Закрученный сюжет

Второй день SIHH: часы с усложнениями

Гости вечеринки в честь часов Reverso мануфактуры Jaeger-LeCoultre на SIHH 2016
Фото: Lennart Preiss / Getty Images

Просто усыпать корпус бриллиантами с муравьиное яйцо — это, как говаривал великий комбинатор, «низкий класс, грязная работа». Настоящие гранды часового искусства создают свои шедевры не только при помощи украшений, но и используя в конструкции самые тонкие и сложные устройства, от лунных календарей до турбийонов. Корреспондент «Ленты.ру» отобрала четыре самых интересных экземпляра с усложнениями, представленных на Международном салоне высокого часового искусства в Женеве (SIHH).

Дом Van Cleef & Arpels представил свою первую коллекцию Poetic Complications в 2006 году. В ней, как поясняли представители бренда, знаменитая фирма раскрыла «поэтическую сторону времени». В коллекции «техническое совершенство сочетается с оригинальным художественным оформлением, вызывая удивление и восхищение». Мастера мануфактуры вдохновляются поэтическими образами окружающего мира, будь то полет бабочек или смена дня и ночи. Признанный часовыми критиками хедлайнер коллекции 2016 года — женская модель Lady Arpels Ronde des Papillons. Циферблат украшают три разноцветных очаровательных создания, игриво порхающие в небе. Кружась в танце между облаками, бабочки задают темп минутам, а счетчик часов оживает при взмахе крыла ласточки — вестницы добрых новостей. Механизм часов заключен в корпус из белого золота диаметром 38 миллиметров, безель декорирован бриллиантами, заводная головка увенчана еще одним крупным бриллиантом. «Сердце» часов — механический калибр с автоматическим подзаводом, прыгающим ретроградным счетчиком часов, минутным счетчиком с переменной скоростью и анимацией по запросу, разработанной специально для Van Cleef & Arpels. Запас хода — 40 часов. Дом Van Cleef & Arpels подал патентную заявку на механизм анимации Lady Arpels Ronde des Papillons.

Благодаря виртуозному мастерству часовщиков, бабочки исполняют свой танец с разной скоростью. В течение одного часа их движения то ускоряются, то замедляются: это обеспечивает эллиптическое зубчатое колесо внутри механизма. Отсчитывая минуты, каждая из бабочек появляется из-за перламутровых облаков и снова скрывается, уступая место следующей. Ласточка с оперением, созданным кистью эмальера-миниатюриста, кончиком крыла указывает истекшие часы, после чего возвращается в исходное положение. Анимация длится 13 секунд. При нажатии на кнопку бабочки затевают свой изящный танец в облаках. Затем они возвращаются к полету, отсчитав минуту с учетом времени анимации.

Видео: Van Cleef & Arpels

Фирма Jaeger-LeCoultre отмечает 85-летие своих знаменитых часов Reverso в корпусе, поворачивающемся вокруг своей оси. На салоне мануфактура из Ле-Сантье показала юбилейную модель Reverso Tribute Gyrotourbillon, выпущенную лимитированной серией в 75 экземпляров. Впервые такие часы во вращающемся вокруг своей оси корпусе были изготовлены в 1931 году по заказу английских офицеров из колониального корпуса в Индии, игроков в конное поло: они хотели во время игры поворачивать часы задней металлической крышкой вверх, чтобы не разбить стекло циферблата мячом. Элегантный корпус Reverso Tribute Gyrotourbillon заключает в себе механизм, оснащенный необычным гиротурбийоном, вращение которого вызывает иллюзию зависания усложнения в воздухе. Утонченные до максимально возможной степени две каретки двухосного «парящего» турбийона выполняют полный внешний оборот за минуту и внутренний оборот — за 12,6 секунд.

Полусферическая балансовая пружина — ручная работа мастеров мануфактуры. Указатель времени второго часового пояса и узел спуска Gyrotourbillon выделяются на фоне деталей механизма. На внутренней стороне в положении «2 часа» размещены 24-часовой индикатор «день/ночь» второго часового пояса, а также малая секундная стрелка, приводимая в действие турбийоном. Основа корпуса изогнута по форме запястья и украшена гильошированным узором «солнечные лучи». Небольшая круглая гладко отполированная поверхность чуть ниже положения гиротурбийона позволяет насладиться видом этого «большого усложнения», когда корпус зафиксирован на основе.

Мануфактура Parmigiani Fleurier славится своим вечным поиском путей реинтерпретации естественных феноменов — как в механике вечных календарей с фазами Луны, так и в художественной символике. Представленная на салоне модель Kalpa Tourbillon Cyclone — не исключение. Выполненный в технике маркетри из перламутра циферблат своими цветовыми градациями и тонкой деталировкой отражает суть природного явления, давшего имя модели. Эпицентр циклона олицетворяет клетка турбийона, вокруг которой выложены пластины перламутра. Все 103 пластины тщательно подобраны по оттенку синего, давая плавный переход от света в центре к более темному цвету по краю. Каждый сегмент имеет трапециевидную форму; все они расположены так, чтобы вызывать у зрителя визуальный эффект взрыва. Платиновый корпус украшен 215 бриллиантами общим весом 11,88 каратов. Часы крепятся на эксклюзивном ремешке от Hermès, гармонирующего с циферблатом оттенка tempest blue («ураганный синий»).

Новинки этой зимой представили и бренды, не участвующие в салоне. Так, фирма F.P. Journe показала сразу две модели. Это мужская версия электромеханических часов Elegante в корпусе диаметром 48 миллиметров и линия Octa Divine в корпусе из платины или розового золота с диаметром 40 и 42 миллиметров. Модель Elegante интересна тем, что если она пролежит без движения более получаса, механическая часть останавливается для экономии энергии, но встроенный микропроцессор продолжает отсчитывать время. Как только часы берут в руки, они просыпаются, и электроника автоматически выставляет точное время, двигая стрелки по кратчайшему маршруту по или против часовой стрелки.

Детали механизма часов Octa Divine (калибр 1300.3) выполнены из розового золота 750 пробы. Механизм обладает автоматическим подзаводом с запасом хода более 120 часов (5 дней). Эксклюзивный децентрированный ротор F.P. Journe из красного золота 917 пробы позволяет быстро осуществлять эффективный подзавод.

Ценности00:1620 ноября

«Моим любимым клиентом был Кобзон»

Портной Сэмми Котвани знает все о том, как должны одеваться знаменитости