Кого пороть?

Строгие наказания за митинговую активность будет не к кому применять

Фото: Василий Максимов / «Коммерсантъ»

Почти синхронно с вынесением приговора Сергею Удальцову вступили в силу законодательные ужесточения наказаний за участие в массовых акциях. Однако может так получиться, что применять обновленные законы будет не к кому. Болотная оппозиция умерла, уверен адвокат Удальцова Дмитрий Аграновский.

Незаконные пикеты. Теперь дороже

Вступивший в силу неделю назад Федеральный закон № 258 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» добавил ряд поправок в Уголовный, Уголовно-Процессуальный и Административный кодексы РФ, законы «О полиции» и «О собраниях, митингах и демонстрациях».
Теперь в статье 212.1 Уголовного кодекса говорится, что за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий нарушителю будет грозить до 5 лет лишения свободы (это самое суровое наказание, минимальное же – штраф от 600 тысяч рублей до 1 миллиона рублей). «Неоднократным» нарушением будет считаться привлечение к ответственности по статье 20.2 КоАП РФ более двух раз в течение 180 дней.

КоАП тоже стал жестче: максимальный срок ареста за излишнюю митинговую активность увеличен с 15 до 30 суток. За организацию несанкционированного митинга, за причинение в ходе массовых выступлений вреда здоровью человека или имуществу теперь предусмотрен и арест (ранее — только штрафы разного размера). Если несанкционированные мероприятия создали помехи движению пешеходов, участники могут быть оштрафованы, отправлены на обязательные работы или арестованы на 15 суток. А если массовые акции были организованы «на территориях, прилегающих к опасным производственным объектам, на путепроводах» и так далее, то наказанием за это может быть штраф, обязательные работы или арест на срок до 20 суток.

При этом участникам пикетов и шествий запрещено иметь при себе «боеприпасы, колющие и режущие предметы, ядовитые, отравляющие и едко пахнущие вещества, горючие материалы и вещества, самодельные задымляющие предметы».

Тяга к знаниям до тюрьмы доведет

Так совпало, что Россия ужесточила наказание за нарушения проведения массовых акций вскоре после решения ЕСПЧ по делу россиянки Евгении Тараненко. В 2004 году девушка оказалась одной из участниц штурма приемной администрации президента РФ. Причем совершенно случайно. «Женя была аспиранткой одного из вузов, писала диссертацию о массовых течениях и пошла туда, чтобы собрать материал, — рассказала корреспонденту «Ленты.ру» адвокат Елена Липцер, представлявшая интересы Тараненко в ЕСПЧ. — Девушка оказалась просто жертвой обстоятельств. Как, к примеру, те девочки, которые — еще хуже — просто отправились за компанию со своими молодыми людьми. Их сажали в СИЗО в камеры по 40 человек. Целый год Женя просидела в изоляторе в таких условиях. Никого из них не выпустили до приговора. Тараненко получила условный срок».

После освобождения из СИЗО Евгения уехала в Индию, где и живет до сих пор. Адвокату только вчера удалось ее разыскать и сообщить о победе – ЕСЧП признал, что Россия нарушила право гражданина на выражение собственного мнения — и компенсации в 12,5 тысяч евро.

Первые «политические» демонстранты

Участники штурма президентской администрации в стали первыми, кого осудили за массовые беспорядки. Правда, до них эту же статью применили к футбольным фанатам, которые бесчинствовали в Москве в 2002 году после проигрыша нашей команды на чемпионате мира, но тот случай был политическим разве что отчасти.

14 декабря 2004 года сорок членов Национал-большевистской партии явились в общественную приемную администрации президента РФ в Москве и заявили, что хотят встретиться с президентом, замруководителя администрации Сурковым и советником президента по экономическим вопросам Илларионовым. Нацболы раскидывали листовки о нарушениях со стороны президента Конституции РФ и требовали его отставки. В итоге активисты были задержаны, всем было предъявлено обвинение в насильственном захвате власти по статье 278 УК РФ, но позже обвинение переквалифицировали на статью 212 — «участие в массовых беспорядках». В декабре 2005 года по приговору суда 31 человек получил условные сроки, девять — реальные.

«Моя жалоба была одной из первых по нашему делу, которую удовлетворил ЕСПЧ, — вспоминал один из участников тех событий Владимир Линд. — Страсбург признал безосновательное содержание меня под стражей и бесчеловечное обращение. Меня содержали под стражей и не дали попрощаться с отцом, который умирал от рака в Нидерландах и ушел из жизни после эвтаназии». По решению Европейского суда Россия выплатила Владимиру Линду 15 тысяч евро.

