«Я так не проигрывал никогда»

Сборная России по хоккею потерпела самое крупное поражение в истории: репортаж «Ленты.ру»

Семен Варламов во время матча с США
Фото: Александ Неменов / AFP

Сборная России в четвертьфинале чемпионата мира уступила американцам со счетом 3:8 и бесславно вылетела с последнего крупного предолимпийского турнира. Вместе с пятью тысячами российских болельщиков, собравшихся на «Хартвалл Арене» в Хельсинки, за разгромом команды наблюдал и корреспондент «Ленты.ру».

Надо было доехать до Финляндии, чтобы окончательно убедиться, что хоккей — игра не для московских хипстеров, а для газовиков из Нового Уренгоя, металлургов из Магнитогорска, нефтяников из Тюмени. Во всяком случае именно они приехали в Хельсинки поболеть за российскую команду, и в Финляндии это, кажется, оценили: встречали фанатов из России очень приветливо. Если бы не было россиян, турнир по ажиотажу мало чем отличался бы от чемпионата мира по какому-нибудь бенди или лакроссу: ни у одной команды (кроме Финляндии, естественно) такой поддержки, как у России, и близко не было.

За два часа до матча могло возникнуть ощущение, что чемпионат проходит в Питере, а несколько десятков человек в сине-белых свитерах — это туристы из Финляндии. Американских фанатов у входов на «Хартвалл Арену» не было, не было их и на трибунах. Более того, в магазинах продавалась атрибутика всех команд, кроме американской: складывалось ощущение, что США уже давно вылетели из турнира и о них все забыли. Чтобы найти хоть одного болельщика сборной США, понадобилось два перерыва рыскать по стадионным кафешкам, но и в них все места были заняты россиянами. Единственный найденный мной американец по поводу людей на трибунах с легким раздражением сказал: «Повсюду эти русские». Других поводов раздражаться у болельщиков сборной США 16 мая не было.

Российских фанатов перед матчем развлекал российский же диджей, который в детстве наверняка ходил в ленинградский рок-клуб. Перед ареной на полной громкости звучали «Ленинград», «Чиж», «Сплин», «Чайф», Гарик Сукачев. Впрочем, подпевали россияне вяло, оживившись только на «Аргентина — Ямайка, пять-ноль». Они и не догадывались, что сегодня им придется почувствовать себя далеко не аргентинцами.

Никто в толпе не ожидал не только разгрома, но и поражения. «Увидимся в Стокгольме», «Ковальчук забросит сегодня три», — раздавали прогнозы телевизионщикам особенно ярко раскрашенные болельщики, которые постепенно собирались вокруг арены. Кто-то хвастал свежеполученным автографом Овечкина, кто-то фотографировался с фанатом в бело-сине-красной папахе («Главный болельщик России теперь», — насмешливо сказал какой-то завистник, проходивший мимо), кто-то просто пил пиво. В общем, как говорится, ничто не предвещало.

Даже после двух пропущенных шайб в начале матча ни у кого и в мыслях не было, что россияне могут проиграть. Насколько российские болельщики любят своих игроков, было понятно хотя бы по тому, как по-домашнему они их называли: на площадке, если послушать разговоры на трибунах, не было ни Ильи Ковальчука, ни Ильи Никулина, ни Александра Радулова, ни Александра Овечкина — только Коваль, Никула, Радул, Овца.

Из-за того что российские болельщики сидели не на одной трибуне, а были распылены по всей арене, не получались ни хоровое пение, ни организованная поддержка болельщиков. Пока на одной стороне пытались затянуть «Янки гоу хоум», на другой кричали «Россия, Россия!». Иногда всех перекрикивала женщина с очень высоким голосом. «Ты мой герооой», — голосила она, обращаясь к Овечкину.

Когда Свитов отыграл одну шайбу, это было воспринято трибунами как само собой разумеющееся. Болельщики ждали, что вот-вот начнется настоящий праздник, но вместо него россияне разыграли в каком-то смысле уникальное цирковое представление: восемь шайб наша хоккейная сборная никогда не пропускала раньше и вряд ли пропустит когда-нибудь в ближайшие годы.

Если в первом перерыве российские болельщики беззаботно развлекались, то уже во втором их было не узнать. «В защите *****, по скорости ****, в силовой борьбе ******», — орал в телефон кто-то из фанатов, и этот экспресс-анализ игры казался самым адекватным отражением ситуации. Некоторые фанаты во время неудачно складывавшегося второго периода пытались вывести из себя хоккеистов сборной США, подходя вплотную к заградительному стеклу и выкрикивая оскорбления. Правда, их неизменно подводило знание английского языка: уже после первой всем известной ругательной фразы на английском они испытывали дефицит нужных слов. «Ю… эээ… шшшит!» — нашелся в конце концов один из них.

В середине третьего периода казалось, что еще чуть-чуть и российская сборная сделает такой камбэк, который войдет в историю чемпионатов мира. В итоге в историю войдет результат матча — едва ли действующий чемпион мира когда-нибудь вылетал с турнира с таким треском.

Третий период, когда американцы вдоволь поиздевались над Семеном Варламовым, команды доигрывали в тишине, больше подходящей лекции по философии, чем хоккейному матчу: на верхних ярусах было слышно, как переговариваются на площадке хоккеисты из США. К чести фанатов надо сказать, что никто из них раньше финальной сирены стадион не покинул, хотя соблазн поскорее сбежать в какой-нибудь тихий паб (у них в Хельсинки сегодня будет двойная или даже тройная выручка) был, наверное, у каждого — смотреть на то, как шайбы залетают в ворота сборной России, становилось все более невыносимо.

Брызгалов закончил свое выступление на турнире на 39-й минуте — на целый период раньше, чем вся остальная команда. Его сменщик Варламов, как только вышел на лед, начал буквально излучать спокойствие, для разминки борясь с какими-то воображаемыми врагами. Впрочем, уже очень скоро соперники обрели плоть и кровь и шайбы стали залетать в ворота Варламова одна за другой. По-настоящему спас российский голкипер только однажды, не позволив сделать счет 3:9.

Наверное, легче всего было бы обвинить в поражении именно вратарей и отпустить в тексте пару шуточек насчет сталиниста Брызгалова и невызова в сборную Сергея Бобровского, но после того, как я увидел лица Брызгалова и Варламова в микст-зоне, сделать это просто невозможно. Выражение «как обухом ударили» очень подходило для описания обоих — видно было, что еще чуть-чуть и они готовы были не то расплакаться, не то разнести своими клюшками стены «Хартвалл Арены». Оба говорили с журналистами очень тихо — так тихо, что на записи с поднесенного вплотную к ним диктофона более отчетливо слышны слова нападающего сборной США Нэйта Томпсона, который давал интервью неподалеку от российских вратарей.

И Варламов, и Брызгалов дежурно сказали, что не знают, что произошло, и просят прощения за свою игру, но на этот раз было видно — вратари действительно хотят извиниться, им действительно стыдно, их эмоции по-настоящему искренни. Точно так же искренен был и Илья Ковальчук, честно сказавший: «Мы обосрались». Добиться искренности от тренера Зинэтулы Билялетдинова было гораздо сложнее. Лишь в конце пресс-конференции он не выдержал и обратился к журналистам: «А мне, думаете, не стыдно? Мне, может, еще более стыдно, чем вам. Я так не проигрывал никогда».

После сегодняшних матчей турнир переезжает в Стокгольм, где пройдут полуфиналы и финал. Для российских болельщиков, уже купивших билеты до столицы Швеции и заказавших там гостиницы, это будут грустные матчи: тень разгрома от американцев будет ходить на стадион вместе с ними. У всех остальных поводов вспомнить о позорном поражении будет поменьше, но поединок с американцами, как и 3:7 от канадцев в Ванкувере, будет обязательной программой любого серьезного разговора о подготовке команды к Олимпиаде в Сочи.