Шариат-социализм

В Египте приняли новую конституцию

Очередь на избирательном участке в Гизе. Фото: Gianluigi Guercia / (c)AFP

В ходе референдума, растянувшегося на несколько этапов, египтяне большинством голосов одобрили проект новой конституции, подготовленный "Братьями-мусульманами" и президентом-исламистом Мухаммедом Мурси. Хотя у страны появился наконец Основной закон, его принятие в нынешней редакции означает скорее начало противостояния в обществе, чем его окончание.

Документ, подготовленный и принятый в невероятной спешке на фоне затяжного политического кризиса, уже получил неофициальное название "Конституция 'Братьев-мусульман'". Фактически в его разработке принимала участие только эта политическая сила при некотором участии радикально настроенных салафитов. Остальные значимые партии и объединения бойкотировали работу конституционной ассамблеи, поскольку считали нечестным порядок ее формирования, в результате которого все решения исламисты могли принимать самостоятельно, без оглядки на мнение оппозиции.

Можно сказать, что новая конституция является очень странной конструкцией. За опрятным либеральным фасадом (разделение властей, ограничение сроков президентского правления и тому подобное) кроется химера из исламских догм и государственного социализма.

Например, провозглашается полная свобода слова, однако тут же содержится запрет и наказание за "оскорбление личности". Конечно, оскорблять людей плохо, но в египетском случае "оскорбленные" - это, как правило, чиновники и судьи, а их обидчики - почти всегда оппозиционеры и журналисты. Проще говоря, новая конституция предоставляет власти полностью готовый кляп для затыкания ртов ее критиков.

Свобода вероисповедания в Египте тоже будет несколько необычной. Отныне практиковать там можно лишь монотеистические религии. Но адептам Макаронного монстра или Ктулху радоваться рано - список разрешенных религий прилагается: ислам, христианство и иудаизм. Буддистам, синтоистам, индуистам и прочим многобожникам отныне в Египте вообще не помолиться. О таком же явлении, как атеизм, в Египте знают понаслышке и о защите прав атеистов просто не думают.

Кроме того, "Братья-мусульмане" предусмотрительно запретили в конституции "оскорблять пророков и посланников [Бога]", что тоже грозит сложными коллизиями. Для иудаиста Иисус Христос - простой аферист, а для верующего христианина крайне сомнительной личностью является Мухаммед. Сами мусульмане, хотя и признают Моисея, Соломона, Христа и Деву Марию, расценивают их предполагаемые жизненные пути в ключе, который может показаться оскорбительным для иудаистов и христиан. В общем, здесь тоже могут возникнуть очень неприятные ситуации.

Сторонники Мохаммеда Мурси. Фото: Khaled Abdullah Ali Al Mahdi / Reuters
Сторонники Мохаммеда Мурси. Фото: Khaled Abdullah Ali Al Mahdi / Reuters

Кто в подобных случаях будет прав, а кто - виноват, становится нетрудно догадаться после прочтения второй статьи конституции, в которой ислам объявляется государственной религией, а шариат - основой юридической системы страны. Кроме того, в 219 статье сказано, что судьи, прокуроры и адвокаты в своей деятельности должны опираться на догмы суннитской ветви ислама и прислушиваться к мнению "большинства мусульманских богословов", то есть все тех же "Братьев-мусульман".

В Основном законе много и других положений, которые можно толковать очень и очень широко. Например, права и свободы граждан гарантируются в части о "защите истиной природы египетской семьи". Возникает такой, например, вопрос: имеет ли право на защиту со стороны государства жена, которую регулярно бьет муж? Или такая защита будет противоречить правилам, тысячелетиями практиковавшимся в египетских семьях?

В экономической сфере конституция провозглашает свободный рынок, но при повсеместном государственном вмешательстве в "социально значимые сферы". Например, матерям и младенцам гарантируется бесплатная медицинская помощь, а вдовам и разведенным женщинам - пособия со стороны правительства. От традиционных социалистических обещаний (практически нереализуемых) не смогли удержаться даже закоренелые исламисты.

Неудивительно, что конституция, наполненная противоречиями и излишне обтекаемыми формулировками, вызвала бурю возмущения со стороны граждан, выступавших за создание в Египте политической системы по образцу западной демократии - без ссылок на шариат, "традиционные ценности", руководящую и направляющую роль "исламских богословов" и прочие средневековые прелести.

Наиболее политически активная часть египетского общества - светские городские жители, обладающие определенным уровнем достатка, - уже пообещала бороться за отмену и пересмотр ряда положений новой конституции. Шансы на успех предприятия у них имеются.

Тунис, переживший революцию еще до Египта, также получил правительство из умеренных исламистов. Спустя год выяснилось, что для уверенного роста ВВП требуется не только доскональное знание Корана и пятиразовый намаз, но и ряд других умений и навыков. Наполнить бюджет "сильным государством" (29 министерств!) и страстными молитвами оказалось довольно трудной задачей: экономическое положение страны остается плачевным. В этой связи популярность исламистов в Тунисе существенно усохла, профсоюзы начали готовить всеобщую забастовку, а страна оказалась на пороге политико-экономического кризиса.

Египет, где исламисты также мечтают о "сильной власти", наверняка окажется в том же положении - экономика страны и так находится в режиме свободного падения. Рост безработицы и бедности, в свою очередь, несет еще большую опасность - усиление левых настроений в обществе. Социалист Хамдин Сабахи, получивший на президентских выборах третий результат (с небольшим отрывом от Мурси), ударными темпами сколачивает предвыборный блок, открыто выступающий против принципов свободного рынка. Программа этого политика, выступающего с позиций "взять все и поделить", пользуется растущей поддержкой в обществе, поэтому его партия имеет все шансы побить исламистов на парламентских выборах, намеченных на конец февраля. Если этого не произойдет, сторонники Сабахи готовы выйти на улицы.

Хамдин Сабахи. Фото: Mahmud Hams / ©AFP
Хамдин Сабахи. Фото: Mahmud Hams / ©AFP

Вообще, в Египте сейчас складывается очень странная политическая ситуация, при которой исламисты во главе с Мурси выступают едва ли не марионетками Запада: они готовы взять кредит МВФ и объявить меры жесткой бюджетной экономии, чтобы хоть как-то наполнить бюджет. При этом левые секуляристы, отвергающие западные рецепты спасения экономики, выглядят настоящими патриотами, не идущими на поводу у "капиталистов".

Конституция, фактически закрепившая главенствующее положение "Братьев-мусульман" в политике, на время даст исламистам фору, но во что выльется их странное противостояние с левыми, сейчас пока неясно. С уверенностью можно сказать лишь одно: политическая борьба в Египте не прекратилась, она только начинается.

подписатьсяОбсудить
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей