Новости партнеров

Цивилизованная ликвидация

Лидера ингушских террористов приговорили к пожизненному сроку

Али Тазиев
Фото: Сергей Пивоваров / РИА Новости

15 октября Северокавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил к пожизненному заключению одного из лидеров террористов Али Тазиева по кличке Магас. Тот факт, что террориста такого уровня взяли живым и осудили, а не просто ликвидировали, является большой редкостью для РФ. В правоохранительных органах утверждают, что Магас дал ценные показания, позволившие ужесточить борьбу с бандподпольем. Соратники осужденного не верят в эти заявления. По их мнению, Магас никого не выдавал.

О жизни Али Тазиева до ухода в подполье известно очень мало. Сообщалось лишь, что он родился в Грозном в 1974 году и является ингушем по национальности. В 1990-х Тазиев работал в милиции и был включен в группу охранников жены советника президента Ингушетии Валерия Фатеева, Ольги Успенской. 10 октября 1998 года было объявлено, что Успенская вместе с охранниками Тазиевым и Исой Джандиговым захвачена боевиками.

В 1999 году Валерий Фатеев начал сам активно разыскивать жену и в результате тоже был захвачен в плен. В 2000 году супругов освободили. Успенская рассказала, что Тазиева и Джандигова сначала держали с ней в одном помещении, а затем куда-то перевели. Тело Джандигова было обнаружено на территории Чечни. Труп Тазиева найти не удалось, однако правоохранительные органы пришли к выводу, что он тоже погиб.

Вскоре после этого в рядах ингушских боевиков появился человек по кличке Магас, быстро завоевавший славу. Сначала он входил в банду Абу аль-Валида, а затем создал собственный отряд примерно из 30 человек. В 2004 году боевики назначили его командующим ингушским сектором самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия. Со временем он стал вторым по влиятельности членом организации «Имарат Кавказ» после Доку Умарова.

Личность Магаса долгое время оставалась загадкой. Его называли то Магомедом, то Ахмедом Евлоевым (впоследствии выяснилось, что у него были фальшивые паспорта на оба этих имени). В телефонных переговорах боевики заочно обозначали его кодовым именем «Люба» (женские псевдонимы имели многие члены подполья). Некоторые эксперты склонялись к тому, что Магас является собирательным образом и на самом деле под этой кличкой действовали несколько человек. Четырежды Магаса объявляли убитым (в частности, в 2004 году его «опознали» среди террористов, ликвидированных в Беслане).

СМИ сообщали, что правоохранительные органы отчаялись поймать Магаса и в итоге сам президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров якобы назначил ему личную встречу; переговоры состоялись в селе Галашки, но ни к чему не привели. Сам Евкуров категорически отрицал эту информацию. Он заявил: «Это неправда. Бред. (...) Я — федеральный чиновник. Он — преступник, в международном розыске. Я уверен, у него и у других лидеров бандформирований нет шансов остаться в живых. (...) Пусть выйдут в чистое поле и скажут: "Вот мы. Убейте нас и закройте этот вопрос"».

Магас внедрил в ингушском подполье два нововведения. Во-первых, под его руководством боевики перестали полагаться на финансирование международных исламистских организаций и начали «зарабатывать на жизнь» самостоятельно. Они организовывали похищения с целью выкупа и вымогали «дань» у бизнесменов. Во-вторых, Магас создал так называемые «расстрельные группы». Эти боевики не уходили в лесные палатки и землянки, а продолжали вести обычную жизнь, работая и создавая семьи. Лишь время от времени они собирались группами по пять-шесть человек и ехали убивать сотрудников правоохранительных органов. Сам Магас с 2007 года проживал в частном доме в пригороде ингушского города Малгобек. У него была жена и шестеро детей. Соседям он представлялся уроженцем Чечни по фамилии Горбаков.

Магасу приписывают руководство большим количеством террористических операций. Предполагается, что он был причастен к убийствам и похищениям множества сотрудников правоохранительных органов и чиновников; наряду с Шамилем Басаевым и Доку Умаровым входил в число организаторов нападения на Ингушетию в 2004 году; устроил взрыв автобуса в Невинномысске в 2007-м; организовал неудавшееся покушение на президента Евкурова в 2009-м. Озвучивались также предположения об участии Магаса в подготовке теракта в Беслане, но в итоге вменять ему это преступление не стали.

По некоторым данным, выйти на след Магаса правоохранительным органам удалось вскоре после нападения на Ингушетию. Арестованные за нападение члены подполья рассказали, что близкие соратники называют Магаса Али. Кроме того, по их словам, однажды Магас обмолвился, что когда-то работал в ингушской милиции. Правоохранительные органы подняли архивы и обратили внимание на милиционера Али Тазиева, «убитого боевиками» в 1998-2000 годах. По фотографиям «покойного» арестованные узнали своего лидера.

В июне 2010 года силовики разработали план захвата Тазиева. Поскольку его решено было взять живым, операция стала беспрецедентно сложной и секретной. До сих пор неизвестно даже, где она проходила. По официальным данным, Магаса захватили на территории Моздокского района Северной Осетии. Сам Магас утверждает, что его задержали в его доме в пригороде Малгобека, а уже потом зачем-то перевезли в Северную Осетию.

Магас, всегда готовый к сопротивлению и надевавший на все операции пояс смертника, при задержании не успел даже достать оружие. По мнению боевиков, на него воздействовал яд, преподнесенный предателем из близкого окружения. Впоследствии боевики объявили, что им удалось узнать имя предателя: Тимур Арсельгов. Якобы в 2008 году он был внедрен в подполье и стал снайпером.

Боевики обращали внимание, что Арсельгов является мастером своего дела, однако от его пуль почему-то гибнут только рядовые милиционеры. На вопросы о том, почему снайперу никогда не удается попасть в высокопоставленных лиц, он отговаривался, что надо убивать всех «муртадов» независимо от чинов и званий. У боевиков тоже имелись свои агенты в числе сотрудников правоохранительных органов, и вскоре после захвата Магаса один из них указал на Арсельгова. Не доверяя агенту, боевики постарались тщательно проверить информацию и в итоге пришли к выводу, что Арсельгов действительно является предателем. Через две недели после задержания Магаса члены подполья попытались, в свою очередь, живым захватить бывшего соратника. Но планы боевиков сорвались, им пришлось открыть огонь, и Арсельгов был убит.

Весной 2011 года в ингушском поселке Насыр-Корт были взорваны два дома родственников Магаса (жилой и недостроенный). По версии правоохранительных органов, здания заминировали неизвестные злоумышленники. Саперы смогли обезвредить их только путем контролируемого подрыва. В то же время сами родственники и соратники Магаса полагают, что силовики специально взорвали дома, чтобы отомстить арестованному. При этом владелец домов Асхаб Тазиев утверждает, что не поддерживал связь с террористом. Он заявил: «Али Тазиев, да, наш родной брат, мы никуда от этого не денемся, наша мать родила его от нашего отца, кровный родственник. Но то, что он пошел по этой дороге, мы же не можем отвечать за это! Я с 1998 года его не видел. В 2003 году умер отец, в прошлом году в январе умерла мать, и ни на те, ни на те похороны он не приехал. Мать до последнего ждала его, беспокоилась о нем. Дня за три-четыре до смерти она говорила, что если бы он был жив и знал, что она болеет, то обязательно бы пришел. Но он не пришел. Как его можно братом назвать? Никаких у нас отношений нет и быть не может».

Через полгода, в сентябре 2011 года, в Назрани взорвали дом, принадлежавший родственнику Тимура Арсельгова. Достоверно неизвестно, был ли это «симметричный ответ» бандподполья на взрывы домов в Насыр-Корте, однако такая версия имеет право на существование.

Что же касается самого Магаса, то силовики утверждали, что лидер боевиков активно давал показания и помогал следствию. Якобы именно поэтому многие его соратники были либо задержаны, либо ликвидированы (в качестве примеров в ФСБ приводят Адама Коригова, Джамалейла Муталиева и Ису Хашагульгова). В правоохранительных органах подчеркивают, что на арестованного воздействовали философскими беседами. Ему показывали фотографии детей, оставшихся сиротами в результате терактов, и читали лекции о социально-экономическом положении в Ингушетии. «Он стал немного шире смотреть на вещи и даже в какой-то степени жалел о некоторых своих поступках. Благодаря этому удалось выйти на более тесный диалог», — сказал журналистам сотрудник ФСБ, пожелавший сохранить анонимность.

Соратники Магаса не верят в эти заявления. Судя по публикациям на сайтах боевиков, они по-прежнему относятся к нему с большим уважением.

Магасу были предъявлены обвинения по восьми статьям УК РФ: 208 (создание незаконного вооруженного формирования), 279 (вооруженный мятеж), 222 (незаконный оборот оружия и боеприпасов), 209 (бандитизм), 205 (террористический акт), 223 (незаконное изготовление оружия), 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля) и 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). Он признал вину только по 208-й и 222-й статьям. В суде лидер террористов вел себя сдержано, на вопросы отвечал односложно, даже позу менял редко. В ходе судебных заседаний принимались беспрецедентные меры безопасности: квартал вокруг Северокавказского окружного военного суда патрулировала полиция, посетителей тщательно обыскивали (у одной из журналисток на входе отобрали пилочку для ногтей).

В суд для дачи показаний был вызван президент Евкуров, пострадавший от покушения. Его опросили в числе других 600 потерпевших. Между подсудимым и главой республики завязался краткий диалог. В частности, Евкуров отклонил обвинения в том, что не отличается от боевиков. Он заявил: «Разница между тобой и мной в том, что я спасаю людей, а не убиваю. Я не даю команду убивать. Даже когда спецслужбы дом окружают, мы делаем все, чтобы вытащить этого бандита оттуда, помочь ему. Чего и добиваемся». Тазиев ответил: «Я ни тебе, ни одному человеку плохого не сделал. То, что там говорят, слухи это все, это все болтовня, и ты это лучше меня знаешь».

15 октября 2013 года Магасу вынесли приговор: как и просил прокурор, ему назначили пожизненное лишение свободы. Адвокат Сергей Логинов заявил, что будет обжаловать решение суда. По словам защитника, в основу обвинения были положены показания, которые Магас дал на предварительном следствии. Позднее, в ходе судебного заседания, он отказался от этих показаний, но это не было принято во внимание.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить