«Молчунам» тут не место

Еще пять миллионов россиян попытались спрятать свою пенсию от правительства

Фото: Евгений Павленко / «Коммерсантъ»

В 2015 году более пяти миллионов россиян передали свои пенсионные накопления в негосударственные фонды. Это рекордный показатель. Люди выбрали частные компании несмотря на то, что за последние годы правительство три раза забирало накопления на текущие расходы. Всего из системы вынули почти триллион рублей.

Прочь от государства

Пенсионный фонд России (ПФР) подвел предварительные итоги так называемой переходной кампании 2015 года. За 12 месяцев ПФР получил от россиян более 10 миллионов заявлений. 5 миллионов 180 тысяч граждан попросили перевести их из одного негосударственного пенсионного фонда (НПФ) в другой. Еще 5 миллионов 240 тысяч перестали быть «молчунами» — они увели свои деньги из-под управления государства в НПФ и сделали выбор в пользу накопительной части пенсии. Окончательные результаты кампании будут обнародованы в марте.

2015-й стал последним годом, когда у россиян был шанс спасти свои накопления. Система функционировала следующим образом. Работодатель перечислял государству 22 процента от фонда оплаты труда в счет пенсионного обеспечения сотрудников. Для людей, родившихся в 1967 году и позднее, данный сбор делился на две части: 6 процентов — в накопительную часть (то есть непосредственно в личную пенсию человека в будущем), 16 процентов — в страховую (иными словами, в общий котел, на выплаты ныне живущим пенсионерам).

До конца 2015 года накопления «молчунов», не написавших заявление о переводе денег в НПФ, отправлялись во Внешэкономбанк. Госкорпорация управляла их средствами. С 2016 года механизм больше не работает. Не выбрал НПФ — остаешься без накоплений. Все 22 процента теперь отправляются в страховую систему.

И более пяти миллионов человек в прошлом году все же решились на переход в негосударственные фонды. Примечательно, что половина из них спохватилась ближе к концу года — в октябре начался наплыв желающих сохранить свои накопления. Теперь более 30 миллионов россиян формируют накопления в НПФ, сообщил «Ленте.ру» президент Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов. «Активность граждан в 2015 году была беспрецедентной, пик переходов пришелся на конец года. Если ПФР удовлетворит все пять миллионов заявлений, а также не менее двух-трех миллионов заявлений, которые были поданы в НПФ с помощью электронно-цифровой подписи, результат превысит совокупные итоги 2013-2014 годов», — заявил он.

Вопрос веры

За три года государство вытащило из накопительной системы почти триллион рублей. Если быть точным — 892,4 миллиарда (в 2014 году — 243 миллиарда, в 2015-м — 307,4 миллиарда, в 2016-м — 342 миллиарда). Деньги не были пущены на инвестиции, экономический рост или иные благие цели. Их потратили на сиюминутные задачи, на латание финансовых дыр. Пенсионные накопления россиян пустили и на реализацию нового антикризисного плана. Средства нужны отстающим отраслям промышленности, а также регионам, страдающим от нехватки средств.

«Безусловно, это вынужденная мера. Но она не должна приводить к уменьшению прав застрахованных лиц. В обмен на "живые" деньги, которые пошли на латание дыр бюджета ПФР, россиянам обещают пенсионные баллы и индексацию пенсии выше инфляции. Однако уже в этом году данное обязательство не будет исполнено», — комментирует Константин Угрюмов. «Пока российская экономика демонстрирует негативную динамику, новые заморозки накоплений вполне возможны», — считает директор по корпоративным рейтингам агентства RusRating Максим Плешков.

Как показывают данные ПФР, даже с учетом риска очередного изъятия средств, люди достаточно активно записывались в частные фонды. Судя по всему, перспектива получать только страховую пенсию их не прельщает и они надеются на то, что государство не станет снова лезть им в карман. Оправдаются ли чаяния россиян — покажет время. Сейчас с уверенностью можно говорить об одном. Финансовый рынок уже потерял триллион рублей, который мог бы быть потрачен на развитие экономики.

Обойдемся без овощехранилищ

«Одной из главных целей пенсионной реформы было создание большого объема длинных денег. Их источником выступают как раз пенсионные накопления. Но в текущих кризисных условиях государству явно не до долгосрочных инвестиций, его приоритеты сместились в пользу латания бюджета», — говорит Максим Плешков.

Пенсионные накопления — эти шесть процентов из фонда оплаты труда — не лежат мертвым грузом. НПФ управляет ими. Деньги вкладываются непосредственно в экономику. Например, в ценные бумаги российских компаний. Разумеется, инвестировать можно только в надежные акции или облигации, отмеченные высокими оценками рейтинговых агентств.

В прошлом году Центробанк предлагал инвестировать пенсионные накопления в сельское хозяйство, а именно — в строительство двух сотен овощебаз. В ЦБ поясняли, что хранилища нужны для снижения зависимости страны от внешних рынков и замедления инфляции. Деньги можно было бы использовать на развитие дорожной сети или для вложений в крупнейшие российские компании.

Но дополнительный триллион рублей не стали превращать в длинные деньги. Ситуация потребовала экстренных мер — использования средств здесь и сейчас.

Новый ориентир

После того как государство несколько раз подряд конфисковало деньги из накопительной системы, под вопросом оказалась ее эффективность. Пошли разговоры о новой пенсионной реформе.

Например, замминистра финансов Алексей Моисеев предлагал обратиться к опыту Новой Зеландии и Австралии. «Имеет смысл двигаться в направлении вмененной модели пенсионного страхования», — говорил чиновник. Он пояснял, что в этих странах граждане сами перечисляют деньги в пенсионный фонд. И все средства по умолчанию отправляются в страховую часть. Кроме того, есть специальные инвестфонды, например, новозеландский государственный KiwiSaver. В него автоматически вступают все граждане старше 18 лет. У них есть право — перечислять четыре или восемь процентов от заработка (под управлением KiwiSaver средства накапливаются, вкладываются в экономику и их объем растет). Можно вовсе отказаться от услуг данной организации. В этом случае человек получит только страховую пенсию.

В Минтруде призывали развивать корпоративную пенсионную систему. В ее рамках граждане сами занимаются формированием будущей пенсии. Замминистра труда Андрей Пудов сетовал, что в добровольной системе пенсионного страхования участвуют только шесть миллионов россиян, и их число уменьшилось на миллион. Он говорил о необходимости создания системы «с самостоятельным источником финансирования».

В октябре прошлого года первый зампред ЦБ Сергей Швецов сообщил, что российский регулятор совместно со Всемирным банком разрабатывает новую пенсионную систему. «Мы пытаемся сформулировать какую-то альтернативу, которая была бы менее затратна для бюджета, но не менее эффективна с точки зрения объема привлекаемых средств населения для последующего увеличения коэффициента замещения», — говорил он.

«Мало кто понимает, какова будет судьба государственного пенсионного обеспечения», — отмечает Максим Плешков из RusRating. С одной стороны, правительство постоянно меняет правила игры, вводит непонятную балльную систему, замораживает средства. «С другой стороны — есть НПФ. Они хоть и имеют свои специфические риски и проблемы регуляторного характера, но предлагают инвестиционный доход с реальных денег, которые можно передать по наследству», — говорит он.

Ранее в интервью «Ленте.ру» замглавы Минфина Алексей Моисеев говорил, что без накопительной части пенсия будет скорее пособием по бедности. На текущий момент вопрос заключается в том, кто именно будет формировать эти накопления — государство или сам гражданин. Из указанных заявлений Пудова, Дроздова, Швецова и того же Моисеева следует только один вывод.

Государство все еще хочет получать по 22 процента с зарплат россиян (может, и больше, идея о повышении взносов обсуждается). При этом оно ищет способ заставить население самостоятельно оплачивать свою старость, поскольку коэффициент замещения остается низким. По стандартам Международной организации труда, пенсия должна быть хотя бы на уровне 40 процентов от зарплаты. В России коэффициент увеличивался максимум до 35,7 процента.

Иными словами, тому, кто захочет жить в старости достойно, придется платить дважды. Один раз за него это сделает работодатель, перекинув 22 процента в общий пенсионный котел. Второй взнос сделает сам гражданин, выбрав какой-нибудь частный фонд. Может, хотя бы при такой системе государство воздержится от заморозок и изъятия денег у россиян.

Обсудить
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи