мы же ведем себя достойно, мы ничего про них не пишем. Кто вообще знает Бикова и Боброва? А если мы превратим сайт в поле для военных действий, то читатели уйдут. Нам важно, чтобы агентство работало в обычном режиме.

А если снова начнут вас ддосить?

Мы уже нашли, с кем будем работать - и готовим оборону, понимая, что этого не избежать.

"Ура.ру" ведь прибыльное СМИ?

У нас все нормально. Сейчас все кричат про договоры, которые мы заключаем, но никак по-другому существовать региональное СМИ не может. Или нужно продаваться государству и превращаться в помойку пресс-релизов. Где государство - там жизни нет, особенно у нас. Или нужно одной ФПГ принадлежать и становиться корпоративным СМИ.

ФПГ Бикова и Боброва?

Что-то вроде. Баннерная реклама не работает. Никто в баннеры не кликает, они мало собирают и поэтому дешево стоят. На них не прожить, у нас они покрывает процентов 20 от того, что мне нужно в месяц. Мы думали еще над продажей новостной ленты, но никто не будет покупать, так как слишком много предложений в сети. Ну и, к сожалению, гражданского общества у нас нет, поэтому краудфандинг не работает.

Вот мы и решили, что для устойчивости нужно зависеть не от одного спонсора. Нужно много договоров об информационном сотрудничестве, и пусть все они будут не очень большие, но чем больше, тем лучше. Заключая договор, я расставляю заборчики, объясняю, что если мы будем вылизывать, что они даже покакать не смогут, то мы девальвируем сами отношения. Если что-то происходит с человеком, с которым у нас договор, и это противоречит нашим принципам, то мы никогда не будем молчать. Мы пишем об этом, а если его это не устраивает, то он может расторгнуть договор. Поэтому все материалы у нас появляются.

А договоры с кем?

C крупными предприятиями. Вот нас как-то просили не трогать полпреда [президента в уральском федеральном округе Игоря Холманских]. Но мы не можем его не трогать. Если я буду без иронии говорить про начальника цеха, то меня не поймут. Вот рабочие у нас голодают, а он к ним не едет, а на конкурс талантов фрезеровщиков едет. Если бы полпред поехал к рабочим голодающим, я бы начала хотя бы присматриваться к нему. Но меня читатели не поймут, если я всерьез буду относиться к таким его поездкам.

То есть договор возможен и с "Уралвагонзаводом", где начальником цеха был Холманских и откуда рабочие собирались ехать в Москву усмирять оппозицию?

Договор возможен со всеми, и так живут все СМИ в России. Неправда, когда агентства большой тройки говорят, что у них нет таких договоров. Мы принимаем участие в тендерах, где есть их заявки. По-другому выжить невозможно. Все договоры и условия договора у нас абсолютно добровольные.

Что ты предлагаешь вообще мне делать? Можно превратиться в дубину Бикова и Боброва, или встать на подсос к государству, или самораспуститься! Но как еще выживать, скажи мне! Приходится искать компромисс и пытаться как-то работать в этой стране.

Можно минимизировать издержки, уволить часть сотрудников. Я вот читал, что у вас по 150 тысяч платят, подумал даже перейти к вам.

Все, что я зарабатываю, мы вкладываем в людей. Мы одна команда, и поэтому есть феномен "Ура.ру". Кто будет писать, где я буду брать материалы? Два человека не смогут делать СМИ по семи субъектам. У нас не раздутый штат - редактор на субъект, и два-три человека в нем. Да, зарплаты у нас высокие, и они безусловно выше рынка.

Если у меня в ленте 20 процентов договорных материалов, то за это я могу 80 процентов давать тех статей, которые хочу. Я пропагандирую субъективную журналистику, я хочу, чтобы мои журналисты через себя все пропускали и переживали, тогда они очень хорошо пишут.

Не обязательно проявлять свои симпатии или антипатии.

Так не бывает, они все равно проявляются. У нас агентство, где каждый журналист имеет свое лицо.

Но как ты прокомментируешь то, что говорит о вымогательстве директор телекомпании ОТВ Антон Стуликов?

По версии следствия, которую приводит "Коммерсант", в октябре 2010 года Панова "в целях получения денег и имущества в особо крупном размере" угрожала телекомпании ОТВ распространением порочащих сведений и требовала три миллиона рублей.

Это чистой воды вранье. Он полностью зависит от областных властей, его постоянно собираются увольнять. У него есть проблемы с алкоголем, и это не очень благополучный человек. У него жена работает в администрации губернатора. Понятно, почему он выбран тем человеком, который озвучивает вранье. Такой вот Антоша, что ж теперь сделаешь. Мы все будем обжаловать в суде (во время интервью, которое проходило в офисе "Ура.ру" 25 октября, Пановой звонил юрист и предлагал подавать иск).

У нас с ОТВ действительно был договор, но у них со всеми были договоры, в том числе с "Коммерсантом". Десятки СМИ через ОТВ финансировались областными властями. Сами по себе договоры - это не криминально, они абсолютно в рамках закона.

То есть вы писали про ОТВ хорошо?

Мы никогда не писали про них вообще... Это договор на обслуживание областной власти, прошлой команды. Такие были у всех. Просто финансирование шло через их предприятие. Со Стуликовым я вообще никогда про это не разговаривала, он не субъект этих отношений.

Ну вот мы не заключаем с властями договоров.

Вас тоже реклама вряд ли окупает. В регионах вообще не должно быть СМИ тогда? У меня нет ни одного якорного договора, который влиял бы на политику СМИ.

Почему же нынешнюю областную власть не устроил уже имевшийся договор?

Это вопросы не ко мне. Мы встретили хорошо нового губернатора. Всегда же кажется что-то должно измениться к лучшему.

Они расторгли договор или просто начали параллельно давить?

Здесь интересы ведь не одного субъекта, у Боброва есть интересы во всех субъектах региона. Сидели бы мы в другом регионе, было бы то же самое.

Они не давят на тех, кто договоры заключал? Не начали ли массово их расторгать?

Они давят, но пока никто не расторгал. Они вызывают и в лоб требуют писать заявления о вымогательcтве. Но они отвечают, что работают с нами, потому что это лучшее агентство. Не все же в подчинении у Куйвашева, как Стуликов.

Может, все дело в Ройзмане?

Мы его поддерживаем. Не понимаю, зачем губернатор с ним борется. Человек долгие годы на свои деньги делает доброе дело, берет на себя функции государства, делает за него работу. Он создал самый крупный в России реабилитационный центр. Мы единственное СМИ в регионе, которое его поддерживает.

Бобров и Биков говорили не писать хорошо про Ройзмана?

Да, говорили. Прямым текстом говорили, что его не должно быть, так как это раздражает губернатора. Но как я отойду в сторону? Хотите, чтобы я не заметила, как громят его центры? Они кричат: "Снимай материал!", но я оставить его не могу. Такая вот у нас ситуация.

Невесело, но ты же говоришь, что они ничего сделать не смогут.

Если по закону, то не смогут. Если по беспределу, то смогут все что угодно.

Чем думаешь, все кончится?

Все кончится хорошо, а если все кончится плохо, значит, еще ничего не кончилось.

Вот девять лет назад посадили Ходорковского, но люди же не понимают, что дойдет до всех. У нас так мало людей, кого что-то вообще волнует. Я когда планерки провожу, говорю, что у нас есть десять процентов людей, которым не все равно. Если их не будет, то можно собираться и уезжать. Даже на выборах Координационного совета оппозиции всего 100 тысяч участвовало. Это катастрофа. К кому мы апеллируем? Никого же нет. Есть только большая дурацкая система. Или надо сворачиваться и уезжать, или пытаться хоть что-то делать.

Уедешь?

Нет, буду продолжать пытаться лапками молоко взбить.