Цена важнее партнера

Лукашенко «сменил» крупнейшего акционера российской калийной компании

Михаил Прохоров
Михаил Прохоров
Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Группа «Онэксим» Михаила Прохорова объявила о выкупе доли Сулеймана Керимова в «Уралкалии». Продать акции прибыльной компании Керимова вынудила ссора с властями Белоруссии, которые арестовали главу «Уралкалия» Владислава Баумгертнера. Инициатором конфликта фактически стал президент Белоруссии Александр Лукашенко, он же его и завершает.

Рынок калийной соли — одна из самых консолидированных отраслей: в мире мало как продавцов, так и покупателей этого сырья. С середины 2000-х годов на рынке калийной соли, которая используется в производстве удобрений, действовали два картеля — североамериканский и российско-белорусский. Первый, существующий до сих пор, включает компании PotashCorp, Mosaic и Agrium. Второй до середины 2013 года состоял из «Беларуськалия» и «Уралкалия».

Североамериканские компании реализовывали свою продукцию через Canpotex. «Уралкалий» и «Беларуськалий» продавали большую часть сырья через совместную Белорусскую калийную компанию. На оба картеля приходилось две трети мировых продаж калийной соли. Сложившаяся ситуация была выгодна производителям (но не выгодна потребителям), поскольку цены на соль в результате консолидации рынка во второй половине 2000-х годов выросли в три раза и превысили отметку в 400 долларов за тонну. Производители действовали по принципу «цена превыше объема», то есть позволяли мощностям простаивать, лишь бы поддерживать предложение продукции на стабильном уровне и контролировать таким образом цены.

Новых калийных компаний не появлялось, а спрос на продукцию увеличивался. Ситуация полностью удовлетворяла производителей, но в российско-белорусском картеле со временем наметился разлад. Как писала газета «Ведомости», напряженность в отношении «Уралкалия» и «Беларуськалия» возникла в 2011 году. Тогда же в «Белнефтехиме» — госконцерне, объединяющем белорусские нефтехимические предприятия, в том числе и «Беларуськалий» — сменился руководитель: новым начальником стал Игорь Жилин. После его назначения в БКК нагрянули ревизоры: трейдера проверили налоговики, правительство, администрация президента, КГБ, комитет госконтроля, «Белнефтехим» и «Беларуськалий».

Параллельно белорусы потребовали изменения своей доли в общих продажах БКК — «Уралкалий» согласился. Этого оказалось мало: в белорусском госсекторе появились желающие продавать калий самостоятельно. В конце 2012 года для президента страны Александра Лукашенко подготовили презентацию, в которой показали на примере «Уралкалия», что Белоруссия может продавать больше калия, если воспользуется другими каналами экспорта и начнет торговать в обход БКК. Российская компания, в отличие от белорусского партнера, пользовалась не только услугами БКК, часть продукции реализовывалась через другого трейдера — Uralkali Trading. В компании неофициально заверяли, что Uralkali Trading не наносил ущерб партнерству с Минском: трейдер не отбирал контракты у БКК и даже не работал с ним на одних рынках.

Несмотря на заверения «Уралкалия», белорусских руководителей не устраивало такое, как им казалось, неравноправие (хотя при создании БКК в 2005 году — устраивало). Возможно, Минск давно начал бы торговать самостоятельно, но в таком случае россияне грозили разорвать партнерство и, соответственно, обрушить цены на калий. В конечном итоге на решение белорусского руководства мог повлиять еще и тот факт, что принцип «цена важнее объема» не увеличивал доходы. Выручка «Беларуськалия» в 2012 году снизилась на 500 миллионов до 2,7 миллиарда долларов. В дальнейшем также прогнозировался спад продаж, и 22 декабря 2012 года Лукашенко подписал договор об отмене эксклюзивности, разрешив «Беларуськалию» торговать в обход БКК.

Возможно, в Минске недооценили серьезность угроз «Уралкалия», решив, что те не захотят работать себе в убыток и не станут обрушивать рынок. Российская компания действительно не торопилась с решением, пытаясь сначала договориться. Прийти к соглашению не удалось, и в конце июля «Уралкалий» объявил о разрыве партнерства и отказе от принципа «цена важнее объемов». Смена политики привела к обвалу акций компаний, работающих в калийной отрасли. В целом спад котировок снизил капитализацию компаний сектора на 20 миллиардов долларов.

Через месяц в Минск по приглашению премьер-министра Белоруссии Михаила Мясниковича наведался гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер (возглавлял также наблюдательный совет БКК), которого в тот же день арестовали. Как это происходило, можно судить по комментариям Лукашенко: «Он приехал, извините меня, сопляк! Его премьер-министр приглашает в правительство, он сел — нога за ногу: "Не будет это! Не будет это!". Пришел, вышел, на Дом правительства плюнул — и в аэропорт, смеясь. Ну а там его [арестовали]».

Баумгертнера обвинили в злоупотреблении служебными полномочиями, впоследствии обвинение переквалифицировали на статью «хищение». Уголовное дело было возбуждено также в отношении Сулеймана Керимова — крупнейшего акционера «Уралкалия» с долей в 21,75 процента (миллиардер контролирует долю через фонд Suleyman Kerimov Foundation). Предпринимателя, гендиректора и нескольких менеджеров БКК по сути заподозрили в попытке захватить контроль над каналами сбыта калийной соли.

Причем Лукашенко, по его словам, предупреждал Керимова о возбуждении дела через Михаила Гуцериева. Президент требовал от предпринимателя не блокировать решения Белорусской калийной компании. Лукашенко рассказывал, что российская сторона отказывалась согласовать кандидатуру нового гендиректора БКК, чтобы «занять рынки», пока совместный трейдер бездействует. Керимов, по словам президента, его «послал».

Лукашенко активно советовал властям РФ выкупить «Уралкалий». В целом по его комментариям было понятно, что Минск не будет работать с российской компанией, пока крупнейшим акционером остается Керимов. Бизнесмены, похоже, догадались об этом сразу, и миллиардеру начали поступать предложения о продаже доли. СМИ приписывали желание купить акции «Уралкалия» разным предпринимателям: Аркадию Ротенбергу, Владимиру Евтушенкову, Михаилу Гуцериеву, Владимиру Когану, а также компаниям «Норникель» и «Роснефть».

О том, что на долю Керимова претендует «Онэксим» Михаила Прохорова, стало известно в конце сентября. Сообщалось, что пакет продается исходя из оценки всей компании в 20 миллиардов долларов, то есть 21,75 процента акций оценили в 4,35 миллиарда долларов. СМИ писали, что «Онэксим» считает цену завышенной. Рыночная капитализация «Уралкалия» по состоянию на 18 ноября составляет 16 миллиардов долларов. Впоследствии сообщалось, что Прохоров может выкупить долю в партнерстве с владельцем «Уралхима» Дмитрием Мазепиным.

Информация о сделке подтвердилась 18 ноября: «Онэксим» объявил о выкупе акций «Уралкалия» у Керимова. По информации Bloomberg, Прохоров также выкупит доли партнеров миллиардера Филарета Гальчева и Анатолия Скурова, что в совокупности составит 33 процента акций. Стоимость сделки официально не сообщается, источники Bloomberg оценили долю Керимова и его партнеров в 5,2 миллиарда долларов. По информации РИА Новости, Прохоров выкупит долю самостоятельно, а сделку закроют за пару недель. Источники Forbes считают, что Мазепин все же будет участвовать и выкупит как раз доли Гальчева и Скурова, став младшим партнером Прохорова. После погашения 12,4 процента казначейских акций доля новых собственников составит 38 процентов. Еще 12,5 процента акций подконтрольны китайской Chendong Investment Corporation, остальные бумаги находятся в свободном обращении.

Первым действием Прохорова в статусе крупнейшего акционера «Уралкалия», скорее всего, станет возобновление сотрудничества с белорусами. Такой шаг будет логичным, так как вернет цены на прежний уровень и повысит капитализацию компании (за последние полгода акции «Уралкалия» на Московской бирже подешевели почти на треть). Что будет с Баумгертнером — неясно. Сейчас российские следственные органы запустили процедуру экстрадиции топ-менеджера, в отношении него в РФ завели уголовное дело, по которому ему светит до десяти лет лишения свободы. Обвинения Баумгертнеру предъявлены такие же, как и в Белоруссии — злоупотребление служебными полномочиями. Менеджер все еще находится в Минске, где проживает на съемной квартире под домашним арестом.

С белорусской стороны намерение Прохорова купить долю в «Уралкалии» прокомментировал пока только глава «Беларуськалия» Валерий Кириенко. «Я с Прохоровым не знаком. И какие его цели и задачи, я тоже не знаю», — заявил руководитель корреспонденту РИА Новости. Об отношении Лукашенко к новому собственнику пока ничего неизвестно. Но в некотором роде пожелания белорусского президента учтены, ведь Прохорова можно считать лояльным власти бизнесменом.

Миллиардер не остался полностью безучастным к конфликту «Уралкалия» с Минском, ранее он комментировал ситуацию с задержанием Баумгертнера. По мнению Прохорова, российского топ-менеджера задержали по политическим причинам. «Любое изменение цен влечет за собой серьезные последствия для экономики Белоруссии, а для оправдания различных сложностей нужны враги», — отметил предприниматель, не добавив других подробностей. Прохоров умеет осторожно комментировать действия российских властей, и это умение ему пригодится в переговорах с белорусскими властями, хотя в Минске лучше отказаться даже от умеренной критики.

подписатьсяОбсудить
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон