Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

«Сел в автобус — помолись»

Рассказ уроженца Южной Осетии о переезде в Шри-Ланку

Фото: Dinuka Liyanawatte / Reuters

Многие из нас в детстве читали в приключенческих книжках про далекий солнечный остров Цейлон. Сегодня он называется Шри-Ланка. Теплый океан, широкие пляжи, волшебные закаты, удивительная природа манят сюда туристов со всего света. В рамках серии материалов о россиянах, уехавших жить за границу, «Лента.ру» поговорила с Сергеем Гаглоевым, перебравшимся из Владикавказа в это островное государство у юго-восточного побережья Индии.

В апреле 2015 года я решил провести отпуск с пользой и попросил своих друзей посоветовать мне что-нибудь. Один из моих знакомых предложил поехать вместе с ним на Шри-Ланку. Он там в одной местной компании занимался разработкой дизайна продукции, экспортируемой на Запад. Я же договорился поработать в свой отпуск волонтером и посмотреть, как все устроено.

Вернувшись домой, я продолжал консультировать компанию удаленно. А спустя примерно полтора месяца они сделали мне предложение о работе, которое я принял.

Хватай возможность

В свой первый приезд я начал заниматься организационным развитием компании, в частности внедрил информационные технологии в некоторые бизнес-процессы. И мне хотелось это продолжить. В Осетии я работал в IT-компании. И нужный опыт у меня был.

Почему я переехал? Причин несколько. Мне было интересно пожить в Азии и приобрести международный профессиональный опыт. Ведь это прекрасная возможность для саморазвития. К тому же хотелось понять, как я смогу здесь взаимодействовать с людьми на английском языке, который и для меня, и для них — не родной. Кроме того, для меня было важно проверить свои бизнес-теории.

Человечный бизнес

Компания, где я работаю, занимается изготовлением текстиля вручную. Из него потом делают одежду, игрушки, аксессуары. Что интересно, компания входит в WFTO (Международная организация справедливой торговли), то есть придерживается достаточно строгих правил и стандартов. Не использует детский труд, развивает инфраструктуру вокруг своих производств, заботится о детях сотрудников и т.п.

Я ездил на производства других компаний и видел, в каких условиях работают здесь люди; мне есть с чем сравнивать. Эти условия ужасны: грязь, сырость, потогонная система — и хозяева компаний обо всем этом знают. Коррупция-то зашкаливает: бизнесмены откупаются от местных властей, те закрывают глаза на многое. А простым людям нужно зарабатывать себе на кусок хлеба.

В одном производственном центре нашей компании работают 35 женщин. Естественно, почти у всех есть дети. И многие живут не близко. Так вот, наша компания закупила велосипеды с детскими сиденьями, работницы привозят детей в наш детский центр, где преподаватель занимается с ними английским, математикой и другими предметами. Детей там развлекают, кормят. Вот что такое социально ориентированная компания.

Отходы производства у нас не превышают одного процента, то есть мы практически ничего не выкидываем. Даже использованная вода проходит фильтрацию и потом орошает поля, где мы выращиваем овощи. Урожай мы продаем нашим же сотрудникам по очень низким ценам, а все деньги идут на совершенствование инфраструктуры.

Кто сделал мою игрушку

Мы не продаем наш товар в Россию. Я спросил у руководства: почему? Мне ответили — не получается. В России не обращают внимания на такие вещи, как производство при хороших условиях труда. А в Швейцарии и Италии — обращают. Европейцы сюда приезжали, смотрели, как у нас все организовано. А мы им посылаем фотографии, например вот этот работник создал вот такую игрушку. Гуманизация процесса для них важна, и для меня теперь это тоже очень важно.

Трудности пережевывания

Адаптация у меня проходила долго: трудно было привыкнуть к местной пище. Ланкийцы едят руками — не в ресторанах, естественно. Сейчас я уже привык и тоже ем руками.

Главный продукт здесь — рис разных видов (мне больше всего нравится красный), а также карри (добавляется почти в каждое блюдо). Кроме того, ланкийская еда очень острая. Даже острее тайской. На этом фоне, скажем, мексиканская кухня вообще мне кажется пресной.

Какой чай нужно пить с молоком

У нас в компании есть правило: после двух часов работы обязательно 15-минутный отдых. Потом еще два часа — и обед. А после трех дня мы все дружно пьем чай (цейлонский!) с молоком.

Кстати, у меня много впечатлений от чайных плантаций. Причем я бывал не там, куда обычно возят туристов. Поразили покатые склоны и, конечно, запахи, особенно жасмина, который растет среди чая. Когда смотришь на все это, возникает особое ощущение спокойствия и умиротворенности. Это, наверное, те самые места, где надо медитировать, расслабляться.

В чае я открыл для себя очень многое. Начал в нем разбираться: его сортах, видах нарезки, способах приготовления. Раньше я не знал, что с молоком можно пить только чай мелкой нарезки — только тогда получается нужный аромат. Да и в целом не имел представления о том, насколько интересен процесс сбора и приготовлении чая, особенно сортировка листьев на фабрике. Любопытно, что раньше Шри-Ланка экспортировала какао и кофе, но приехал один ирландец и все здесь поменял, открыв чайную компанию — с тех пор это главный экспортный продукт.

При этом чай, который остается на острове, мне кажется лучше, чем тот, что идет на экспорт. Я помню свои ощущения от «Липтона» в пакетиках, купленного в России и здесь, — это совершенно разный чай. Может быть, на это влияет процесс перевозки, хранения и последующей фасовки, если чай расфасовывают за границей, не знаю. Просто говорю, что вкус — разный.

Война на оба ваши дома

Долгое время здесь был конфликт между двумя народностями — тамильцами и сингальцами, это самые большие этнические группы. Распри тянулись еще с прошлого века и в какой-то момент перешли в кровопролитную войну. В связи с этим даже на таком небольшом острове как Шри-Ланка были ограничены перемещения граждан: чтобы попасть из одного региона в другой, требовалось разрешение местных властей. Все это продолжалось до 2010-2011 годов, когда было решено положить этому конец и начался миротворческий процесс. Сейчас уже нет ни столкновений, ни каких-либо распрей, на остров свободно могут приезжать туристы — раньше их было меньше. Люди здесь хоть и добрые, но радуются они неохотно — особенно старшее поколение, которое хорошо помнит войну.

Местное общество сильно поделено на классы, что крайне усложняет коммуникацию между людьми. Кто-то — более высокого класса, кто-то — классом пониже. Я же для них иностранец, поэтому ко мне особое отношение, и каких-то притеснений я не чувствую. А рядовому сотруднику иногда даже сложно вступить в диалог с начальством.

Трепещи, пассажир

По сравнению с Таиландом и Камбоджей здесь чище — особенно в столице, Коломбо. Дороги между городами просто шикарные, но вот водители автобусов — это жесть. Дело в том, что тут есть государственные и частные автобусные компании. Водители государственных получают зарплату независимо от того, сколько пассажиров они перевезут. А вот у частников оплата сдельная, поэтому по дорогам они носятся как сумасшедшие. Когда два автобуса одновременно идут на обгон и другой не уступает первому — вот это кранты. Они занимают всю дорогу, которая сама по себе не всегда широкая, и все, кто едет навстречу, должны как-то спасаться.

Я никогда не езжу автобусами: беру либо тук-тук, либо такси, либо сажусь на поезд.

С океаном не сложилось

Я жару люблю, поэтому для меня местный климат абсолютно нормальный. Но вот с Индийским океаном у меня не сложилось еще в первый приезд. В тот день на побережье были большие волны, на пляже полно людей, все отдыхали. Я сразу побежал в океан, пару гребков — и ты уже очень далеко от берега. И хотя я хорошо плаваю, добраться обратно было крайне тяжело. А я еще такой человек, что не люблю просить о помощи, полагаюсь исключительно на свои силы. В итоге я, конечно, выплыл, но с тех пор в океане один не купаюсь. Когда есть возможность, плаваю в бассейне. Разумеется, в будущем мне бы хотелось освоить серфинг, но в одиночку заниматься подобными вещами все-таки не хочется. Когда я один, мне больше нравится познавательный отдых: сходить что-нибудь посмотреть, где-нибудь полазить.

Наверное, одно из самых ярких впечатлений от острова, это когда я впервые увидел дерево баньян. Как-то я был на лекции одного академика, и он упоминал это дерево в качестве метафоры. С тех пор оно мне запомнилось, и я хотел посмотреть на него вживую. А увидел на Шри-Ланке в музее: передо мной стояло огромное дерево, с которого свисали корни — они у него растут из веток. Потом уже я встречал эти деревья повсюду на острове, но первый раз увидел в музее. Тогда же и написал своему профессору, что наконец-то увидел баньян.

Они не знают мой бэкграунд

Когда я знакомился с кем-то из местных, например в поезде, то те порой удивлялись, почему мне не страшно заводить подобные знакомства. На это я им рассказывал, что родился и вырос в Южной Осетии, где были бесконечные войны, конфликты, кризисы. И обмануть меня или навредить мне чем-либо очень сложно. Я сам могу это сделать, если потребуется.

И возможно, многие из них еще бы позавидовали себе, если бы узнали, в каких условиях пришлось расти мне. Из детства я помню, как за дровами мы ходили в лес — семи-восьмилетние ребята. Носили дрова в школу и домой просто для того, чтобы обогреться зимой. А уроки длились минут по 15, потому что из-за холода заниматься дольше было невозможно. Или как мы месяцами сидели без еды… К экстриму я привычен. А то, что происходит здесь, на Шри-Ланке, отнюдь не экстрим.

Местные думают: вот, белый человек, ничего в своей жизни не видел и приехал сюда только тусить. Они не знают, какой опыт у меня за плечами.

Все ради пенсии

Я живу в хорошем месте, очень близко к работе, в просторной квартире — есть место, чтобы пригласить гостей. На жилье и питание у меня уходит 300-400 долларов в месяц. В целом расходы здесь небольшие, хотя по сравнению с другими странами Азии тут все дороже. Именно поэтому для местных здесь многое бесплатно. А вот пенсии тут получают не от государства, а от компаний, в которых работали. Вот и выходит, что выгоднее всего работать всю жизнь на одну компанию, потому что тогда у тебя будет самая большая пенсия. К тому же пенсионные накопления можно получать как ежемесячно, так и потребовать всю сумму сразу. Для многих это служит стартовым капиталом для собственного дела — даже если человеку за 60.

Мне кажется, что сегодня Шри-Ланка — это страна, у которой много перспектив. Потому что, скажем, Таиланд и Индия гораздо лучше развиты в туристическом плане, а здесь есть над чем поработать.

Из жизни00:03Сегодня

«Кончится тем, что про это снимут сериал»

Сироту с Украины приютили в США, но бросили. В ней заподозрили взрослую карлицу-психопатку
Из жизни00:0414 сентября
In this Sept. 18, 2013 file photo, law enforcement officials from multiple agencies examine the two cars pulled from Foss Lake, in Foss, Okla. The state medical examiner released autopsy reports identifying two of the bodies as 16-year-old Jimmy Allen Williams and 42-year-old Cleburn Hammack. They were among the remains of six bodies found the in two cars

«Это безумно пугает»

На дне озер иногда скрываются страшные тайны. Их раскрывают случайные люди