По следам «декабристов»

Еще одно любопытное совпадение — по ряду жалоб членов ныне запрещенной Национал-большевистской партии, получивших сроки за захват приемной президента в декабре 2004 года, Европейский суд по правам человека принял решение в тот же день, когда оппозиционеру Сергею Удальцову было официально предъявлено обвинение в подготовке массовых беспорядков. При этом, подчеркивали тогда юристы, Удальцова обвинили в том же, в чем обвиняли нацболов десять лет назад. И несмотря на то, что Страсбург уже признавал нацболов пострадавшими и незаконно преследуемыми, на днях Удальцову был вынесен обвинительный приговор. Так что защита лидера Левого фронта пойдет уже по проторенной дорожке в ЕСПЧ.

Сомневаться в этом не приходится — Удальцова защищается адвокат Дмитрий Аграновский, еще с 2004 года занимающийся делом штурмовавших администрацию президента и передачей его в ЕСПЧ. «Мы подавали как индивидуальные жалобы — по ряду которых уже приняты решения, начиная с дела Владимира Линда и заканчивая свежим решением по Жене Тараненко, так и общую, от 24 человек. В ней мы говорим о нарушении статьи 6 Конвенции о правах человека и требуем отмены приговора». Страсбург может принять по ней решение уже в ближайшее время.

Стоит напомнить, что амнистированные участники «болотного дела» в июне уже подали жалобы в ЕСПЧ. Защита полагает, что в ходе судебного разбирательства были нарушены статьи 10 и 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод — те самые, на которые в своем обращении в Страсбург ссылалась и Женя Тараненко. Эти статьи защищают право на свободу слова и право на свободу собраний.

«Болотная оппозиция умерла»

С одной стороны, решение власти более строго оценивать действия гражданина во время массовых акций можно расценить как «закручивание гаек». Это, видимо, должно в корне пресечь даже само желание устроить еще одно «болотное столпотворение». Но адвокат Елена Липцер считает, что активность граждан не убьешь, а строгое наказание за участие в митингах лишь повлечет за собой массовый рост обращений в ЕСПЧ.

А вот ее коллега Дмитрий Аграновский полагает, что вряд ли вообще кого-то придется наказывать по новому законодательству. Действительно, скорее всего, власть предусмотрительно усилила санкции за массовые выступления, учитывая ситуацию на Украине и оценив возможную реакцию на эти события российского населения. Но кто выйдет на демонстрации в случае обострения ситуации? По мнению Дмитрия Аграновского, это будет уже не либеральная оппозиция: «Если Киев подавит оппозицию, то судьба Новороссии будет беспокоить другую часть российского общества. Это может вызвать буйное недовольство того электората, который сейчас поддерживает нашу власть. И тогда массовые выступления будут уже не чета болотным акциям. А на болотной оппозиции можно поставить крест: ее лидеры заняли непопулярную в обществе позицию по Крыму и Украине. Они изначально поддержали стремление Киева к сохранению целостности страны и были против отделения Крыма. Майдан же у нас невозможен, нет таких подготовленных лидеров. Так что если и стоит ждать волнений, то это будет уже не интеллигентский протест, как на Болотной, а массовые народные выступления».

И есть большие сомнения, что власть захочет проявить жестокость при подавлении подобных «простонародных» возмущений. «Вспомните Пикалево, где люди перекрыли дороги и, в общем-то, с точки зрения властей, вели себя разнузданно. Приехавший туда президент наказал не этих людей, а устроил порку олигархов. И это понятно — власть не хочет терять популярность у народа», — отмечает Дмитрий Аграновский.

К тому же с учетом ужесточения российского законодательства дела по массовым беспорядкам будут проходить в ЕСПЧ куда легче. Ведь дело Тараненко можно считать прецедентом. «Российский суд просчитался: ведь приговор и вообще весь процесс в отношении девушки был не только неадекватно жестоким, но и демонстрационным, — считает Аграновский. — Суд фактически поставил условия — и Тараненко, и другим недопустимо участие в массовых протестных акциях. Да вот только принцип «Дать так, чтобы другим неповадно было» — это чисто русская традиция, и наш закон ей следует. А на Западе такого принципа нет».

Обсудить
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее