Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Никуда, никуда нельзя укрыться нам

Почему владельцам недвижимости не стоит радоваться глобальному потеплению

Фото: Mario Tama / Getty Images

Повышение средней температуры на Земле и таяния льдов опасны для цивилизации, поэтому важно удержать темпы потепления на уровне ниже двух градусов по Цельсию к концу века — эту проблему ученые активно обсуждали на прошедшей в Париже климатической конференции COP21.

«Дом» пока, возможно, и не осознает всей опасности ухода в крутой цельсиевский плюс, но на всякий случай решил выяснить, к каким последствиям на рынке недвижимости могут привести изменения климата. Насколько «климатоустойчивы» наши метры и как повлиять на вероятный негативный ход событий?

Это было прошлым летом, в середине января

Прежде всего, напоминают нам ученые, не стоит смешивать понятия «климат» и «погода»: климат — устойчивая характеристика определенной местности, если он меняется, то долго, веками и тысячелетиями, а вот погода может быть разной каждый день.

Кроме всего прочего, объясняют они, проблема не связана только лишь с глобальным потеплением — речь идет о масштабном изменении климата, что означает смещение климатических зон и понижение температур в отдельных местах, в том числе и в некоторых районах России. К слову, согласно данным НИУ Росгидромета, в ближайшие месяцы в Северо-Западном, Центральном федеральных округах, на большей части Сибирского и в южной половине Дальневосточного федеральных округов средняя за период температура ожидается ниже, чем за предыдущий отопительный период. Вместе с тем, стоит отметить, что в России темпы потепления выше в полтора-два раза, чем в целом по планете.

Запущен процесс повышения и понижения средних сезонных температур, и ожидается изменение числа осадков. Причиной является углекислый газ, который задерживает солнечное тепло, создавая «парниковый эффект». Чем больше газа, тем больше Земля нагревается и нарушается природный баланс: растет угроза природных катастроф (засух, наводнений, ураганов, цунами), тают ледники и затопляется суша. А еще повышение температуры снижает урожайность и приводит к голоду, увеличению количества эпидемий и инфекционных заболеваний болезней во всем мире.

Не на шутку обеспокоенный архитектор-футуролог Артур Скижали-Вейс задался вопросом, насколько готова современная архитектура к периоду «чрезвычайных климатических ситуаций, когда мир столкнется с небывалыми вызовами в истории человечества», описав все опасности в работе «Климатоустойчивая архитектура — способ выживания на планете Земля».

Автор, в частности, предлагает разработать новые типы зданий и сооружений, способные выдерживать различные удары природной стихии, проектировать климатические убежища и автономные укрытия, здания-ковчеги, а также развивать новую дорожную инфраструктуру для эвакуации населения и постепенного вывода экономики из «шока обрушений и затоплений».

В центре города большого, где травинки не растет

Однако, существует мнение, что катастрофа: экологическая или техногенная — на то и катастрофа, что случается внезапно. «В инженерных войсках архитекторы не служат», — отмечает архитектор Илья Машков, вспоминая чрезвычайные ситуации, когда в местах катастроф на месте обломков строят временные деревянные дома. «Климат меняется, но технологии таковы, что могут быстрее адаптироваться к жизни, чем меняется климат, — успокаивает он. — Задача любой архитектуры, начиная от землянок и заканчивая небоскребами — защитить "тонкокожих и бесшерстых" от капризов природы. Так или иначе, человек научился жить там, где ему удобно и хочется: даже в пустыне, даже на Севере. Достаточно вспомнить автобусные остановки с кондиционерами в ОАЭ или торговый центр в Сибири, где -40 снаружи и +20 — внутри помещения».

Существующие нормативы и правила строительства учитывают абсолютно все природные и погодные риски, характерные для той или иной климатической зоны, уверены эксперты. «В проекты российских домов заложены все возможные риски и "климатические стрессы". Если мы заимствуем какой-то европейский проект, то речь идет скорее о внешнем облике, каких-то функциональных особенностях, касающихся непосредственно проживания, а не конструкции здания с точки зрения прочности. Проект обязательно адаптируется под российский климат, и даже при всем желании избежать этой адаптации застройщик не сможет», — утверждают специалисты департамента загородной недвижимости Penny Lane Realty.

Существуют и специфические характеристики, такие, например, как сейсмоустойчивость зданий. «В России немало мест, где есть угроза паводков — взять, к примеру, Алтайский край, где в 2014 году от его последствий пострадало свыше 50 тысяч человек. Сейсмически активной зоной являются Курильские острова», — отмечает Владислав Мельников, старший вице-президент ПАО банка ВТБ, финансирующего проект строительства многофункционального комплекса на западе Москвы.

В среднерусских широтах при продолжении процессов глобального потепления из чрезвычайных погодных явлений наиболее вероятны ветра повышенной силы, рассказывает Антон Минеджян, директор по продажам и продвижению девелоперской компании M9 Development. С точки зрения архитектуры, они наиболее опасны для высотных зданий и фасадов, подверженных обрушению в связи с этим риском. Более реальной угрозой является и подтопление зданий при строительстве домов, в силу особенностей московских почв, сетует Владислав Мельников. Правда, решение такой проблеме тоже есть — это гидроизоляционная мембрана.

В целом же строить здания «особой прочности» в Москве нецелесообразно, поскольку столица не входит в зону риска катастроф. «Девелоперам бессмысленно перестраховываться и увеличивать себестоимость строительства здания из-за мнимых угроз землетрясения, наводнения или других катаклизмов», — рассуждает председатель совета директоров Kalinka Group Екатерина Румянцева.

Но откладывать жизнь никак нельзя

Хотелось бы верить, что крылатая фраза Маркизы де Помпадур «После нас — хоть потоп!», ставшая квинтэссенцией губительной расточительности финансовой политики Людовика XV, безнадежно устарела, но увы — это не так, если говорить сегодня об «энергетическом транжирстве». Из-за изменений в окружающей среде пострадают не здания, а люди, которые в них живут — факты неумолимы: из года в год растет доля населения Земли, испытывающего проблемы со здоровьем. Не хотелось бы идти по пути Китая, который «задыхается» уже сегодня: в декабре 2015 года в Пекине загрязнение воздуха в 50 раз превышало норму, а видимость в центре города составляла менее 50 метров. Все из-за смога — чересчур загрязненного воздуха.

Виноваты в процессе загрязнения окружающей среды и сами здания. По оценке председателя правления ассоциации «GreenСтрой» Дмитрия Березуцкого, их «взнос» в отравлении атмосферы составляет около 35 процентов: больше, чем транспорт и промышленность. «Это вклад от ресурсов, которые потребляет здание в процессе эксплуатации, — поясняет эксперт. — Домам постоянно требуется горячая вода для отопления и водоснабжения, электричество. Мы это получаем от котельных — до сих пор, в основном, угольных и электростанций (не солнечных). Причем постоянно и непрерывно. Они в процессе выработки этих ресурсов производят СО2, способствуя глобальному потеплению. С учетом того, сколько у нас домов, которые надо отапливать и снабжать электроэнергией, выбросы эти огромные». Решить проблему можно за счет строительства энергоэффективных зданий.

Лариса Смола, инженер проектов девелоперской компании «Сити-XXI век», объясняет, что, помимо очевидной выгоды и пользы для жителей (экономия на коммунальных расходах), заинтересован в энергоэффективности своих жилых комплексов сам девелопер полного цикла, поэтому еще на этапе проектирования затраты на энергопотребление, ремонт и замену оборудования, технических систем тщательно анализируются. Зависимость продаж от энергоэффективности проекта, по признанию специалистов, вычислить довольно сложно, но директор по развитию бизнеса и инвестиций бизнес-сегмента «Жилищное строительство, Россия» концерна «ЮИТ» Артак Макарян утверждает, что применение энергоэффективных материалов является важным конкурентным преимуществом компании.

Стоит учитывать, впрочем, что реально оценить степень энергоэффективности того или иного дома может только независимая сторона. «Окна могут быть суперэффективные, но при этом — дыра в вентиляции. И все, энергоэффективность — ноль», — комментирует Дмитрий Березуцкий.

На Западе существуют «зеленые стандарты» оценки энергоэффективности зданий: LEED, BREEAM и прочие. В России такая сертификация тоже началась: это GREEN ZOOM, по которой сертифицированы всего 14 зданий жилой и коммерческой недвижимости в стране. В частности, это жилые комплексы «Триумф Парк» и Skandi Klubb, бизнес-центр Eightedges в Санкт-Петербурге, бизнес-центр «Президент» (Екатеринбург) и другие. Жилых энергоэффективных домов в Москве пока нет. Зато «ИКЕА» переводит все свои здания на нулевой баланс энергопотребления.

Понятно, что строительство одного, двух и даже сотни энергоэффективных зданий вряд ли способно остановить процесс изменения окружающей среды. Наибольший эффект достигается, как правило, когда каждый человек начинает «голосовать рублем»: можно купить энергосберегающую лампочку, можно предпочесть общественный транспорт личному автомобилю, а полиэтиленовому пакету — эко-сумку. И можно выбрать для проживания дом, где используется больше энергосберегающих материалов и решений. Таких домов, кстати, сегодня строится немало. «Лед тронулся» — во всех смыслах этой фразы: как в Арктике, так и в плане вывода на рынок новых, «чистых» жилых комплексов.

Дом00:0520 октября

Во дают!

Кому приходят в голову самые удивительные названия для российских домов
Дом00:0130 сентября

Так жить нельзя

Люди по всему миру обитают в чудовищных условиях. Где построили самые ужасные дома?