Без бумажки кандидат

Минобрнауки на ходу придумывает, как лишить плагиаторов ученых степеней

Здание Высшей аттестационной комиссии министерства образования и науки РФ на Люсиновской улице в Москве
Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

С ноября 2012 года научное сообщество и просто неравнодушная общественность задаются вопросом о том, лишат ли теперь уже бывшего директора СУНЦ МГУ Андрея Андриянова, уличенного в подлоге и плагиате, ученой степени. В январе к нему добавились еще пара десятков человек, защитившихся в том же диссертационном совете при МПГУ, что и Андриянов, и также пойманных на плагиате. Сначала специально созданная для этого случая комиссия при Министерстве образования и науки рекомендовала лишить фальсификаторов степени, затем ее поддержал экспертный совет Высшей аттестационной комиссии и наконец — президиум ВАК. Однако пока что все это лишь рекомендации. «Лента.ру» попыталась разобраться в том, существует ли сейчас в России четкая схема отзыва научных степеней.

Нынешнее положение о порядке присуждения ученых степеней кандидата и доктора наук было утверждено правительством в 2002 году. В последний раз оно редактировалось в 2011-м. Шестой раздел положения посвящен лишению (и заодно восстановлению) присвоенных степеней. В нем говорится, что если степень присуждена необоснованно и/или с нарушениями процедуры, то ее могут отозвать диссертационный совет, в котором проходила защита научной работы, или Министерство образования и науки. Если диссовета больше не существует, то Минобрнауки поручает другому диссовету решить вопрос о лишении степени. Процедура принятия решения внутри диссертационного совета аналогична процедуре защиты: на заседании должны присутствовать как минимум две трети членов совета, «за» должны проголосовать как минимум две трети присутствующих.

Что в таком случае предшествует заседанию диссовета и что следует за ним, а также как осуществляется лишение степени «по решению Министерства», в положении не уточняется. «Порядок рассмотрения вопроса о лишении (восстановлении) ученых степеней устанавливается Министерством образования и науки Российской Федерации», — гласит 43-й пункт документа.

В ноябре 2012 года «Лента.ру» начала серию публикаций о «липовых» диссертациях. Спустя месяц, 24 декабря, на сайте Минобрнауки был выложен проект приказа об утверждении порядка рассмотрения вопроса о лишении (восстановлении) ученых степеней. В нем подробно перечисляются основания для лишения степени, документы, необходимые для принятия решения, порядок проведения заседания диссовета (а не только необходимая доля присутствующих) и дальнейшие действия: передача документов дела в экспертный совет ВАК и последующее издание приказа Минобрнауки — в том случае, если на всех этапах было принято решение о лишении степени.

Однако пока что эта процедура еще не вступила в силу: приказ пока не опубликован, и в какой стадии он находится, в ведомстве «Ленте.ру» оперативно ответить не смогли. Получается, что никакой действующей на данный момент процедуры, судя по всему, просто не существует — новый приказ не предполагает отмену каких-либо старых порядков.

Помимо документа о процедуре лишения степени, в декабре 2012 года — одновременно с началом работы комиссии, рекомендовавшей отозвать степень Андриянова и других, — Минобрнауки выложило на всеобщее обозрение проект приказа о порядке рассмотрения апелляций. Этот документ, в случае его принятия, должен заменить нынешний достаточно невразумительный порядок (сейчас там прописаны только общие слова: кто рассматривает вопрос о лишении, кого «при необходимости» можно пригласить на заседание и каким образом ВАК принимает заключение; ни слова о том, кто и как подает апелляцию и принимает окончательное решение, в документе нет). Как и проект приказа по лишению, проект приказа по апелляциям подробно расписывает всю процедуру — от того, кто, почему и как подает апелляцию, до того, кто, как и когда принимает окончательное решение о лишении, сохранении или присуждении степени. При этом апелляции могут быть поданы в течение трех лет (если речь идет о серьезных нарушениях) или двух месяцев (если речь идет о нарушении процедуры) с момента защиты. Уже после появления этого проекта, в январе 2013-го, комиссия при Минобрнауке рекомендовала увеличить срок давности до десяти лет и вернуться тем самым к нормам, действовавшим до 2011 года.

В проекте приказа о лишении степени без апелляции никакого упоминания ни о сроке давности, ни о его отсутствии нет. Впрочем, министр образования и науки Дмитрий Ливанов пообещал 14 февраля, что в течение месяца будет принято решение по срокам давности для лишения ученых степеней: он то ли составит десять лет, то ли вообще будет бессрочным.

Директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина пояснила «Ленте.ру», что до появления проектов приказов Минобрнауки все вопросы по присуждению и лишению степеней были в ведении ВАКа. «Приказа министерства не было, потому что это только ответственность и полномочия ВАКа. Есть положение о ВАКе, там прописаны все полномочия — там есть президиум, система экспертов, прописано, когда экспертам ВАК отсылаются работы (их раньше называли «черные оппоненты»), то есть это так или иначе процедурно было все отрегулировано», — рассказала Абанкина. Но среди нормативных документов на сайте ВАКа найти четкое описание процедуры лишения степени, в особенности без апелляции, «Ленте.ру» не удалось.

Широко известных примеров лишения научной степени в новейшей России нет. Тем не менее, известны случаи, когда ВАК не соглашался с решениями диссовета или когда еще до вердикта ВАКа соискатели сами отзывали свои работы. С примерами можно ознакомиться на страницах решений президиума ВАК (на новом сайте доступны решения за срок от 4 июля 2008 года до 8 июля 2011 года, кроме того, есть архив на старом сайте ведомства).

Все решения президиума можно разделить на три категории: вынесение диссертационному совету замечания или предупреждения (за провинности от нарушений в оформлении дела до необоснованного выбора оппонентов и специальности); снятие работы с рассмотрения в ВАКе по письменному заявлению соискателя (как правило, такие решения сопровождаются замечанием или предупреждением диссовету, некачественно изучившему работу); отмена решения диссовета о присуждении степени или отклонение ходатайства диссовета о присуждении степени (вторая формулировка встречается только в связи с советами, деятельность которых была приостановлена).

К решениям президиума нет никаких пояснений, так что понять, по какой процедуре и на каком этапе было отменено решение о присуждении степени, невозможно. Судя по формулировке («отменить решение совета такого-то при таком-то вузе о присуждении ученой степени»), эти решения относятся к соискателям, чью степень еще не утвердил своим приказом министр (или его заместитель).

Но в ситуации с диссертационным советом при МПГУ (Д 212.154.01) все 17 ученых, которых комиссия при Минобрнауки рекомендовала лишить степени, успели стать кандидатами или докторами по приказу министра. Как же министерство собирается лишить их степени при отсутствии практики и закрепленного в нормативах порядка?

Расследование истории с Андрияновым могло бы пойти по так или иначе обозначенной в нормативных документах процедуре апелляции: прежде чем писать о несуществующих публикациях в издание «Троицкий вариант — Наука», выпускники СУНЦ МГУ обратились с официальной апелляцией в ВАК. Но комиссия не ответила им в установленные сроки, и историю подхватили СМИ и блогеры.

Лишь после этого министерство создало специальную комиссию. После того как комиссия провела собственное расследование и дала свои рекомендации, в дело вступил ваковский экспертный совет по истории — и тоже дал свои рекомендации. Вслед за ним решение, все еще не в пользу Андриянова, принял президиум ВАК. За ним, вероятнее всего, последует приказ министра: так как степени присуждаются именно им, то и отзывать их должен глава ведомства.

Новый глава ВАКа Владимир Филиппов, комментируя скандал в диссовете МПГУ, сначала заявил, что решение о лишении степени — в компетенции министерства, а не ВАКа, ВАК может только настойчиво рекомендовать поступить так или иначе. Однако на следующий же день в интервью «Эху Москвы» он напрямую сказал, что «серьезные решения снятия кандидатов и докторов наук» входят в полномочия комиссии.

Создается впечатление, что глава органа, следящего если не за качеством самих диссертаций, то уж по крайней мере за качеством диссертационных советов, которые их утверждают, сам путается в том, как именно должна происходить процедура лишения степени. В России в последние 20 лет эта процедура была совершенно не востребована — все чиновники в один голос говорят о «единичных» случаях отзыва степеней. При таком раскладе совершенно неудивительно, если окажется, что все, что происходит сейчас с лишением степени Андриянова и других, — это схема, придуманная ad hoc.