«Законный принцип обороны — убегай и умоляй»

Правозащитник Игорь Шмелев о том, как защититься и не попасть под суд

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

В Европе на фоне столкновений с мигрантами отмечается рекордный спрос на оружие самообороны у местного населения. В США после нескольких нападений на церкви собираются обучать священников стрельбе и скрытому ношению пистолетов. В России вопрос необходимой самообороны и применения оружия остается наиболее спорным и болезненным. Житель Челябинской области Александр Григорьев, застреливший четырех человек, напавших на его семью, второй месяц остается под следствием в статусе обвиняемого. Помимо психолого-психиатрической экспертизы, ему предстоит еще много допросов, и исход этого дела пока не очевиден. О том, можно ли в России защититься и не попасть в тюрьму, «Лента.ру» побеседовала с председателем правления Всероссийской общественной организации «Право на оружие» Игорем Шмелевым.

«Лента.ру»: Получается, что с точки зрения закона Александр Григорьев — убийца?

Игорь Шмелев: Ситуация классическая. Человек, защищая близких у себя дома, вынужден был применить оружие. Пока мы не знаем всех подробностей, и выплывают некоторые нюансы, которые можно трактовать двояко. В России всех обвиняемых в убийстве держат за решеткой, и факт перевода Григорьева на подписку о невыезде можно толковать как шаг в сторону переквалификации дела.

Почему сразу не завели дело по статье о превышении мер самообороны? Ведь родственники Григорьева сами вызвали полицию, и он никуда не скрывался.

К сожалению, наши правоохранители обычно стараются возбудить дело по наиболее тяжкой статье. При этом по закону у них есть несколько суток, чтобы подумать получше. В случаях аналогичных рассматриваемому всегда производство начинается по статье об убийстве либо о тяжких телесных повреждениях, если нападавший выжил. Секрет прост. За раскрытие тяжкого преступления полицейские и их руководители могут рассчитывать на определенные бонусы: премии и повышения. А вот для самооборонщиков такие обвинения — тяжелейший стресс.

К примеру, зеленоградский байкер Юрий Некрасов, который сидел в СИЗО по обвинению в убийстве участника байк-клуба «Ночные волки» Валерия Белого. Обвинение было в результате переквалифицировано судом на превышение мер необходимой самообороны, но он очень пострадал психологически. Когда я беседовал с ним спустя несколько месяцев после освобождения, было видно, что Некрасов все еще не пришел в себя. Он ведь всерьез готовился к длительному тюремному заключению.

Что вы имеете в виду, говоря о нюансах в деле Григорьева?

Проскакивала информация, что один из выстрелов Григорьев произвел в спину. Это может говорить о том, что нападавший в этот момент пытался скрыться и уже не представлял угрозы. Однако здесь все-таки речь о групповом нападении. Александр стрелял в сторону нападавших, и один из них мог просто развернуться. Такое бывает. Поэтому нужно более тщательно изучить обстоятельства. Важно также проанализировать первые показания, которые дал Григорьев. В этих первых беседах со следователями заключается одна из главных проблем института необходимой самообороны.

Что это за проблема?

Если грамотный адвокат включается в дело о самообороне с первого же дня, есть большая вероятность, что оно будет закрыто еще до суда. В пример могу привести эпизод с Татьяной Кудрявцевой, собиравшей грибы в Солнечногорском районе Подмосковья. На нее напал гражданин Узбекистана, попытался затащить в лес и изнасиловать. Она нанесла ему один удар ножом, оказавшийся смертельным.

Татьяна сразу же позвонила своему начальнику, а тот — хорошему юристу. Адвокат потребовал от следователей, чтобы без него не приступали даже к осмотру места происшествия. Прыгнул в машину и через два часа уже участвовал в процессе. Именно этот человек настоял на медицинском освидетельствовании Кудрявцевой и фиксации других важных обстоятельств. В результате женщина была оправдана. Ей компенсировали расходы на защитника и даже вернули тот самый нож. А вот следователя, несмотря на то, что она тоже была женщиной, как-то не особенно волновали обстоятельства, заставившие подозреваемую убить нападавшего. Она, видимо, мечтала о награде.

Государственный защитник для этого дела не годится?

Как правило, это бывшие следователи и дознаватели, которые работают не в интересах клиентов, а для соблюдения формальностей, и иногда в открытую помогают своим бывшим коллегам «расколоть» фигуранта. Печально, что ошибку с первоначальным выбором адвоката и стратегии защиты исправить практически невозможно.

Где начинается необходимая самооборона? Вот есть у человека земельный участок с домом, как у Григорьева, и вдруг туда без спроса заходят люди, которым он не рад. Имеет он право защитить свою собственность?

Принцип неприкосновенности жилища, частной собственности у нас закреплен в конституции, но более нигде. И поэтому не работает. Скажем, в статье 37 Уголовно-процессуального кодекса РФ о необходимой самообороне это право не упоминается. Отсюда в том числе и родилась наша инициатива «Мой дом — моя крепость», которая довольно быстро набрала достаточное количество подписей, но благополучно зависла где-то в правительстве. Попытки некоторых парламентариев провести законодательные акты, опирающиеся на эту инициативу, пресекаются.

У тех, кто против, — у них ведь все в порядке. Живут в охраняемых поселках, пользуются услугами личных телохранителей, передвигаются на бронированных авто.

В чем основное отличие вашей концепции от той, что существует сейчас?

Законный на сегодня принцип самообороны — убегай и умоляй. Другими словами, человек должен по возможности скрыться от нападающего, попросить того прекратить противоправные действия, предупредить о возможности применить оружие, произвести предупредительный выстрел, а затем уже стрелять с причинением минимального ущерба преступнику. Кроме прочего, по закону, мы должны успеть оценить характер ущерба, который собирается нам причинить злоумышленник. И только в том случае, если возможный ущерб окажется существенным, приступить к активной самообороне.

То есть, «может, он ничего такого не имел в виду, а лишь собирался попросить сигаретку»? И пара ударов по лицу — не повод стрелять в непрошеного гостя?

Именно. Сами понимаете, к чему приводит такой подход. Тот же Григорьев, как сообщалось, взялся за ружье уже после того, как получил по голове и потерял сознание. Но ведь он мог и не очухаться. Концепция «Мой дом — моя крепость» избавляет собственника или другого человека, находящегося на законных основаниях в квартире, на участке или в гостиничном номере, от необходимости «подставить щеку» ворвавшемуся туда злоумышленнику и минимизировать причиненный ему ущерб.

Как в Америке.

Да. Там, кстати, недавно был случай, когда 13-летний парень отбился дома от двоих преступников. Одного убил, другого ранил из пистолета своей матери. Подростка оправдали и похвалили. Отмечу также, что в некоторых штатах на выживших участников нападения возлагают ответственность не только за незаконное проникновение и нанесенный ущерб, но и за убийство их подельников.

Но требование минимизировать ущерб нападающему кажется разумным.

Это требование здравого смысла, которое не нужно особым образом подчеркивать или делать главным принципом самообороны. У нас в стране разрешено постоянное ношение травматического оружия. В 2013-м это и так не всегда эффективное оружие было еще сильнее ограничено по мощности. Теперь отбиться от преступника в зимней плотной одежде, стреляя ему в туловище, почти невозможно. Пример — эпизод с Алексеем Уразовым из Люберец: он четыре раза безрезультатно стрелял в злоумышленника в упор и лишь выстрел в голову возымел должный эффект. Стрелять в голову из травмата нельзя, но без такого нарушения правил просто не защититься.

Боевое оружие причинит меньший ущерб?

Да. Как бы странно это ни звучало. Международная статистика говорит, во-первых, что боевое оружие реально применяется лишь в 5 процентах случаев. В остальных — достаточно его демонстрации. Во-вторых, лишь в 15 процентах случаев выстрел в туловище человека из пистолета приводит к летальному исходу. А теперь сами подумайте, каков ущерб от попадания с нескольких метров из охотничьего ружья 12-го калибра, которыми располагает большинство наших вооруженных сограждан, включая того же Александра Григорьева? Шансов выжить нет никаких.

Ну, имеем что имеем. Есть какой-то алгоритм, соблюдая который гражданин может максимально снизить риск попадания в тюрьму после успешной самообороны?

Такой алгоритм прописан законодательством. Нужно предупредить оппонента о возможности применения оружия. По возможности — сделать предупредительный выстрел. За исключением тех случаев, когда промедление может принести вред жизни и здоровью. К примеру, был эпизод, когда полицейского привлекли к ответственности за выстрел в воздух. В этот момент человек, которого он защищал, погиб от руки преступника.

После применения оружия человек должен сообщить в полицию. Оказать первую помощь пострадавшему, вызвать скорую помощь. Но в Хабаровске недавно был случай, когда таксист отбивался с помощью травматики от двоих нападавших, и ему пришлось уехать с места происшествия, чтобы не стрелять по ним повторно. Мужчина, правда, догадался сразу же поехать в полицию, а не домой или еще куда-то. Также замечу, что пока одним из необходимых действий стрелка и его родственников является обращение в СМИ.

Эпизод в селе Миасское можно назвать самым массовым расстрелом в целях самообороны?

Да. Этот случай, безусловно, исключительный. Была известная история с нападением на поселок Сагра в Свердловской области, в котором участвовало несколько десятков человек. Но там, насколько помню, был только один погибший. Что касается истории с Александром Григорьевым, остается надеяться, что следствие теперь не будет работать в целях получения премий и «звездочек», а прояснит до конца все обстоятельства.

Обсудить
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Demonstrators take part in a protest aimed at showing London's solidarity with the European Union following the recent EU referendum, inTrafalgar Square, central London, Britain June 28, 2016. REUTERS/Dylan Martinez TPX IMAGES OF THE DAYСпасет ли уход Меркель Европу?
Свое 60-летие Европейский союз встречает в состоянии экзистенциального кризиса


Из ЕС в сексуальное рабство
Что вынуждает румынок отправляться на Сицилию, где их ждет неволя
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Бес из машины
Как устроена экономика киберпанка
«Мусор на входе — мусор на выходе»
Зачем Росстат отдают под управление Минэкономразвития
Слева направо: Дмитрий Козак, Ольга Голодец, Игорь Шувалов, Вячеслав Володин и Дмитрий  МедведевКостры компетенций
Ралли вице-премьеров: кого не уберегли руководители правительства
Эльвира НабиуллинаЖелезная Эльвира
Как и за что критиковали главу Банка России
Там, где цветет иван-чай
Продолжение рассказа о путешествии по Колымской трассе
Рай на земле
Лучшие для жизни города мира
Германия по карману
Как попасть в Баварию за две тысячи рублей и получить удовольствие
«Мы делаем не крымское вино, а севастопольское»
Винодел Павел Швец — о месте России на винной карте мира
Идеал со сроком годности
От Монро до Кардашьян: как менялись пропорции женской фигуры каждые 10 лет
Luxury watches are seen at a shop window in Geneva August 2, 2011. REUTERS/Denis Balibouse (SWITZERLAND - Tags: SOCIETY BUSINESS)«Если русский — значит, соришь деньгами»
Рассказ финансиста из Самары, перебравшегося в Женеву
Новая американская мечта
Что такое Fuck You Money, или Как уйти на пенсию в 35 лет
Спортзал для двоих
Лондонская пара прославилась в сети как самая тренированная в мире
Они из будущего
Объясняем, почему «Мерседесы» выглядят так, как выглядят, и какими они станут
Цвета для победителей
Самые известные гоночные раскраски в мире
Квартиры на колесах
Интерьеры грузовиков, в которых можно жить
Восточные легенды
Культовые японские автомобили ушедших лет
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Фрэнк ГериСпугнули рыбу
Почему антисемиты изгнали из Канады создателя «танцующего дома»
«Наш дом — колония строгого режима»
История семьи, оказавшейся на грани распада из-за дачи
Цветам не место в доме
Почему дети мешают взрослым жить счастливо в собственных квартирах