Абсурд в посудной лавке

«Маленькая победоносная война» со счетами на Кипре провалилась

Михалис Саррис
Фото: Максим Шеметов / Reuters

Идея ЕС и правительства Кипра провести быстрое списание средств с депозитов зарегистрированных на острове банков окончательно провалилась. Не последнюю роль в этом сыграла Москва, из-за чего ее отношения с Брюсселем стали стремительно ухудшаться. У самого Кипра, похоже, нет никакого запасного плана, что делает первое в истории Евросоюза суверенное банкротство вполне вероятным.

Основные события «войны за спасение Кипра» проходили в последние дни на трех фронтах: министр финансов острова Михалис Саррис пытался найти деньги в Москве, правительство и политики Кипра в Никосии придумывали план введения налога на депозиты, который бы устраивал и ЕС, и вкладчиков, а в Евросоюзе между тем пугали Кипр банкротством и ставили ему различные ультиматумы.

От Силуанова ушел, от Шувалова ушел

Министр финансов Кипра Михалис Саррис, как только прилетел в Москву, сразу стал встречаться с российскими чиновниками. Сначала он поехал в Министерство финансов, где провел переговоры со своим коллегой Антоном Силуановым и представителями ЦБ. Спустя полтора часа после начала встречи он вышел из здания ни с чем, но уверил журналистов, что встреча была конструктивной и к тому же «честной».

Из Минфина Саррис прямиком поехал к вице-премьеру Игорю Шувалову, но и у него достичь никаких договоренностей не сумел. Понятно, что выделение средств из российского бюджета (Кипр изначально хотел либо пролонгировать старый кредит на 2,5 миллиарда евро, либо получить еще пять миллиардов) — вопрос, который ни Шувалов, ни Силуанов не могут решить в одиночку. Фактически в стране есть только один человек, способный на широкий жест — одним махом выдать гостю столько государственных денег, но пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сразу же заявил журналистам, что в планах Владимира Путина встреча с Саррисом не значится.

Не была запланирована встреча с кипрским министром и у правительства России, однако настырный киприот отказался уезжать домой без денег. В итоге произошел дипломатический курьез: 21 марта постпред России при ЕС Владимир Чижов перед встречей представителей российского правительства с Еврокомиссией заявил, что Сарриса на нее не приглашали, а потом сразу же добавил: «Но он здесь, насколько я понимаю».

Российская пресса выяснила, что Саррис мотается по кабинетам российских чиновников не только из-за несговорчивости Москвы. По данным газеты «Коммерсантъ», министр приехал с Кипра неподготовленным: у него не оказалось предложений, которые можно было бы предметно обсуждать. В частности, издание пишет, что министр не имел даже твердого представления о сумме, которая необходима Кипру в ближайшие дни.

Впрочем, зарубежная пресса о некоторых предложениях Сарриса россиянам все же знает. Так, The Wall Street Journal пишет, что Кипр пытается «соблазнить» своими финансовыми активами Сбербанк и Газпромбанк. В британских СМИ появлялись сообщения о том, что Москва хочет получить разрешение на размещение на острове своей военно-морской базы. По всей видимости, в переговорах фигурируют и газовые месторождения на Кипре, которые потенциально могут быть интересны «Газпрому». Впрочем, в банках и в газовой монополии интерес к кипрским активам отрицают, а о военной базе журналисты чиновников даже не спрашивают. Однако, судя по новым заявлениям Сарриса (их смысл сводится к тезису «нам от России нужен не кредит, а инвестиции»), Кипр продолжает активно предлагать России купить хоть что-нибудь ненужное.

Как долго еще пробудет Саррис в Москве, непонятно, но пока складывается впечатление, что его визит вряд ли что-нибудь принесет России. В Кремле, по всей видимости, ждут переговорщиков повыше статусом, но те пока не могут покинуть Кипр, который оказался на пороге еще и политического кризиса.

Отнять и заморозить

Во время голосования по налогу на депозиты ни один кипрский депутат не высказался «за», хотя изначально проект предложило правительство, которое поддерживается почти половиной парламента. Сделали это депутаты, чтобы не прослыть самоубийцами, — проголосуй они за принятие законопроекта, и на Кипре был бы поднят вопрос о перевыборах.

Вместо этого политики (как оппозиция, так и руководители страны) сели за стол переговоров, чтобы выработать «план Б». Его идея заключалась в том, чтобы все-таки ввести налог и собрать необходимые для получения антикризисного кредита ЕС 5,8 миллиарда евро, но при этом освободить от выплат какие-то категории инвесторов, одновременно не повышая налог с других категорий. Если бы эта задача была решена, кипрским политикам можно было бы дать Абелевскую премию по математике, но, естественно, придумать, как добыть почти шесть миллиардов евро, никого не обижая, они не смогли.

Между тем, в прессу попали детали их обсуждения. В первую очередь политики хотели освободить от налога мелких вкладчиков — тех, у кого на счетах скопилось меньше ста тысяч евро. Также они попытались найти деньги в других местах — например, в пенсионных накоплениях, откуда якобы можно было взять 4,2 миллиарда евро.

В итоге к вечеру 21 марта выяснилось, что Кипр окончательно отказался вводить налог на депозиты и, похоже, так и не придумал ничего взамен. Однако время начало поджимать Никосию: ни одна экономика в мире не может нормально функционировать, если ее банки закрыты уже неделю и открываться пока не собираются. Кроме того, ужесточил риторику и Евросоюз, который, похоже, не собирается кормить киприотов вечно.

Еще четыре дня

21 марта Европейский Центральный банк выдвинул Кипру ультиматум: остров должен принять условия помощи ЕС и МВФ до 25 марта. В противном случае регулятор обещает прекратить финансирование ЦБ средиземноморской республики. Проще говоря, за выходные Никосии нужно найти почти шесть миллиардов долларов из источников, которые удовлетворяют требованиям ЕС, иначе банковская система страны рухнет. Кстати, кредит из России явно не подпадает под эту формулировку — ранее в Брюсселе заявляли, что новый заем неприемлем, так как он лишь увеличит долг Кипра и не приведет к стабильности местной экономики.

По замыслу чиновников ЕС, Кипру ничего не остается, кроме как договариваться с Европой, и в итоге остров вынужден будет уступить — и по налогу на депозиты, и по другим антикризисным мерам. В частности, высокопоставленные еврочиновники, включая канцлера ФРГ Ангелу Меркель и главу Еврогруппы Йеруна Дейсселблума, заявляли, что помощь посторонних государств Брюсселю не нужна. Иными словами, ЕС прозрачно намекает, что не хотел бы видеть Россию в числе спасителей государства, входящего в Союз, и это, кажется, обижает российскую сторону больше всего.

После бурной первой реакции российских чиновников на планы по введению налога на депозиты (о ней «Лента.ру» уже писала) никакой паузы не последовало — осуждать Европу и Кипр продолжили все кому не лень. В итоге договорились до «слона в посудной лавке» (Дмитрий Медведев), мирового «кризиса неолиберализма» (Владимир Якунин) и «абсолютного абсурда» (опять же Дмитрий Медведев). За этими высказываниями кроется, однако, одна простая мысль: если бы с Россией посоветовались, всем было бы намного лучше.

В целом, к концу недели ситуация зашла в тупик. Россия встала в позу обиженного, что никак не способствует конструктивным переговорам, а Евросоюз — в позу сильного, которому наплевать на проблемы всех остальных. Эта позиция, очевидно, тоже не выглядит идеальной. Кипр, между тем, вроде бы готов пойти на всевозможные уступки любым кредиторам, но в итоге выясняется, что у него нет ни политической воли ввести антироссийский налог (именно так его воспринимают в ЕС, где считают, что на счетах на Кипре россияне отмывают деньги и уходят от налогов), ни достаточного количества ценных активов, которые потенциально могут заинтересовать российских инвесторов.

В таких условиях выход Кипра из еврозоны — возможно, и не самый плохой вариант. Да, такого в истории блока пока еще не было, но после ситуации с Грецией стало понятно, что рано или поздно это должно будет произойти. Кстати, внятных правил выхода из еврозоны так и не появилось, так что если уж и экспериментировать с этим, то лучше на примере одной из самых маленьких экономик в блоке. На рынке думают точно так же: это в прошлом году, когда Греция была на пороге банкротства, инвесторы опасались краха мировой финансовой системы, а сейчас они уверены, что, например, индекс S&P 500 до конца года все равно вырастет на 20 процентов. Наконец, для самого Кипра такой исход был бы, конечно, болезненным, но зато понятным — во всяком случае, нет сомнений, что после кризиса экономика острова смогла бы оперативно восстановиться, хотя бы за счет туризма.

Другое дело, что, в отличие от Греции, ситуация с Кипром явно не только экономическая, но и политическая. Если ЕС «отторгнет» Кипр, то остров тут же попадет в сферу влияния России и в еще большей степени станет форпостом Москвы на юге Европы. На это Брюссель может не пойти, но тогда блоку стоит сменить жесткую риторику и поискать вместе с Кипром новые варианты выхода из кризиса.

Экономика00:0211 июня

Посадил на колеса

Он заставил Америку ездить на машинах и поддержал Гитлера. Но помог ему СССР