Фальшивим вместе

Комиссия при Минобрнауки рекомендовала лишить ученых степеней авторов подозрительных диссертаций

Здание Министерства образования и науки России
Здание Министерства образования и науки России
Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ

Комиссия при Минобрнауки, созданная для проверки результатов деятельности диссертационного совета Московского педагогического государственного университета Д 212.154.01, завершила свою работу. Результаты признаны неудовлетворительными. Эксперты во главе с заместителем министра Игорем Федюкиным рекомендовали лишить фальшивых диссертантов — в том числе главу СУНЦ МГУ Андрея Андриянова — степеней и усовершенствовать отечественную систему защиты докторских и кандидатских работ. Впрочем, реальными полномочиями воплотить эти рекомендации в жизнь комиссия не располагает.

История с липовыми диссертациями началась 20 ноября 2012 года, когда в газете «Троицкий вариант — Наука» было опубликовано письмо выпускников СУНЦ МГУ (специализированного учебно-научного центра для одаренных школьников, более известного как «колмогоровский интернат») о том, что в автореферате диссертации нынешнего директора интерната Андрея Андриянова указаны несуществующие «ваковские» публикации. В ответ Андриянов предъявил копии научных журналов со своими публикациями, но, как вскоре выяснилось, редакции названных журналов ничего об этих выпусках своих изданий не слышали. Блогеры, а вместе с ними и «Лента.ру», начали проверять имена других авторов, которые фигурировали в продемонстрированных Андрияновым журналах, и выяснилось, что все они связаны с двумя диссертационными советами. На один из них — совет по отечественной истории МПГУ Д 212.154.01, председателем которого является Александр Данилов (по совместительству — заместитель председателя экспертной комиссии ВАК по истории) — наше издание обратило пристальное внимание. По итогам расследования «Ленты.ру» выяснилось, что больше половины защищенных в этом диссовете работ имеют признаки подлога, а две внимательно изученных диссертации — Андрея Андриянова и Владлена Кралина, более известного как Владимир Тор, — оказались полны плагиата.

30 ноября, через десять дней после первых обвинений в адрес Андриянова и после публикации на «Ленте.ру» подробного разбора текстов Андриянова и Тора, при Министерстве образования и науки была создана экспертная комиссия по проверке диссовета Д 212.154.01. Ее возглавил замминистра Игорь Федюкин, а в состав комиссии вошли историки Валерий Тишков (РАН), Абдулла Даудов (СПбГУ), Александр Каменский (ВШЭ), Борис Колоницкий (Европейский университет в Санкт-Петербурге) и Юрий Петров (РАН), а также биолог Михаил Гельфанд (РАН) и философ Максим Хомяков (Уральский федеральный университет им. Б.Н. Ельцина). Секретарем комиссии стал начальник отдела департамента развития приоритетных направлений науки и технологий Минобрнауки Александр Ладный.

Эксперты не стали проверять все диссертации, которые были защищены в МПГУ за время существования диссовета (их — больше двух сотен), ограничившись выборкой в 25 работ, защищенных в 2007 году и позже (впоследствии к ним добавились еще 60 диссертаций, но их комиссия не успела изучить внимательно). Авторов этих работ объединяют два обстоятельства: все они в своих авторефератах указали публикации, которых, по данным открытых источников, не существует в природе; и все они работают в вузах: РГСУ, МПГУ, Армавирском государственном педагогическом университете и даже на юридическом факультете МГУ. Впрочем, СУНЦ МГУ среди этих заведений нет, хотя Андриянов тоже вошел в число первых 25 авторов.

Для проверки подлинности диссертаций комиссия отправила официальные запросы в редакции изданий, указанных в авторефератах; в вузы, где диссертанты якобы готовились к защите; в вузы, которые якобы предоставляли отзывы на их работы; и в Российскую государственную библиотеку. В последнем случае требовалось выяснить, имеются ли тексты диссертаций и авторефератов в РГБ, как того требуют правила соискания научной степени.

Редакции изданий (абсолютным лидером у диссертантов из МПГУ оказался «Вестник РУДН»), как того и следовало ожидать, по большей части опровергли факт соответствующих публикаций — собственно, они и раньше уже делали это, хотя и не в ответ на официальные запросы. Только в отношении одного из 25 авторов, доктора исторических наук Павла Кириллова, комиссия не смогла получить опровергающих ответов (по состоянию на 22 января издания «Среднее профессиональное образование», «Гуманитарные и социально-экономические науки» и «Преподаватель XXI век» не откликнулись на запрос из Минобрнауки). В 22 случаях из 25 вузы заявили, что они не были ни ведущими организациями, ни организациями, на базе которых выполнялись проверяемые работы. В Ярославском государственном педагогическом университете имени К.Д. Ушинского, например, прямо назвали подписи и печати на документах диссертантов поддельными.

Семь диссертаций из числа подозрительных были подвергнуты более тщательной проверке — комиссия попросила РГБ изучить их на предмет заимствований с помощью системы «Антиплагиат». Работ могло бы быть восемь, но диссертации Владимира Тора в фондах РГБ нет, а текст из библиотеки МПГУ комиссия получить не успела. Впрочем, как уже говорилось, анализ «Ленты.ру» показал, что оригинальностью текст известного националиста не отличается.

Во всех семи работах, включая диссертацию Андриянова, которую автор защитил в 2011 году по теме «Студенческое движение в общественно-политической жизни города Москвы в 1991-2008 гг.», было обнаружено большое количество некорректных заимствований — то есть, попросту говоря, плагиата. Так, у самого Андриянова доля заимствований, по оценке РГБ, составляет до 53,9 процента от общего объема работы. Больше всего (свыше 20 процентов «чужого» текста) глава СУНЦ МГУ позаимствовал у Татьяны Антоновой, которая в 2010 году защитила диссертацию на тему «Организационные формы и идейно-политическая направленность молодежных движений и организаций Российской Федерации в 1992-2003 гг.» в том же МПГУ. Диссертация Антоновой также попала под пристальное внимание комиссии: по данным РГБ, в ней более 13 процентов плагиата. «Лента.ру», изучив работу Андриянова, оценила долю заимствований в ней примерно в 80 процентов. Оценка РГБ скромнее, но в итоговом докладе отмечается, что библиотека осуществляет поиск только по источникам, которые имеются в ее электронной коллекции, а это в основном одни диссертации.

Больше всего плагиата — 87,4 процента — РГБ обнаружила в работе Владислава Максимова, защитившего в 2010 году диссертацию по теме «Исторический опыт подготовки научно-технических кадров в Российской Федерации в условиях политических и социально-экономических реформ 1985-1999 гг.» (его «Лента.ру» также упоминала в связи с цепочкой заимствований, обнаруженной среди работ диссертантов, научных руководителей и оппонентов из МПГУ). И вуз, где он якобы готовился к защите (РГСУ), и издательство (в данном случае, единственное), где он якобы публиковался, от Максимова открестились.

Помимо Андриянова, Антоновой и Максимова, тщательной проверке на плагиат подверглись Ольга Баландина (позаимствовавшая почти 7 процентов работы у своего оппонента Александра Ручкина, который — или кто-то под его именем — назвал ее труд оригинальным и интересным), Нонна Харитонова, Аршак Акопян и Марина Смирнова. РГБ по всем этим диссертациям вынесла одинаковый вердикт: считать эти тексты оригинальными нельзя.

В своем итоговом докладе экспертная комиссия рекомендует лишить степеней (и последовавших за ними званий доцентов или профессоров) всех диссертантов, уличенных в подлоге и/или плагиате, в том числе Андрея Андриянова, с которого началась вся эта история. Даже если министерство прислушается только к этой рекомендации, то уже можно будет констатировать определенный успех в борьбе с поддельными диссертациями. Однако пожеланием лишить фальсификаторов не заслуженных ими ученых степеней комиссия не ограничилась. Эксперты под руководством Федюкина пошли дальше и обратили внимание на ряд трудных вопросов, касающихся как непосредственно ситуации в МПГУ, так и глобально — в российской науке в целом.

Так, комиссия рекомендует продолжить проверку диссертационного совета Д 212.154.01 — в частности, в планы экспертов входит заполучить-таки текст Владимира Тора и проверить его на плагиат, а заодно получить официальные ответы от редакций и вузов по всем оставшимся диссертантам. Деятельность самого диссовета из МПГУ комиссия предлагает прекратить (впрочем, официальная формулировка звучит менее резко: «рассмотреть вопрос о целесообразности прекращения деятельности диссертационного совета»), а всех, кто оказался замешан в скандале с липовыми диссертациями, — научных руководителей, консультантов, оппонентов, членов диссовета (как писала «Лента.ру», зачастую это одни и те же люди), — отстранить от любой работы, связанной с присуждением ученых степеней.

В отношении председателя диссертационного совета Д 212.154.01 Александра Данилова предлагается следующее: запретить ему быть одновременно руководителем диссовета и заместителем председателя экспертной комиссии ВАК по истории, да и вообще лишить его права занимать руководящие должности в этой области.

Помимо людей, напрямую замешанных в скандале, комиссия обращает внимание и на тех, кто должен был осуществлять над ними контроль, и предлагает привлечь к ответственности (какой именно, не уточняется) руководство МПГУ. Впрочем, ни о каких мерах в отношении Высшей аттестационной комиссии (ВАК), которая также контролирует деятельность диссоветов и проверяет прошедшие через них диссертации и авторефераты на соответствие хотя бы формальным требованиям (например, наличие текста в фондах РГБ), в докладе комиссии Минобрнауки не говорится.

Выводы экспертной комиссии выходят за пределы одного конкретного диссовета. Обнаружив систематические нарушения в Д 212.154.01, эксперты комиссии — как до них это делали многие другие эксперты и блогеры — говорят, что в России защищается слишком много диссертаций, руководители которых относятся к ним формально, репутационной ответственности просто не существует, а в отсутствие процедуры апелляции бороться с нарушениями невозможно. По признанию замминистра Игоря Федюкина, случаи лишения степеней в России — единичны («Ленте.ру» не удалось найти ни одного примера в открытых источниках).

Комиссия сформулировала ряд рекомендаций по поводу того, как можно решить системные проблемы в сфере защиты диссертаций, чтобы спасти честь российской науки (впрочем, результаты своей работы комиссия еще намерена обсудить с профессиональным сообществом и Общественным советом при Минобрнауки). Некоторые из этих предложений Игорь Федюкин незадолго до составления итогового доклада перечислил в интервью «Снобу».

Во-первых, эксперты предлагают увеличить срок давности по лишению степени в несудебном порядке до 10 лет и заодно разработать четкую (открытую и прозрачную) систему апелляции. Сейчас такой срок составляет три года, и именно по причине его краткости Минобрнауки отказалось рассматривать вопрос о лишении степени единороса Владимира Бурматова, которого блогеры также уличили в плагиате (Бурматов защитился в 2006 году).

Во-вторых, комиссию не устраивает ситуация, когда один и тот же человек является членом экспертного совета ВАК и одновременно председательствует в диссовете, — как это наблюдается в случае с Александром Даниловым. «Лента.ру» уже писала, как Данилов в своем отчете о работе экспертного совета ВАК по истории хвалил собственный диссертационный совет. Подобные случаи конфликта интересов комиссия предлагает полностью запретить.

В-третьих, комиссия предлагает наказывать руководителей вузов, в диссоветах которых будут обнаружены нарушения. Ну а руководству вузов, ложно упомянутых фальшивыми диссертантами, комиссия рекомендует обратиться в правоохранительные органы с запросом о возбуждении уголовных дел.

Есть среди рекомендаций и менее конкретные, рассчитанные на перспективу. Комиссия предлагает «инициировать выработку новых стандартов защиты диссертаций и стандартов качества научных работ, приведение их к международному уровню», усовершенствовать механизмы контроля за диссертационными советами и создать совет по научной этике. И если в уголовные дела в отношении фальшивых диссертантов верится с трудом, то создать соответствующий совет, усовершенствовать методы контроля и разработать новые стандарты намного проще.

Не стоит забывать, однако, что экспертная комиссия — это орган, не имеющий никаких полномочий, о чем неоднократно заявлял тот же Федюкин. Все решения, в том числе и персональные, будут принимать ВАК и собственно Минобрнауки, а послушает ли Дмитрий Ливанов своего подчиненного, предсказать невозможно.

подписатьсяОбсудить
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон