Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Пара для «шестерки»

Как присоединяли к организации Индию и Пакистан

Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

Саммит Шанхайской организации сотрудничества в Уфе стал финальной точкой годового председательства России в этой организации. Присоединение Индии, Пакистана и в будущем, возможно, Ирана, поставит ШОС в совершенно новые условия. И такую ответственность на себя не хотел брать следующий председатель — Узбекистан.

«Если говорить по-русски, то одно слово — благодать. И люди какие-то своеобразные, и эти здания, сооружения», — хвалил столицу Башкирии президент Узбекистана Ислам Каримов. В его столице сейчас сорок градусов жары и засуха. А в Уфе прохлада, всю неделю льют дожди. И президенту Узбекистана хорошо: «Утром встаешь — дождичек».

Погодные условия благоприятно сказались на настроении Каримова. На встрече с Путиным он долго рассказывал о выдающихся дипломатических способностях российского президента, собравшего на саммитах БРИКС и ШОС лидеров четырех континентов. «Такую уникальную встречу мог бы провести только Путин, — нахваливал он. — Может, у вас нет таких званий — чрезвычайного полномочного посла — но Владимир Путин может дать фору любому дипломату». Каримов был убежден в правоте своих слов. Но все же обратился к главе российского МИДа Сергею Лаврову, тоже присутствовавшему здесь, согласен ли тот с такой оценкой. Но не сразу получил ответ.

«Сергей Викторович, вы меня слушаете?» — удивился Каримов. Лавров отозвался активной жестикуляцией, выражающей его полное согласие.

Каримов продолжил. Он заверил, что споры с отдельными российскими чиновниками не делают Узбекистан противником России, само предположение об этом — абсурд. Но в стремительно меняющемся мире нельзя общаться «в час по чайной ложечке».

Благодушие, впрочем, сменилось тревогой. Каримова очень волновал вопрос расширения состава ШОС. Он был недоволен: «Началось только обсуждение... но уже говорят, что вступают два новых члена». Именно Узбекистан в следующем году будет председательствовать в этой организации, и у Каримова возникли свои «непростые» вопросы. «Как будет проходить процесс вступления Индии и Пакистана, если считать, что эти государства не рядовые, а обладают ядерным оружием? — обратился он к Путину, чем очень оживил протокольную встречу. — Ведь их вступление не просто изменит политическую карту, но и расстановку сил».

«Ислам Абдуганиевич, а как будет смотреться: президент Узбекистана Каримов привел в ШОС Индию и Пакистан и создал новую политическую мировую реальность!» — улыбался Путин, расписывая заманчивые заголовки в прессе. Оказалось, не столь заманчивые для самого Каримова. Для него эта тема, «о которой можно поговорить тет-а-тет».

У президента Узбекистана к журналистам были свои претензии. «Если чьи-то мнения по каким-то отдельным вопросам не совпадают, у нас журналисты обязательно должны эти некоторые разночтения, я бы сказал, доводить до абсурда», — обиженно заметил он.

Вопрос, так обеспокоивший Каримова, в итоге был решен на саммите положительно. Процесс присоединения Индии и Пакистана к ШОС официально запущен. Но дело шло непросто. Никакой ясности по этому поводу перед саммитом не было. Новички — страны со множеством проблем и сложными отношениями между собой. На заседании Совета глав государств развернулась дискуссия по поводу их присоединения. И проходила она, конечно, за закрытыми от прессы дверями.

Официально ШОС — открытая структура. Однако новых членов долгое время не принимали, объясняя это отсутствием механизма присоединения. В конце концов, он был разработан. И первым о намерении вступить в ШОС в 2006-м заявил Пакистан, обладавший статусом наблюдателя. На следующий год в организацию обратился другой наблюдатель — Иран. А в 2010-м еще один — Индия. Загвоздка в том, что страна-соискатель не может находиться в состоянии вооруженного конфликта с другим государством или государствами.

Общее решение озвучил Путин: «Начинается новый этап развития ШОС. Впервые запускается процедура приема новых членов — Индии и Пакистана». Помимо этого, договорились повысить статус республики Беларусь до государства-наблюдателя. Азербайджан, Армения, Камбоджа и Непал присоединяются к организации в качестве партнеров по диалогу. Остальные заявки, по словам Путина, будут внимательно рассматриваться.

Что касается Ирана, крупного экспортера энергоресурсов, то и его присоединение к ШОС в нынешней международной обстановке отмечается экспертами как весьма желательное. Препятствие — санкции ООН. Но, как отмечал в Уфе Сергей Лавров, непреодолимых проблем на переговорах по ядерной иранской программе не осталось, «если только кто-то из участников, не попытается выудить что-то из переговорного процесса в условиях цейтнота».

Путин выразился определеннее: «Мы исходим из того, что с Ирана будут сняты все санкции». И добавил, что само понятие «санкции» следовало бы изъять из международного экономического лексикона: ведь переворачивают все «с ног на голову». А что касается увеличения объемов поставок нефти из Ирана (после снятия санкций), то, по словам Путина, Россия к этому готова.

Кстати, президент Ирана Хасан Рухани, прибывший на саммит в Уфу, приветствовал Путина традиционным иранским пожеланием: «Да не устанете вы!» Несомненно, у него было много срочных и актуальных вопросов для обсуждения с Путиным в двухстороннем формате. Но Рухани пробыл в Уфе недолго. Иранская делегация улетела почти сразу после переговоров. «Это не внезапный отъезд, о нем было известно заранее», — заверил журналистов Дмитрий Песков.

В саммите принял участие и президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай. Он одним из первых подтвердил свое участие. Кабул также ищет полноправного участия в ШОС, но пока имеет лишь статус наблюдателя. Присутствие Гани ничуть не смягчило критику в адрес его страны со стороны остальных участников саммита.

Российский президент охарактеризовал ситуацию в Афганистане как «деградацию, вызывающую серьезную тревогу». Десятилетия пребывания международного военного контингента, на его взгляд, не принесли качественного улучшения. Растущая активность «Исламского государства» усугубляет и без того драматичное положение. Кроме того, Путин отметил возрастающие объемы производства опиатов в Афганистане и то, что средства от их продажи идут на поддержку терроризма в этой стране. «Назрела необходимость создания рабочей группы по борьбе с финансированием терроризма за счет наркоторговли», — подытожил российский президент. Вслед за ним каждый из участников ШОС посчитал нужным высказать свое критическое отношение к происходящему в Афганистане.

Наконец получив слово, Гани первым делом сообщил: «За последние три дня мы эффективно проводили борьбу с "Исламским государством", устранив двух важнейших лидеров группировки». И подчеркнул, что проблемы с безопасностью, от которых страдает Афганистан, требуют все-таки совместных усилий.

Когда ближе к вечеру состоялась пресс-конференция Владимира Путина, журналистам дали полчаса на вопросы президенту. «Полчаса? Вы с ума сошли!» — пошутил Путин. Уставший за три дня саммитов, он предпочел бы короткий разговор, но в итоге сам же позволил задать больше вопросов. Президента спросили и про экономику стран БРИКС и ШОС, и про ситуацию в Иране и Афганистане, и про обсуждение украинского кризиса. Наконец, задали вопрос и непосредственно по повестке саммита: о политическом и экономическом сопряжении Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и мегапроекта Пекина Экономический пояс Шелкового пути.

«Мы считаем, что оба проекта совместимы и друг другу не противоречат, — заявил Путин. — Все наши коллеги говорят об одном: устойчивого развития невозможно добиться без развития инфраструктуры. Нужно ее развивать и сопрягать наши усилия».

Финальный вопрос Путину неожиданно задали про йогу. Начал ли президент практиковать эту философию, как обещал премьер-министру Индии?

«Она предполагает развитие от физического к духовному. Можно сказать, что я начал с духовного», — отшутился президент.