Новости партнеров

«Стараюсь говорить по-русски»

Рикко Гросс рассказал, почему согласился работать со сборной России по биатлону

Рикко Гросс
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Четырехкратный олимпийский чемпион, немец Рикко Гросс в августе стал старшим тренером мужской сборной России по биатлону. Совместно с российским специалистом Владимиром Брагиным он готовит спортсменов к этапам Кубка мира. «Лента.ру» поинтересовалась у прославленного биатлониста, почему он приехал в Россию.

«Лента.ру»: Рикко, для начала хотелось бы подвести итоги первого этапа Кубка мира, который завершился в Эстерсунде в это воскресенье. Уже в первой личной гонке Алексей Волков завоевал бронзу.

Рикко Гросс: В целом старт сезона сложился неплохо. Помимо Алексея Волкова, все спортсмены попали в зону очков Кубка мира в той гонке. Приятно было видеть, что ребята отработали с высокой концентрацией и усердием. Конечно, не все прошло идеально. В спринте не все спортсмены справились со стрельбой, но уже в преследовании им удалось реабилитироваться. Дмитрий Малышко и Евгений Гараничев продвинулись вперед с 34-го на 7-е место и с 27-го на 8-е соответственно.

Вы четырехкратный олимпийский чемпион в эстафетах, а значит, хорошо разбираетесь в этой дисциплине. Как вы планируете наигрывать состав на эту гонку к главным стартам? Не хотелось бы, чтобы того же Евгения Гараничева, чьи отношения с эстафетами складываются непросто, сбрасывали со счетов.

Мы сейчас рассматриваем многих спортсменов. Дмитрий Малышко и Максим Цветков здорово выступили в смешанной эстафете. Максим хорошо проявил себя на четвертом этапе, который оказался достаточно сложным. У нас шесть-восемь классных биатлонистов, достойных эстафеты. Будем смотреть, кому какой этап подходит больше. Естественно, что мы рассчитываем на Евгения Гараничева.

Насколько велика роль психологии в спорте?

Психология в спорте высоких достижений очень важна. Я работал с психологом, когда был спортсменом. Но каждый спортсмен сам должен прийти к этому — дело очень специфическое. Четыре года ты приближаешься к цели. Это нечто особенное. Уже сейчас мы думаем об Олимпиаде. Этот год нам нужно использовать для подготовки к Играм, причем показывая хорошие результаты уже сейчас.

Решение поставить Цветкова на последний этап стало сюрпризом.

Необходимо думать о будущем, рассматривать варианты для Олимпийских игр. К 2018 году Максим Цветков возмужает. Каждый в команде должен уметь бежать на любом этапе. Речь не об экспериментах. Мы должны доверять спортсменам, даже если не все сразу складывается удачно. Бывают удачные дни, бывают — не очень.

То есть за Шипулиным не закреплен четвертый финишный этап?

Мы прекрасно знаем уровень Антона, он очень силен. Но ведь может возникнуть такая ситуация, что он нам больше пригодится на втором или третьем этапе. Все зависит от конкретной ситуации и тактики гонки.

В России сейчас много говорят о противостоянии Шипулина с Мартеном Фуркадом в борьбе за победу в общем зачете.

Борьба за Большой хрустальный глобус — это всегда нечто особенное. Сейчас много спортсменов способны бороться за победу в общем зачете. Антон, безусловно, среди них.

Будучи спортсменом, вы могли подумать, что сможете тренировать сборную другой страны?

Конечно, в те времена — нет. Но теперь я получаю огромное удовольствие от работы с российской командой. Приятно сотрудничать и с моими коллегами-тренерами, и со спортсменами, и с персоналом. Это классно.

Когда впервые побывали в России?

Хм-м. А ведь тогда это был еще Советский Союз. Впервые я побывал в Минске. Дело было в 1987 году, на «Соревнованиях дружбы» для молодых спортсменов. С удовольствием вспоминаю те дни.

Какие впечатления на вас, немца, произвел тогда Советский Союз?

Я вырос в похожей системе, в Восточной Германии. Масштабы Советского Союза, конечно, впечатляли. Когда прилетаешь в Москву, а потом едешь в Мурманск на поезде, есть время подумать над этим. В тот раз мне удалось увидеть только аэропорт и вокзал. И лишь позже появилась возможность оценить красоты Москвы.

Можете назвать качества, которые вам больше всего нравятся в русских?

Отвечая на этот вопрос, я бы предпочел говорить про спортсменов. Могу отметить, что российские биатлонисты очень старательны. Они дружно тренируются, что создает в команде очень хорошую атмосферу. Также отмечу целеустремленность и дисциплинированность ребят.

Чувствуете ли вы разницу в менталитете?

Да, но это нормально. В каждой стране свой менталитет, но это никак не мешает работе. Те же восточные и западные немцы отличаются друг от друга. Думаю, что менталитет немцев из ГДР определенно ближе к российскому по понятным причинам.

Как ваша семья отнеслась к вашему переезду в Россию?

Мы долго обсуждали, хорошая ли это идея — работа за границей вообще. Но в конце концов пришли к выводу, что это отличная возможность для тренерской профессии. Прекрасный шанс поработать с одной из лучших команд планеты. Интересный вызов всегда приносит удовольствие от работы.

У вас трое сыновей, один из них биатлонист. Болеют за сборную России?

Ха! (Улыбается.) В прошлом году я тренировал своего сына Марко. Это всегда сложно, когда отец работает со своим ребенком. Теперь ему важно поработать с другим тренером. Естественно, он интересуется, как обстоят дела в российской команде. Его больше интересуют не сам тренировочный процесс, а дисциплина и отношение россиян к делу.

Может быть, ваш сын скоро будет конкурировать с россиянами. Есть ли у него потенциал, чтобы соревноваться на этапах Кубка мира?

Он уже неплохо показал себя среди юниоров. На его счету два серебра юниорского чемпионата мира в американском Преск-Айле. Там он уступил только американцу Шону Доэрти, который в Эстерсунде на этой неделе был 17-м среди взрослых в индивидуальной гонке. Шон уже здесь, посмотрим, как у Марко пойдут дела дальше.

Вы довольно тесно общаетесь с немецкими тренерами. Они не подшучивают над вами, что цвета российского флага вам идут больше?

На данный момент мне это абсолютно все равно. Конечно, они интересуются, как у меня дела, все ли в порядке. Сборная России очень сильна, поэтому к ней приковано много внимания. Ребята были быстры в смешанной эстафете и хорошо были готовы в индивидуальной гонке — любой из шести спортсменов мог попасть в топ-10. Конечно, на рубеже мы наделали слишком много ошибок, но потенциал команды очень высокий.

41-летний Уле-Эйнар Бьорндален выиграл в Эстерсунде индивидуальную гонку. Глядя на него, у вас не возникает ностальгии по спорту?

Нет, точно нет. Я завершил карьеру в 2007 году и ни разу не жалел об этом.

В детстве вы мечтали стать биатлонистом?

Я, как любой немецкий ребенок, сначала мечтал быть футболистом. Спортом решил заниматься очень рано. Мне было все равно на тот момент, будет это легкая атлетика, лыжные гонки или футбол. Также довольно рано я пришел в биатлон.

Вы учили русский язык в школе. Фразы на русском, например «Гросс к доске» или «открываем тетради», всплывают в памяти?

Это было очень давно. Конечно, все эти фразы были — нормальные школьные занятия проходили. Я был хорошим учеником. Русский преподавала немка, которая училась в России. Она прекрасно говорила по-русски. Для меня сейчас большое преимущество, что я могу читать на русском. В свободное время я всегда стараюсь подучить слова из моего немецко-русского словаря. Также во время общения с тренерами — они говорят со мной на немецком, а я иногда стараюсь ответить на русском.

Кто из ваших спортсменов больше всех преуспел в изучении иностранных языков?

Тут главное практика. Если ты занимаешься языком, то прогрессируешь в нем. Но в первую очередь биатлонисты должны концентрироваться на биатлоне, а не на изучении языка. (Улыбается.)

Любите ли вы русскую кухню? В интернете популярен сюжет немецкого телевидения, где вы в Ханты-Мансийске едите шашлык и пробуете местный глинтвейн, называя его русским.

В биатлоне постоянно переезжаешь с места на место. И понимаешь, что главное — быть сытым. В Швеции мы едим шведское, в России — русское, в Италии — итальянское. Если говорить о самом вкусном, что я ел в России, то это было кавказское блюдо — из теста, сыра и с яйцом внутри (речь об ачме, хачапури по-аджарски — прим. «Ленты.ру»).

Вы успели поработать ТВ-экспертом. Извлекли что-то для себя из этой профессии?

Я был в биатлоне спортсменом, работал ТВ-экспертом, трудился в оргкомитете биатлонных соревнований в Рупольдинге, затем стал тренером в немецкой сборной. Теперь я работаю в российской команде. Можно сказать, что я смотрел на биатлон с пяти разных углов. От каждой работы я старался взять что-то для себя — приглядывался, как функционирует биатлон.

Может быть, следующим шагом станет карьера чиновника? Например, президентство в Международном союзе биатлонистов?

Точно могу сказать — нет! (Смеется.) Ну, а сейчас для меня главное — работа со сборной России. Очень хочется привести команду к успеху.

СпортПартнерский материал

ЦСКА побьется за Акинфеева, «Локо» — за надежду

Лига чемпионов вернулась! Лучшие ставки на матчи третьего тура
Спорт00:0222 октября

Теперь по-взрослому

Загитова и Медведева сразятся в новом сезоне. Чья возьмет?