Мавзолей Денина

Отставка брянского губернатора как местная достопримечательность политического ландшафта

Николай Денин
Николай Денин
Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

Месяц назад кресла главы региона лишился Николай Денин. Губернатор Брянской области покинул пост по президентскому указу с формулировкой «в связи с утратой доверия». Даже на фоне многочисленных отставок последнего времени этот вынужденный уход выделяется и обстоятельствами, и причинами.

Приведенная коллегами цитата «Придется выпить за здоровье Путина» — едва ли не самое приличное из того, что можно прочитать по поводу отставки Николая Денина на городских форумах Брянска. Причины отставки с формулировкой, не оставляющей никаких шансов на возвращение во власть, озвучил в конце сентября глава президентской администрации Сергей Иванов: «Мы выявили явный, открытый конфликт интересов, когда служебное положение использовалось для решения своих проблем и проблем членов семей, это факт. Об этом было доложено президенту, последовали соответствующие решения. Не исключено и уголовное преследование. Но это уже дело правоохранительных органов».

Если суммировать фрагменты закулисных подробностей и слухов, то картина складывается примерно такая: губернатору Брянской области поступило предложение провести сентябрьский единый день голосования в рабочем режиме, а затем оставить пост по собственному желанию — с перспективой перехода на другую работу. Денин будто бы не только отказался написать заявление, но и потребовал встречи с главой государства.

Налицо — если все действительно так — небывалое нарушение аппаратной этики. Во всяком случае, только чем-то подобным можно объяснить снятие губернатора со столь жесткой формулировкой и менее чем за неделю до выборов. Экстремальный вызов системе — и ее экстремальный ответ, чтобы другим неповадно было. Демаршей подобного рода не простили даже Юрию Лужкову — первому главе региона, ушедшему в десятых годах в связи с утратой доверия президента. Что говорить о губернаторе, которому еще в апреле рейтинг Фонда развития гражданского общества — более известного как фонд Константина Костина — указывал на 73-е место в ряду глав регионов. И на соответствующие экономические показатели территории.

С другой стороны, Денин — фигура вполне символическая. С его участием — и успешным — прошли в 2004 году одни из последних губернаторских выборов перед паузой в региональных кампаниях. И чуть ли не первые — в 2012-м, после ее окончания. И те, и другие, правда, сопровождались скандалами. В первом случае — из-за лишения регистрации действующего губернатора Юрия Лодкина, по-иному просто непотопляемого завсегдатая «красного пояса». Во втором — из-за снятия уже Денина Брянским областным судом и восстановления с помощью суда Верховного. Никто, кстати, особо не скрывал, что без подобной судебной эквилибристики те выборы должен был выиграть кандидат от КПРФ Вадим Потомский. Поэтому никто не удивился, когда чуть позже Потомский получил другой регион: ныне он — глава Орловской области.

То есть уже к 2012 году отношение к Денину в его собственной вотчине было не вполне дружелюбным. При том, что Николай Васильевич никоим образом не «варяг»: выходец из брянской деревни, трудовой путь — от слесаря к директору совхоза, от владельца птицефабрики «Снежки» в депутаты Госдумы и затем в губернаторы. Но в ответ на вопрос «за что?» можно километрами цитировать не столько политическую, сколько криминальную хронику. Либо закрытый доклад Общероссийского народного фронта (ОНФ), фрагменты которого попали в открытый доступ в марте 2014 года еще до того, как документ положили на стол первому лицу.

Бывает так, что заместитель губернатора садится по делу о злоупотреблениях в пользу птицефабрики, которой губернатор руководил до прихода в политику. Садится, а после выходит, возвращается в администрацию — в качестве, опять же, вице-губернатора. Так произошло с Николаем Симоненко, уступившем птицефабрике — контроль за которой остался в семье Николая Васильевича — областных активов общей стоимостью в 140 миллионов рублей за девять миллионов.

Бывает, что свояка и одновременно доброго приятеля губернатора упорно ищет Интерпол по уголовным статьям. Wanted: Николай Емельянов, для иных Емеля. При этом брат свояка возглавляет столичный Брянский район. А его племянник работает помощником губернатора.

Да что говорить: бывает, что доведется задавить старушку — да так, чтобы ее посмертно признали виновницей ДТП. Такое случилось с нашим героем в январе 2005 года под Обнинском, и Николай Денин был за рулем.

Все бывает. Но не все же сразу. А тут еще и уникальное явление федерального значения: агрофирма «Мираторг», давно прописавшаяся в Брянской области.

«Высокие чины правительства исполняют "танцы с бубнами" вокруг "Мираторга"», — время от времени восклицала местная оппозиционная пресса. Действительно, на фермы компании, занимавшей, допустим, в 2012 году 60 место в топ-200 российских непубличных активов по версии Forbes, наведывались и Дмитрий Медведев, только что ставший главой кабинета министров после президентской четырехлетки, и первый вице-премьер Виктор Зубков. И оба — с интервалом в месяц. Похвальную заботу высших чиновников о сельском хозяйстве и мясном животноводстве в лице отдельно взятого бизнеса в области объясняли просто и даже цинично: фирму контролируют братья Виктор и Александр Линники, а девичья фамилия супруги Медведева Светланы — тоже Линник.

Родство, даже двоюродное, братья отрицают. Что не отменяет вопросов у коллег «Мираторга» по отрасли. В том числе самого главного: каким образом в октябре 2010 года одна, пусть и небезуспешная по собственным показателям, компания получила кредитную линию более чем в 20 миллиардов рублей от государственного ВЭБ — и, как уверяют, под щадящий процент. Для сравнения: на поддержку мясного скотоводства в целом с 2013 по 2020 год государство выделяет — в рамках госпрограммы развития агропрома — 65 миллиардов рублей. На страну.

Без внимания и интереса властей региона в таких проектах, конечно же, не обходится. И обходиться, наверное, не должно. Однако по части интересов Николай Денин сумел отличиться и тут. За пару месяцев до визитов Зубкова и Медведева региональные СМИ обнародовали историю о том, как около четырех десятков фермеров в одночасье лишились государственной поддержки. Выяснилось, что областная администрация вдруг изменила правила заполнения документации — забыв вывесить соответствующее постановление на официальный сайт. В результате 625 миллионов рублей на развитие скотоводства в Брянской области достались ООО «Брянская мясная компания» — «дочке» «Мираторга», чей бенефициар скрывается где-то на офшорном Кипре. Остальные производители мяса — средние и малые — остались ни с чем.

«Мы делили апельсин, я сожрал его один», — срифмовало сетевое издание briansk.ru. Вероятно, степень скандальной причастности губернатора к делам общегосударственной важности — а на кредитном соглашении для «Мираторга» стоит подпись Владимира Путина, в то время не только премьер-министра, но еще и главы наблюдательного совета ВЭБ — тоже доставила немало огорчений властям предержащим. Ну и курс на импортозамещение по продуктам никак не предусматривает подобного отношения к фермерам.

«А что я был должен делать? Яйца с Америки не завезут», — отвечал газете «Коммерсантъ» уже освобожденный от должности Николай Денин на вопросы по «снежкинскому» сюжету собственной деятельности в качестве губернатора. Вполне вероятно, что при таком уровне аргументации прочие вопросы к Николаю Васильевичу — и уже не от прессы — все же не заставят себя ждать.

подписатьсяОбсудить
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
A Turkish army tank and an armored vehicle are stationed near the border with Syria, in Karkamis, Turkey, Tuesday, Aug. 23, 2016. Turkish media reports say Turkish artillery on Tuesday launched new strikes at Islamic State targets across the border in Syria, after two mortar rounds, believed to have been fired by the militants, hit the town of Karkamis, in Turkey's Gaziantep province. Hurriyet newspaper and other reports said the mortar rounds were fired from IS-held Jarablus, Syria.(IHA via AP)Новый поворот старой войны
Зачем Турция вошла на территорию Сирии
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон