Кого пороть?

Строгие наказания за митинговую активность будет не к кому применять

Фото: Василий Максимов / «Коммерсантъ»

Почти синхронно с вынесением приговора Сергею Удальцову вступили в силу законодательные ужесточения наказаний за участие в массовых акциях. Однако может так получиться, что применять обновленные законы будет не к кому. Болотная оппозиция умерла, уверен адвокат Удальцова Дмитрий Аграновский.

Незаконные пикеты. Теперь дороже

Вступивший в силу неделю назад Федеральный закон № 258 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» добавил ряд поправок в Уголовный, Уголовно-Процессуальный и Административный кодексы РФ, законы «О полиции» и «О собраниях, митингах и демонстрациях».
Теперь в статье 212.1 Уголовного кодекса говорится, что за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий нарушителю будет грозить до 5 лет лишения свободы (это самое суровое наказание, минимальное же – штраф от 600 тысяч рублей до 1 миллиона рублей). «Неоднократным» нарушением будет считаться привлечение к ответственности по статье 20.2 КоАП РФ более двух раз в течение 180 дней.

КоАП тоже стал жестче: максимальный срок ареста за излишнюю митинговую активность увеличен с 15 до 30 суток. За организацию несанкционированного митинга, за причинение в ходе массовых выступлений вреда здоровью человека или имуществу теперь предусмотрен и арест (ранее — только штрафы разного размера). Если несанкционированные мероприятия создали помехи движению пешеходов, участники могут быть оштрафованы, отправлены на обязательные работы или арестованы на 15 суток. А если массовые акции были организованы «на территориях, прилегающих к опасным производственным объектам, на путепроводах» и так далее, то наказанием за это может быть штраф, обязательные работы или арест на срок до 20 суток.

При этом участникам пикетов и шествий запрещено иметь при себе «боеприпасы, колющие и режущие предметы, ядовитые, отравляющие и едко пахнущие вещества, горючие материалы и вещества, самодельные задымляющие предметы».

Тяга к знаниям до тюрьмы доведет

Так совпало, что Россия ужесточила наказание за нарушения проведения массовых акций вскоре после решения ЕСПЧ по делу россиянки Евгении Тараненко. В 2004 году девушка оказалась одной из участниц штурма приемной администрации президента РФ. Причем совершенно случайно. «Женя была аспиранткой одного из вузов, писала диссертацию о массовых течениях и пошла туда, чтобы собрать материал, — рассказала корреспонденту «Ленты.ру» адвокат Елена Липцер, представлявшая интересы Тараненко в ЕСПЧ. — Девушка оказалась просто жертвой обстоятельств. Как, к примеру, те девочки, которые — еще хуже — просто отправились за компанию со своими молодыми людьми. Их сажали в СИЗО в камеры по 40 человек. Целый год Женя просидела в изоляторе в таких условиях. Никого из них не выпустили до приговора. Тараненко получила условный срок».

После освобождения из СИЗО Евгения уехала в Индию, где и живет до сих пор. Адвокату только вчера удалось ее разыскать и сообщить о победе – ЕСЧП признал, что Россия нарушила право гражданина на выражение собственного мнения — и компенсации в 12,5 тысяч евро.

Первые «политические» демонстранты

Участники штурма президентской администрации в стали первыми, кого осудили за массовые беспорядки. Правда, до них эту же статью применили к футбольным фанатам, которые бесчинствовали в Москве в 2002 году после проигрыша нашей команды на чемпионате мира, но тот случай был политическим разве что отчасти.

14 декабря 2004 года сорок членов Национал-большевистской партии явились в общественную приемную администрации президента РФ в Москве и заявили, что хотят встретиться с президентом, замруководителя администрации Сурковым и советником президента по экономическим вопросам Илларионовым. Нацболы раскидывали листовки о нарушениях со стороны президента Конституции РФ и требовали его отставки. В итоге активисты были задержаны, всем было предъявлено обвинение в насильственном захвате власти по статье 278 УК РФ, но позже обвинение переквалифицировали на статью 212 — «участие в массовых беспорядках». В декабре 2005 года по приговору суда 31 человек получил условные сроки, девять — реальные.

«Моя жалоба была одной из первых по нашему делу, которую удовлетворил ЕСПЧ, — вспоминал один из участников тех событий Владимир Линд. — Страсбург признал безосновательное содержание меня под стражей и бесчеловечное обращение. Меня содержали под стражей и не дали попрощаться с отцом, который умирал от рака в Нидерландах и ушел из жизни после эвтаназии». По решению Европейского суда Россия выплатила Владимиру Линду 15 тысяч евро.

По следам «декабристов»

Еще одно любопытное совпадение — по ряду жалоб членов ныне запрещенной Национал-большевистской партии, получивших сроки за захват приемной президента в декабре 2004 года, Европейский суд по правам человека принял решение в тот же день, когда оппозиционеру Сергею Удальцову было официально предъявлено обвинение в подготовке массовых беспорядков. При этом, подчеркивали тогда юристы, Удальцова обвинили в том же, в чем обвиняли нацболов десять лет назад. И несмотря на то, что Страсбург уже признавал нацболов пострадавшими и незаконно преследуемыми, на днях Удальцову был вынесен обвинительный приговор. Так что защита лидера Левого фронта пойдет уже по проторенной дорожке в ЕСПЧ.

Сомневаться в этом не приходится — Удальцова защищается адвокат Дмитрий Аграновский, еще с 2004 года занимающийся делом штурмовавших администрацию президента и передачей его в ЕСПЧ. «Мы подавали как индивидуальные жалобы — по ряду которых уже приняты решения, начиная с дела Владимира Линда и заканчивая свежим решением по Жене Тараненко, так и общую, от 24 человек. В ней мы говорим о нарушении статьи 6 Конвенции о правах человека и требуем отмены приговора». Страсбург может принять по ней решение уже в ближайшее время.

Стоит напомнить, что амнистированные участники «болотного дела» в июне уже подали жалобы в ЕСПЧ. Защита полагает, что в ходе судебного разбирательства были нарушены статьи 10 и 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод — те самые, на которые в своем обращении в Страсбург ссылалась и Женя Тараненко. Эти статьи защищают право на свободу слова и право на свободу собраний.

«Болотная оппозиция умерла»

С одной стороны, решение власти более строго оценивать действия гражданина во время массовых акций можно расценить как «закручивание гаек». Это, видимо, должно в корне пресечь даже само желание устроить еще одно «болотное столпотворение». Но адвокат Елена Липцер считает, что активность граждан не убьешь, а строгое наказание за участие в митингах лишь повлечет за собой массовый рост обращений в ЕСПЧ.

А вот ее коллега Дмитрий Аграновский полагает, что вряд ли вообще кого-то придется наказывать по новому законодательству. Действительно, скорее всего, власть предусмотрительно усилила санкции за массовые выступления, учитывая ситуацию на Украине и оценив возможную реакцию на эти события российского населения. Но кто выйдет на демонстрации в случае обострения ситуации? По мнению Дмитрия Аграновского, это будет уже не либеральная оппозиция: «Если Киев подавит оппозицию, то судьба Новороссии будет беспокоить другую часть российского общества. Это может вызвать буйное недовольство того электората, который сейчас поддерживает нашу власть. И тогда массовые выступления будут уже не чета болотным акциям. А на болотной оппозиции можно поставить крест: ее лидеры заняли непопулярную в обществе позицию по Крыму и Украине. Они изначально поддержали стремление Киева к сохранению целостности страны и были против отделения Крыма. Майдан же у нас невозможен, нет таких подготовленных лидеров. Так что если и стоит ждать волнений, то это будет уже не интеллигентский протест, как на Болотной, а массовые народные выступления».

И есть большие сомнения, что власть захочет проявить жестокость при подавлении подобных «простонародных» возмущений. «Вспомните Пикалево, где люди перекрыли дороги и, в общем-то, с точки зрения властей, вели себя разнузданно. Приехавший туда президент наказал не этих людей, а устроил порку олигархов. И это понятно — власть не хочет терять популярность у народа», — отмечает Дмитрий Аграновский.

К тому же с учетом ужесточения российского законодательства дела по массовым беспорядкам будут проходить в ЕСПЧ куда легче. Ведь дело Тараненко можно считать прецедентом. «Российский суд просчитался: ведь приговор и вообще весь процесс в отношении девушки был не только неадекватно жестоким, но и демонстрационным, — считает Аграновский. — Суд фактически поставил условия — и Тараненко, и другим недопустимо участие в массовых протестных акциях. Да вот только принцип «Дать так, чтобы другим неповадно было» — это чисто русская традиция, и наш закон ей следует. А на Западе такого принципа нет».

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки