Новости партнеров

Кипр на Крайнем Севере

Почему идея Медведева о российских офшорах — провальная

Мыс Столбчатый на острове Кунашир
Фото: Кривошеев Сергей / ИТАР-ТАСС

Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил создать на Дальнем Востоке России собственную офшорную зону. По мнению главы правительства, «хорошим местом» для этого являются Сахалин или Курилы. Скорее всего, эта идея даже не будет серьезно обсуждаться. Дело не только в том, что Медведев, неоднократно бывавший на Курилах, должен понимать, что эта территория для банковской деятельности вряд ли подходит, но еще и в том, что все предыдущие идеи по созданию в России особых экономических зон или провалились, или реализуются крайне медленно.

Создать на Дальнем Востоке России собственный офшор Медведев предложил 21 марта на заседании правительства. По мнению премьер-министра, это не только позволит развить названные территории, но и вернуть в страну часть российских денег, размещенных сейчас в таких офшорных зонах, как Кипр, Багамы и Британские Виргинские острова. Из слов главы правительства следует, что он только предложил обсудить эту идею; какой-либо конкретики в его высказываниях не было.

Заявление Медведева было сделано на фоне банковского кризиса на Кипре. В конце прошлой недели островная республика объявила, что намерена списать налог с размещенных в банках счетов, в том числе и счетов россиян. И хотя идея еще обсуждается, доверие к офшорным зонам может оказаться подорванным. Потенциально это «открывает двери» для внутренних офшоров, то есть для тех, которые находятся в составе государств с многопрофильной экономикой, а не основанной только на банковском секторе.

Российский премьер-министр неоднократно посещал как Сахалин, так и острова Курильской гряды (последний его визит в регион состоялся в июле 2012 года), и его высказывание по поводу создания там офшорной зоны кажется шуткой. В качестве иллюстрации достаточно напомнить, что регион является одним из мировых лидеров по «плотности населения» медведями: на Курилах и Сахалине проживает более четырех тысяч особей.

Курильские острова относятся к зоне Крайнего Севера, а большинство офшоров, как известно, находятся в странах с теплым климатом. Из трех десятков мелких и крупных островов Курильской гряды заселено только четыре, при этом население региона не превышает 19 тысяч человек. Основной отраслью экономики является добыча и переработка рыбы, большая часть которой направляется на экспорт в Японию, Китай и другие азиатские страны. Курилы также богаты минеральными ресурсами, но их добыча практически не ведется, в том числе и из-за отсутствия инфраструктуры: на островах практически нет (за исключением населенных пунктов) заасфальтированных дорог.

Сахалин населен лучше Курил: на нем проживает почти полмиллиона человек. На острове ведется добыча нефти и газа, что делает его одним из лидеров России по привлечению инвестиций. Тем не менее для экономики Сахалина характерны те же недостатки, что и для Курил (да и вообще для всего Дальнего Востока): высокий по сравнению с Центральной Россией уровень цен, плохое качество инфраструктуры (асфальтовое покрытие есть только в южной части острова), а также отсутствие каких-либо крупных предпринимательских проектов, кроме добычи природных ресурсов. Следует напомнить, что браконьерство на Сахалине и Курилах является не местным хобби, а распространенным видом заработка.

В то же время предложение премьер-министра не является чем-то выдающимся: за последние 20 лет российские власти неоднократно пытались реализовать проекты по созданию внутренних офшоров, свободных или особых экономических зон, в том числе и на Дальнем Востоке. Большинство этих проектов или уже провалились, или пока не принесли желаемого результата.

От портов до казино

Дальний Восток, что символично, был одним из пионеров по созданию свободных экономических зон в России. Так, еще в 1990-м году в городе Находка (находится на юго-восточном побережье Приморского края) де-юре начала функционировать свободная экономическая зона. Были анонсированы амбициозные проекты, в том числе создание технопарка с привлечением американских и корейских инвесторов, что требовало и развития энергетической и транспортной инфраструктуры. В общей сложности были достигнуты договоренности об инвестициях, в том числе из государственного бюджета, на 220 миллионов долларов.

Официально зона существовала почти 16 лет, но реально она функционировала менее половины этого срока. Налоговых льгот, которые являются неотъемлемой частью любой свободной экономической зоны, Находка лишилась еще в 1993 году. На протяжении 1990-х их неоднократно намеревались вернуть, но этого так и не произошло. В 1998 году после дефолта по долгам Россия прекратила финансирование СЭЗ, и она фактически прекратила существование. Что касается денег, то часть из них была потрачена на инфраструктуру, часть — исчезла в неизвестном направлении. В 1999 году Госдума требовала от Счетной палаты провести проверку расходования средств СЭЗ; тогда сообщалось, что в Находку было направлено 429 миллиардов неденоминированных рублей (около 429 миллионов «современных» рублей), но ни один из приоритетных проектов так и не был осуществлен.

В 1999 году появилась свободная экономическая зона в Магадане, известная также как «Золотая Колыма». Предприятия, работающие в ней, не платят налога на прибыль, если инвестируют ее в развитие экономики или социальной сферы региона; они также освобождены от таможенных пошлин. Эффект от СЭЗ в Магадане можно охарактеризовать как «более чем локальный»: в 2012 году оборот товаров в ОЭЗ составил 1,2 миллиарда рублей (при ВРП региона в 80 миллиардов рублей). Более половины операций приходится на торговлю. Это свидетельствует о том, что ОЭЗ стала скорее способом сокращения налогов для некоторых фирм, чем реальной «точкой роста». Возможно, это связано с особенностью экономики региона, которая в основном привязана к добыче золота. Остальные отрасли экономики региона, фактически не имеющего сообщения с другими субъектами РФ, развиваются очень медленно. Предполагается, что СЭЗ будет ликвидирована с начала 2014 года. Пока о желании властей продлить ее функционирование ничего неизвестно.

Судя по всему, неудачно закончилась попытка развить с помощью инструмента СЭЗ порт Советская гавань на востоке Хабаровского края. Портовая особая экономическая зона Советская гавань, решение о создании которой было принято в 2009 году, до сих пор не смогла привлечь ни одного инвестора. В настоящее время чиновники думают, стоит ли присоединить к ней порт Ванино, чтобы заинтересовать инвесторов, или попросту ликвидировать.

Игорная зона в бухте Муравьиная (юг Приморского края), которая должна была привлечь инвесторов и туристов из стран АТР, также пока не принесла ожидаемого эффекта. Зона получила все необходимые разрешения в 2009 году. Тем не менее за четыре года не появилось ни одного постоянно функционирующего объекта. В августе 2012 года газета «Коммерсантъ» писала, что инвестиции в зону составят около 600 миллионов долларов. По данным издания, вкладываться в игорный бизнес решились только российские компании. В середине марта текущего года в администрации Приморского края сообщалось, что строительство первого казино уже началось и открытие планируется через год.

В лидерах только производство

Дальневосточный опыт развития территорий с помощью свободных экономических зон в целом соответствует российскому. В 1990-е годы в РФ активно создавались свободные экономические зоны, которые де-факто были внутренними офшорами. В первую очередь речь идет о зонах экономического благоприятствования в Ингушетии и Калмыкии. В таких зонах инвесторы получали льготы по налогу на прибыль. Против такой практики активно выступали губернаторы других субъектов России, которые жаловались, что фактически внутренние офшоры стали способом ухода от налогов предприятий из не связанных с зонами экономического благоприятствования регионов. Развитию самих офшорных территорий льготы практически никак не способствовали. В декабре 2003 года Совет Федерации лишил региональные власти возможности устанавливать льготы по налогу на прибыль, и с внутренними офшорами было покончено.

В настоящее время в России насчитывается более двух десятков особых экономических зон. Хорошие результаты показывает, пожалуй, только промышленная зона в Татарстане («Алабуга»), в которой работает уже около трех тысяч человек. Производственные зоны в Тольятти (привязана к автомобильному концерну «АвтоВАЗ») и «Титановая долина» в Свердловской области были открыты недавно, и об их результатах говорить пока рано. Что же до туристических зон, то попытки их создания пока безуспешны. Например, «Новая Анапа» в станице Благовещенская Краснодарского края и «Куршская коса» в Калининградской области были закрыты из-за отсутствия резидентов. Сейчас в стране насчитывается пять туристических ОЭЗ, но ни одна из них еще не привлекла инвесторов.

Кроме портовой зоны в Советской гавани, в стране есть еще две ПОЭЗ. Мурманская портовая зона не привлекла еще ни одного инвестора. Единственная аэропортовая зона, «Ульяновск-восточный», где планировалось построить грузовой хаб, не могла найти инвесторов полтора года. Сейчас в ее развитие средства вкладывают три компании. Из игорных зон функционирует только одна — «Азов-сити» в Краснодарском крае. В настоящее время в ней открыто два игорных дома. Но реальные достижения, пожалуй, пока демонстрируют только промышленные зоны. Калининградская зона пока не привлекла ни одного инвестора, а «Сибирская монета» на Алтае нашла всего одну заинтересованную компанию.

Таким образом, российские свободные экономические зоны пока не стали инструментом развития экономики; даже если от некоторых из них и есть эффект, то он локален. Для сравнения, в Китае в СЭЗ создается почти 50 процентов ВВП.

Предложение Медведева совпало не только с экономическим кризисом на Кипре и желанием создать в России свой офшор. Заявление премьер-министра сделано на фоне обсуждения программы развития Дальнего Востока. В течение последнего года этот документ неоднократно пересматривали. Если в конце 2012 года говорилось об инвестициях в 5,7 триллиона рублей, то 21 марта 2013 года Медведев заявил, что госпрограмма потребует 10 триллионов рублей государственных и частных средств.

При этом совершенно непонятны источники финансирования: министр финансов РФ Антон Силуанов сообщил, что за счет федерального бюджета планируется выделить 3,8 триллиона рублей, что в 14 раз превышает возможности государственной казны. Насколько будут готовы частные инвесторы вкладываться в развитие региона, пока непонятно: тот же Фонд развития Дальнего Востока, который должен привлекать средства частных инвесторов, не начал еще ни одного проекта. Для развития Дальнего Востока уже создали собственное министерство, однако его включили в список неэффективных; чиновники хотели создать профильную госкорпорацию, но потом по какой-то причине от нее отказались. Не исключено, что у них есть еще много проектов для Дальнего Востока, и создание внутреннего офшора является не самым экзотичным.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов