«Обнаженное тело открывает дорогу к истинной близости»

Художница Мило Муаре объяснила, зачем она раздевается и для чего женщинам кеды

Фото: Peter Palm

Швейцарская художница Мило Муаре известна своими смелыми
перформансами, которые неизменно проводит в «костюме Евы», как это деликатно называлось в старые времена. В этом месяце Мило вместе с фотографом Петером Палмом, своим партнером в искусстве и в жизни, выпустила эротический календарь на 2016 год, уже ставший бестселлером в Германии. Однако с «Лентой.ру» очаровательная акционистка говорила не только о наготе, но и том, чем она предпочитает ее прикрывать, — вне контекста современного искусства. Эту статью мы включили в число лучших публикаций 2015 года. Другие лучшие материалы можно посмотреть пройдя по этой ссылке.

О наготе

«Я устраивала перформансы обнаженной с самого начала моей карьеры в искусстве. Потому что образы возникают только в результате физических ощущений в моей голове, и только при помощи собственного тела я могу сделать эти ощущения понятными другим. Обнаженное человеческое тело для меня — нейтральный холст и возможность приблизиться к самой себе. Без оболочки, без «раковины», тело достигает максимальной способности коммуницировать свою первобытную природу. Непосредственный контакт с обнаженным человеческим телом открывает дорогу к истинной близости. Я убеждена, что людей трогает по-настоящему лишь вид наготы, незащищенной кожи. Но взглянуть в эти глубины и противостоять себе, своим предрассудкам, значит, направиться в зону дискомфорта. Это требует смелости».

Об одежде

«Правильная одежда при правильных обстоятельствах добавляет чувственности и таинственности, поскольку нам приходится домысливать скрытые части тела, проецируя на них собственный идеал формы. Если бы все мы постоянно ходили голыми, нам скоро стало бы скучно — нагота неизменна и одинакова. Поэтому мода и занимает одно из центральных мест в нашей культуре. Как художник, я обнажаюсь не для того, чтобы возбуждать сексуально. Нагота — неотъемлемая часть моего творчества.

В повседневной жизни я, конечно, хожу в одежде. И мне нравится соблазнять одеждой, хотя я могу носить и совершенно повседневные вещи. По тому, во что я одета, можно абсолютно точно определить мое настроение. Кстати, именно поэтому я никогда не путешествую налегке — мне всегда нужно много одежды. К великому горю моего спутника жизни, который часто говорит мне: «Дорогая, но мы же едем всего на три дня, а не на три месяца!»

Я люблю исключительные, выразительные бренды. Мейнстрим мне не нравится. Но, в принципе, для меня возможно все, если мне это нравится, — я против только единообразия, когда все выглядят одинаково.

Постоянной любимой одежды у меня нет, все меняется. Хотя, наверно, у каждой женщины должны быть прозрачная шелковая блузка и узкая юбка-карандаш. А вообще, совет женщинам от Мило Муаре: нам нужны туфли на шпильке, чтобы соблазнять, и кеды, чтобы вовремя сбежать!»

Об искусстве и непристойности

«Искусство может быть непристойным, как и все остальное в мире. Но "непристойность" больше зависит от отношения и восприятия, чем от фактической визуализации. У каждого из нас есть «непристойные» части тела, которые могут стать более (или менее) приемлемыми — это вопрос образования. Каждый, кого оскорбляет нагота, воспринимает саму природу как нечто преступное. И я бросаю вызов стандарту восприятия: может быть, для наготы есть и другие имена, нежели привычные “эротика”, “порнография” или “эксгибиционизм”? Потому что искусство — это способ поиска новых определений. И всегда важен контекст: где я провожу свои перформансы? Что за ними стоит, какая идея?

Работа над концептуальной частью моего творчества занимает много времени, частично я использую свой опыт изучения психологии. Как художник-концептуалист я стараюсь привнести новый контекст. Думаю, что искусством может стать практически что угодно; главное — какое содержание мы вкладываем в объект, какие мысли за ним стоят».

О моде

«Мода может оптически усиливать любое высказывание, особенно касающееся женственности. Она позволяет расставить акценты, привлечь взгляд к вашей женственной стороне. Не думаю, что каждой женщине стоит слепо следовать любому тренду — только тем, которые подчеркивают физические преимущества. В этом смысле быть голой гораздо труднее, потому что нельзя ничего ни спрятать, ни подчеркнуть.

Со своим партнером, известным фотографом Петером Палмом, я придумала платье. Мы его назвали «платьем из селфи голышом». Оно сделано из снимков-полароидов, топ и юбка, собранные из фотоотчета о моей акции «Селфи голышом» (Naked Selfie), во время которой я фотографировалась голой с прохожими. Но мне очень хотелось бы поработать с каким-нибудь домом haute couture и создать одежду с потенциалом вызова, противоречия. Я бы поиграла с цветами и материалами, чтобы дать женщинам возможность почувствовать себя сексуальными, женственными и сильными одновременно. Что-то подобное я сделала в своем календаре «Двенадцать муз» — он только что поступил в продажу. Это исследование всех неисчислимых граней женственности, всей ее сложности».

©Peter Palm/www.unlimitedmuse.com

О консьюмеризме

«В консьюмеризме нет ничего страшного, важна мера. Лишь немногие избранные, например, Далай-лама, способны удовлетворяться жизнью, избавленной от потребления. Надо искать и находить золотую середину и наполнять мир вокруг себя чем-то личным. Тогда человеческая природа обретет свое равновесие».