Суицид понарошку

Кто уничтожил цивилизацию острова Пасхи

Абориген острова Пасхи в традиционной одежде
Абориген острова Пасхи в традиционной одежде
Фото: Alison Wright / Corbis / East News

Что случилось с аборигенами острова Пасхи? Этот затерянный в Тихом океане клочок суши богат интригующими даже широкую публику научными загадками — можно вспомнить хотя бы гигантские каменные статуи и возможность контакта аборигенов с цивилизациями доколумбовой Америки. История острова легла в основу концепции «экоцида»: считается, что после заселения Рапа-Нуи его жители систематически вырубали леса и уничтожили хрупкую экосистему острова. В результате рухнуло сельское хозяйство, голод привел к междоусобным войнам и каннибализму, и рапануйцы практически истребили себя сами еще до прибытия европейцев в 1722 году. Однако последние исследования ученых разрушают эту красивую гипотезу экологического самоубийства. В истинных причинах коллапса рапануйской цивилизации разбирается «Лента.ру».

Глупые туземцы

Остров Пасхи (Рапа-Нуи) — уникальная территория в юго-восточной части Тихого океана, один из самых удаленных от суши населенных островов в мире (он расположен в 3514 километрах от побережья ближайшего материка). Почва острова (ученые уверены в его вулканическом происхождении) образовалась в результате эрозии склонов вулканов. Самая плодородная — на севере острова, где местные жители выращивают батат и ямс. Основной источник пресной воды — озеро в кратере, рек нет. Флора острова очень бедная (не более 30 видов растений).

Первых европейцев на острове поразило отсутствие деревьев. Недолго думая, они решили, что леса исчезли, и виновата в этом, по выражению путешественника Жан-Франсуа де Лаперуза, «наглость их предков». Уже в ХХ веке, когда ученые обследовали ископаемую пыльцу, выяснилось, что остров Пасхи некогда был покрыт обширными лесными массивами. Логично было предположить, что по мере роста населения — как это происходило в Европе — леса вырубались, чтобы засеять землю сельскохозяйственными культурами, а древесина шла на топливо и стройматериалы для домов и каноэ. Эрозия почв привела к падению урожаев. Дальше, уже по устным сказаниям рапануйцев, историки узнали о катастрофической убыли населения, борьбе за скудеющие ресурсы, рабстве и каннибализме. Считается, что всего за пару веков население острова сократилось с 15 тысяч до 2-3 тысяч — безо всякого внешнего воздействия.

Этот по-своему уникальный для мировой истории сюжет используется для доказательства разных идей — например, мальтузианской ловушки (типичной для человеческих сообществ ситуации, когда рост населения обгоняет рост производства продуктов питания). Уже в ХХI веке историк-популяризатор Джаред Даймонд приводит судьбу рапануйцев как пример «экоцида» — самоубийства общества из-за разрушения природной среды обитания (возможно, потому что все ресурсы были брошены на сооружение гигантских статуй-моаи). «Всего за пару веков жители острова Пасхи уничтожили свои леса, довели растения и животных до вымирания, а их сложное общество дошло до состояния хаоса и каннибализма. Не пойдем ли и мы по их следам?... Мы задаемся вопросом: “Почему они не могли посмотреть вокруг, понять, что происходит, и остановиться? О чем они думали, когда рубили последнюю пальму?”». Судьбу островитян Даймонд подает как урок современному человечеству, которому-де угрожает такая же судьба. Даже Маргарет Тэтчер, выступая в ООН в 1989 году, предупреждала, что наша цивилизация может пойти по пути рапануйской.

Зловредные крысы

Однако в последнее время эта красивая историческая теория понемногу рассыпается — главным образом трудами американских археологов Терри Ханта (Terry L. Hunt) и Карла Липо (Carl P. Lipo). Еще в 2006 году на страницах журнала Science они оспорили традиционную датировку заселения острова (400-800 годы нашей эры). Почему первые следы сжигания древесины (указывающие на присутствие человека) указывают лишь на 1250-е годы (по данным радиоуглеродного анализа)? Получается, что 400 лет на острове жили какие-то таинственные, невидимые и осторожные туземцы, которые потом (вдруг) начали рубить и сжигать деревья? Древесный уголь, кости крыс, а также съеденных людьми рыб и птиц появляются в почве бухты Анакена лишь в XIII веке — а доказательства более раннего присутствия человека при повторном анализе оказались ненадежными.

Факт обезлесения — исчезновения миллионов пальм Paschalococos disperta с территории острова в XIII-XVII веках — никто из современных ученых не оспаривает. Другое дело, что виной тому могли быть вовсе не люди. Взяв для сравнения материалы по Гавайским островам, Хант и Липо увидели, что крысы уничтожают популяции деревьев куда быстрее и основательнее.

Тихоокеанские крысы (Rattus exulans) прибывали в каноэ полинезийцев на ранее необитаемые острова. С хищниками и конкурентами они почти никогда не сталкивались. Они ловко лазают по деревьям и, в отличие от местных птиц, легко разгрызают семенные коробочки пальм (даже кокосовой!), что практически лишает растения возможности размножаться: из-за дефицита семян молодые деревья уже не приходят на смену старым. Наконец, крысы способны размножаться с огромной скоростью, увеличивая свою популяцию до сотен тысяч буквально за несколько лет. На Гавайях грызуны свели под корень пальмы Prichardia, а на острове Пасхи — Paschalococos disperta. Об этом, в частности, свидетельствуют раскопанные археологами расколотые и обглоданные орехи.

Да, крысы за 400-500 лет свели на нет леса, а изменение ландшафта привело к эрозии почвы, засухам и прочим неприятностям. Но нет никаких данных о резком сокращении населения в этот период! Цифру в 15-30 тысяч, подчеркивают Хант и Липо, взяли с потолка — археологические данные этого не подтверждают. Косвенные свидетельства (число обитаемых мест) говорят о стабильности населения вплоть до второй половины XVIII века, когда на остров высадились европейцы.

То есть, рапануйцы — это не экологические самоубийцы, а образец устойчивого развития. Несмотря на привнесенные крысами разрушения, в условиях дефицита всех возможных ресурсов они умудрились несколько столетий прожить на острове Пасхи — и не просто прожить, а построить сложно организованное общество и создать уникальные скульптурные памятники. Пали же они жертвой не «экоцида», а самого обычного геноцида. Как и аборигенов Америки, их погубили микробы и огнестрельное оружие европейцев, подчеркивают ученые.

Миролюбивые рапануйцы — гении выживания

В своем последнем исследовании, только что представленном в журнале Antiquity, Липо нанес удар еще по одному доказательству коллапса рапануйского общества. Морфометрический анализ матаа, которые считались наконечниками копий (и свидетельствовали о крайней воинственности островитян), показал, что они вряд ли использовались как орудия убийства.

Многочисленность матаа, тот факт, что их делали из заостренного обсидиана (твердого вулканического стекла), их внешнее сходство с наконечниками копий — все это навело историков на мысль об оружии. Липо и его коллеги проанализировали особенности формы 400 таких артефактов и пришли к выводу о том, что они совершенно не приспособлены для нападения и убийства.

«Если посмотреть на европейское или древнее оружие, для него всегда характерна отточенная форма. Кому нужно оружие, не способное убивать?… С помощью матаа можно порезать кого-то, но никак не убить», — говорит Липо.

Несмотря на заостренные края, матаа не более опасны для человека, чем обычные камни. Что же касается их многочисленности, то это можно объяснить многофункциональностью — матаа использовали для обработки почвы и растений, для ритуального нанесения шрамов и татуировок.

Археологи также напоминают, что на обнаруженных на острове древних скелетах отсутствуют следы смертельных ударов. Нет на Рапа-Нуи и мощных оборонительных сооружений, характерных для других островов Тихого океана, чьи обитатели часто воевали. Сведения о братоубийственных конфликтах историки взяли из местных легенд (записанных уже в ХХ веке), достоверность которых далеко не очевидна.

Липо подвел итоги многолетней работы по развенчанию мифа об уничтоживших себя по глупости аборигенах. «Мы рассматривали отдельные аргументы, доказывающие коллапс, и пытались показать, что под ними нет никакой почвы. Когда мы смотрим на каменистые поля острова, мы не видим тут успеха, мы видим катастрофу — но на самом деле это признаки успеха. Люди прекрасно существовали в таких суровых условиях до встречи с европейцами», — заявил ученый.

Теперь слово за оппонентами Ханта и Липо. Перчатка брошена — и сторонникам теории «экоцида» потребуется найти новые аргументы в ее пользу, опираясь не на впечатления европейских моряков и записи мифов, а на достоверные археологические факты.

Обсудить
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи