Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

С кем идти в десант

Сроки строительства десантных кораблей для ВМФ России регулярно срываются

Фото: Игорь Руссак / РИА Новости

Новые десантные корабли для ВМФ России — проблема не самая важная на фоне строительства фрегатов, корветов и атомоходов, но самая скандальная как внутри отрасли, так и в СМИ. Масла в огонь подлила резонансная история с закупкой «Мистралей» во Франции.

Сделают легко и делают уже

Очередные небезынтересные заявления, касающиеся развития десантных сил флота, прозвучали 13 октября. В интервью агентству ТАСС гендиректор «Невского проектно-конструкторского бюро» Сергей Власов сообщил сразу несколько новостей.

Во-первых, он подтвердил, что военные заказали второй большой десантный корабль (БДК) проекта 11711 типа «Иван Грен». На нем реализуется концепция импортозамещения: если на головном корабле часть уже закупленного иностранного оборудования останется, то на втором корпусе весь импорт заменят на отечественные аналоги.

Во-вторых, Власов заявил, что российский судпром в состоянии с легкостью разработать проект универсального десантного корабля (УДК), аналогичного многострадальному французскому «Мистралю». По его словам, во французском проекте нет никаких принципиально новых технологий, из-за которых потребовалось бы размещать заказ за границей.

В-третьих, Власов подверг критике саму идеологию «Мистраля», подчеркнув, что отечественная практика постройки десантных кораблей подразумевает выход на необорудованное побережье с открытием аппарели для выпуска техники, а «Мистраль» этого делать не умеет.

«Иван Грен»: далека дорога твоя

Проще всего с «Греном». История с постройкой БДК проекта 11711 — сюжет весьма выдающийся даже на фоне восьмилетней эпопеи с так и не завершившимся еще пока вводом в строй головного фрегата проекта 22350 типа «Адмирал Горшков».

Изначально речь шла о некрупном БДК, способном перебрасывать до усиленной роты морской пехоты. Потом флот принялся править техническое задание. Это продолжалось шесть лет, и корабль распух по водоизмещению до 5 тысяч тонн, по загрузке — до 300 десантников на борту, а также получил транспортно-десантные вертолеты (один или два в разных версиях требований).

В декабре 2004 года корабль был заложен на калининградской верфи «Янтарь». Спущен на воду он только в мае 2012-го и до сих пор стоит в достройке. Уже по ходу строительства в техническое задание на корабль было внесено 22 крупных изменения, что вместе с неритмичным финансированием и затянуло реализацию проекта. В какие-то моменты флот словно был готов бросить саму идею постройки этого БДК, в лучшем случае — переделать его в военный транспорт и забыть как страшный сон идею о серийном строительстве.

Но «Грен» не пропал, в очередной раз обещан флоту в следующем году и скоро обзаведется младшим братом. Опять же, что значит «скоро»? Стальные конструкции корпуса установили на стапеле еще в 2010 году с прицелом на официальную закладку в 2011-м. И срок снова перенесен на 2015 год.

Теперь вспомним, для чего понадобились «Грены». Десантные силы флота в интересующем нас классе (200-300 морских пехотинцев на борту) представлены БДК проекта 775 польской постройки (15 единиц) и четырьмя более крупными БДК проекта 1171 «Тапир». Поэтому, к слову, минимальная потребность в «гренах» оценивалась специалистами в 18 единиц: эти корабли должны были заменить весь парк оставшихся с советских времен БДК.

Собственно, под эту задачу «Грен» и проектировался в конце 1990-х годов — с расчетом, чтобы в наше время уже вовсю велось серийное строительство типовых БДК. Но получилось то, что получилось. БДК российского флота стали едва ли не самым эксплуатируемым типом кораблей — они постоянно дежурят в Средиземном море, включившись в систему перевозки грузов, которую по аналогии с конвоями Второй мировой можно было бы назвать «сирийским экспрессом».

От такой эксплуатации ресурс корабля (самому старому «Саратову» под 50 лет, а основной массе БДК около 30 или чуть больше) не увеличивается. Как быстро промышленность сможет запустить в серию «грены» или их заместителей? И продолжатся ли правки технического задания со стороны военных? Ответы на два этих вопроса и покажут, будут ли у российского флота десантные силы и какие.

«Мистраль» почти не нужен?

Особняком в делах десантных стоит самый знаменитый в России корабль современности — французский «Мистраль».

«Мистрали» — это крупные (предельное водоизмещение до 32 тысяч тонн) универсальные десантные корабли, оснащенные средствами загоризонтной высадки (вертолетами и крупными катерами катамаранного типа), а также развитым комплексом средств связи и управления. Их иногда принято сокращенно называть «вертолетоносцами»; сами французы говорят о bâtiment de projection et de commandement — «кораблях проекции силы и управления». Аналогов отечественный флот никогда не имел.

Зададимся вопросом: не шапкозакидательство ли заявление главы Невского ПКБ, что Россия легко разработает проект собственного аналога «Мистраля»? Ответ: и да, и нет.

Вообще говоря, проект корабля сходного класса в нашей стране уже был в начале 1980-х годов и, кстати, делался как раз Невским ПКБ (отсюда, видимо, и уверенность Сергея Власова в собственных силах). Это УДК проекта 11780, получивший за свое функциональное сходство с американскими УДК типа «Тарава» неофициальную кличку «Иван Тарава».

Однако и в советское время военные обращались с техзаданиями крайне вольно. Министр обороны СССР Дмитрий Устинов, чью неоднозначную роль в отечественном ВПК еще только предстоит как следует изучить и оценить, потребовал придать кораблю противолодочные функции — чтобы в свободное от десантной работы время он таскал на себе противолодочные вертолеты. На том, в сущности, содержательная работа над «Иваном Таравой» и закончилась.

Можно ли возродить проект? Ничего невозможного нет, хотя, очевидно, все придется переделывать, насыщать современным вооружением и радиоэлектронным оборудованием, приводить в соответствие с новыми стандартами. Для этого нужны деньги, но это не очень критично. Критично то, что потребуется время. Промышленность со времен распада СССР не сделала для ВМФ с нуля ни одного надводного боевого корабля тяжелее 2,5 тысяч тонн (не считая достраивавшихся кораблей советской закладки и тех, что стоят в достройке сейчас), а тут — целый головной «утюг» с полным водоизмещением за 30 тысяч тонн. Эпопея «Ивана Грена» рискует быть посрамлена.

Это, конечно, не освобождает «Мистраль» от его недостатков, в том числе от эмоционально-политических. Но срок типовой сдачи корабля такого класса на верфи Сен-Назера — 36 месяцев от авансового платежа. Техпроцесс освоен, сроки не срываются. Решение построить четыре крупных корабля (напомним, контракт на УДК подписывался по схеме «2+2» с возможным строительством второй пары) так, чтобы к 2018-2019 годам они поступили на флот, тем самым, не выглядит авантюрой.

Возможная альтернатива местного производства при взгляде из 2010 года — это закладка головного корабля не раньше 2012-2015-го и срок строительства, легко достигающий 7-8 лет даже при ритмичном финансировании. А насколько дороже обойдутся России собственные корабли сейчас — с учетом опытно-конструкторских работ и подготовки производства — даже не имеет смысла говорить.

Так что вполне понятно, почему флот пошел на заказ «Мистралей» во Франции: приписывать этому решению административно-политические причины, связанные с волюнтаризмом отдельных сановников, было бы несколько удивительно.