Крупная дичь

Почему люксовые автопроизводители увлеклись производством кроссоверов

Maserati Levante
Фото: Maserati

Свои версии полноприводных семейных машин уже выпустили Bentley и Porsche, Maserati только что обнародовала фотографии своего кроссовера Levante, на подходе и Urus от Lamborghini. Даже Rolls-Royce грозится вскоре показать «автомобиль с высоким кузовом» — все же для фирмы, производящей более века автомобили для королей, трудновато выговорить три магические буквы SUV (Sports Utility Vehicle, спортивно-утилитарный автомобиль). По крайней мере, пока. Почему же покупатели роскошных лимузинов и спортивных купе заинтересовались утилитарными машинами, попробовала разобраться «Лента.ру».

В действительности рынок комфортных внедорожников существует достаточно давно — по крайней мере с момента выпуска в 1963 году Jeep Wagoneer (предшественника популярного в первые годы российского капитализма Grand Cherokee), в топовой комплектации оснащавшегося анатомическими креслами, кондиционером, люком в крыше и прочими привычными ныне люксовыми атрибутами. В начале 1980-х у заокеанского суперджипа появились конкуренты в Старом Свете — второе поколение Range Rover и мерседесовский G-класс. Однако обе машины все же оставались сугубо мужскими — сказывалось армейское прошлое («классический» Range Rover, выпускавшийся с 1970 года, сохранял спартанский интерьер Land Rover и был доступен в заводской комплектации только в двухдверной версии, а G-класс был в «девичестве» разработан преимущественно для военных австрийским Steyr-Daimler-Puch). С этим, очевидно, и связано возникновение в конце 1980-х «паркетных» внедорожников, более приспособленных и для городских условий, и для слабых женских рук — удобные, комфортные и вместительные «лэндкрузеры» и RAV4 мгновенно завоевали сердца представительниц прекрасного пола по обе стороны Атлантики.

В 1997 году в гонку включился первый производитель дорогих автомобилей — Lexus, люксовое подразделение компании Toyota выпустило кроссовер RX, имевший большой успех. В том же году дебютировал и мерседесовский М-класс. В 1999-м к ним присоединилась и BMW со своим Х5. Впрочем, все это были достаточно ожидаемые ходы от производителей дорогих, но все же рассчитанных на верхний сегмент среднего класса автомобилей.

Сенсация случилась в 2002-м, когда свой кроссовер Cayenne представила Porsche, привычно ассоциировавшаяся со спортивными автомобилями премиум-класса. Комфортный внедорожник практически мгновенно стал хитом компании и позволил увеличить к 2015 году только в Европе объем продаж в четыре раза по сравнению с 1997-м, причем более половины из приобретенных машин это именно Cayenne и его «младший брат», выпускаемый с 2014 года Macan. Продажи Porsche росли и в России, и львиная доля приходилась, по словам Оксаны Хартонюк, директора по связям с общественностью и прессой Porsche Russland, все на те же кроссоверы.

Неудивительно, что на SUV обратили внимание и в сверхдорогом сегменте. В 2012 году свой концепт EXP 9 F презентовала британская марка Bentley; спустя три года он окончательно материализовался в модель Bentayga. На разработку кроссовера и строительство сборочного цеха в Кру было потрачено более миллиарда долларов. Характерно, впрочем, что автомобиль базируется на фольксвагеновской платформе PL71, так же как и VW Touareg, Audi Q7, Porsche Cayenne и грядущий Lamborghini Urus. Глобализация, как видим, дает свои плоды и в наиболее консервативных сегментах рынка — стоит напомнить, что марка Bentley с 2003 года принадлежит концерну Volkswagen AG.

В марте на Женевском автосалоне официально представят кроссовер Maserati Levante. В духе современных веяний в индустрии моды Levante поступит в продажу в США и Европе сразу же, весной, с ценником от 86 500 долларов. Компактный кроссовер Jaguar F-Pace уже доступен европейским покупателям и вскоре ожидается на российском рынке. «Потребность в люксовых SUV сформировалась в России давно. Наш клиент чрезвычайно разборчив и требователен, ему важен стиль, имидж и комфорт вождения, и именно такой внедорожник, как Maserati Levante способен удовлетворить все требования покупателей», — комментирует Надежда Мясникова, руководитель отдела продаж «Maserati Москва».

А вот Lamborghini Urus, впервые показанный в качестве концепта еще в 2012 году, придется подождать. «Завод для производства Urus заложен в этом году, поставки автомобиля в Россию запланированы на 2018 год, — пояснил гендиректор «Lamborghini Москва» Сергей Мордовин. — SUV вообще сейчас в тренде на рынке, особенно в России, США и Китае. Утилитарная машина доставляет больше удовольствия. За последние пять лет этот сегмент значительно, в разы, вырос. Понятна реакция состоятельных людей — если есть что-то новое в классе SUV, они будут это покупать. Как заметил один из наших клиентов: "А на чем еще ездить на Сахалине?" Точно так же и в Китае, и в США. Очень большие пространства, серьезная сезонность». Судя по всему, именно эти рынки и будут, по крайней мере в ближайшие годы, основными для люксовых SUV. «В мировом масштабе эту тенденцию оценивать сложно, — отмечает Мордовин. — В Европе, например, идут обратные процессы. SUV во многих крупных городах запрещены из-за проблем с экологией».

Стоит заметить, что для Lamborghini это уже не первый опыт создания внедорожников. С 1986 по 1993 год фирма из Сант-Агата-Болоньезе выпускала в ограниченных количествах модель LM002, первоначально разрабатывавшуюся в качестве джипа для Армии США. Военные в результате машиной так и не заинтересовались, да и среди гражданских покупателей Rambo-Lambo, как прозвали автомобиль, преобладали экстравагантные персонажи вроде сына иракского диктатора Удая Хуссейна и султана Брунея Хассанала Болкиаха. В любом случае LM002 был скорее роскошным джипом для богатых эксцентриков, нежели солидным авто для солидных леди и джентльменов с детьми и багажом в чемоданах Louis Vuitton. В какой-то мере можно считать современные кроссоверы класса люкс наследниками «гран-туреров» 1950-1960-х, разве что тогдашние двухместные суперкары-купе были рассчитаны (в духе времени) на плейбоев со спутницами, а теперешние SUV — на консервативный семейный формат.

В ближайшем будущем ожидается и кроссовер Rolls-Royce, хотя представители входящей в концерн BMW компании предпочитают осторожно называть его «автомобилем с высоким кузовом, в традициях Rolls-Royce начала прошлого века», тщательно избегая «плебейской» аббревиатуры SUV. Характеристики проекта Cullinan (таково пока кодовое имя машины) не разглашаются, а ходящие по сети отрисовки внешнего вида — не более чем догадками, основанные на скупых утечках информации от фирмы. Впрочем, можно с уверенностью сказать, что «автомобиль с высоким кузовом», который должен быть показан публике в 2018 году, станет самым дорогим в своем классе с ориентировочной ценой от 400 тысяч долларов.

Характерно, что в Северной Америке с традиционной там любовью к большим автомобилям люксовые кроссоверы (идущие в тамошней классификации как «легкие грузовики») имеют наибольший успех. Аналитик Деннис ДеРозье, глава фирмы DesRosiers Automotive Consultants, отмечает, что «в 1990 году 99,8 процента продававшихся люксовых автомобилей были пассажирскими. В 2014 году половина проданных люксовых машин в Канаде — это легкие грузовики». Не последнюю роль тут играет и привычка американцев и канадцев к практичности во всем, включая и предметы роскоши — в конце концов, мнение, что автомобиль — это прежде всего средство передвижения, было высказано впервые именно гражданином США.

Что касается экологии, то производители люксовых кроссоверов обращают внимание и на этот важный имиджевый фактор. С 2010 года Cayenne доступен в модификации с гибридной силовой установкой; не исключено, что примеру Porsche последуют и конкуренты. Не стоит сбрасывать со счетов и полностью электрический кроссовер Tesla Model X, в люксовой версии Signature Series стоящий в США от 132 тысяч долларов, что вполне сравнимо с ценами на европейские авто верхнего сегмента рынка.

Ценности00:01 7 ноября

Переобулись в воздухе

Почему людям надоело переплачивать за дорогие кроссовки
Ценности00:0416 декабря

Цари горы

Дворцы над облаками и «половина богатства мира». Как жили Далай-ламы