«Надо было ее пристрелить?»

Какие выводы надо сделать из происшествия у станции метро «Октябрьское Поле»

Фото: Максим Змеев / Reuters

Шокирующий поступок Гюльчехры Бобокуловой, отрезавшей голову четырехлетней девочке, специалисты называют психозом. Но простыми гражданами это воспринимается как демонстративная агрессивность и слепая ненависть ко всему, что дорого любому здравомыслящему человеку. Отдельной критике подверглась пассивность правоохранительных органов. Не менее получаса Бобокулова бродила возле станции метро «Октябрьское Поле», демонстрируя отрезанную голову, прежде чем полицейские прекратили этот жуткий перформанс. «Лента.ру» с участием экспертов попыталась оценить действия стражей порядка с точки зрения их оперативности, законности и адекватности.

Кто за няню ответит?

Сегодня, 2 марта, в Пресненском суде Москвы будет решаться вопрос об аресте 38-летней гражданки Узбекистана Гюльчехры Бобокуловой. Впрочем, уже известно, что ближайший месяц она проведет в Центре психиатрии и наркологии им. Сербского, проходя судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Специалистам предстоит установить вменяемость Бобокуловой в момент преступления.

Пока ни один из опрошенных журналистами психиатров не усомнился в том, что женщина была явно не в себе, разгуливая по улице с отрезанной головой ребенка. По данным правоохранительных органов Узбекистана, Бобокуловой еще в 1999 году был поставлен диагноз «шизофрения», после чего она неоднократно проходила лечение в стационаре. Вопрос лишь в причине очередного обострения. Не исключено, что суд примет решение о назначении ей принудительного лечения.

Москвичи превратили вход на станцию метро «Октябрьское Поле» и подъезд, где живет семья убитой девочки, в стихийный мемориал. Люди несут цветы, мягкие игрушки, шоколадки и воздушные шарики, выражая таким образом свое сочувствие.

Вечером, 1 марта, около сотни человек собрались у метро на стихийный митинг памяти убитой девочки и в поддержку семьи, передает «Интерфакс». Один из лидеров русских националистов Дмитрий Демушкин возложил цветы на парапет, выразил соболезнования и заявил, что националисты последовательно выступают за ужесточение миграционной политики. Люди обсуждали трагедию, очевидцы делились своими переживаниями, некоторые плакали. Полицейские наблюдали за происходящим, не пытаясь пресечь несанкционированную акцию. Хотя в толпе были замечены люди с символикой националистических организаций, обошлось без провокаций.

Тем временем правоохранительные органы проводят профилактические мероприятия с лидерами радикальных националистических объединений. В полиции опасаются всплеска ксенофобских настроений в молодежной среде и агрессивных действий по отношению к мигрантам и мусульманам. Это отчасти объясняет нежелание большинства федеральных телеканалов освещать трагическое событие. Позицию телевизионного руководства поддержали в администрации президента.

Соцсети бурно реагируют на случившееся, но люди чаще выражают недовольство не миграционной политикой, а действиями полицейских, «разбежавшихся» в стороны от Бобокуловой. С этим солидарны и некоторые ветераны спецслужб. В Генпрокуратуре также намерены выразить свою точку зрения.

«Соответствующая районная прокуратура проведет проверку, по результатам которой будет дана правовая оценка, в том числе обоснованности и оперативности действий сотрудников правоохранительных органов», — отметил первый заместитель главы надзорного ведомства Александр Буксман.

Есть вопросы и по линии исполнения миграционного законодательства.

«Гражданка Узбекистана работала няней нелегально, — сообщила руководитель столичного управления ФМС России Ольга Кириллова. — Она назвала целью въезда в Россию работу, но патента не получила. Уведомлений о том, что гражданка Узбекистана находится на северо-западе Москвы и работает, в миграционную службу не поступало».

Халатность или героизм

«Однозначно оценить работу сотрудников полиции по данному инциденту сложно, — рассказал «Ленте.ру» председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. — С одной стороны, по имеющейся информации, они в течение сорока минут не задерживали убийцу, разгуливающую с отрезанной головой ребенка. Однако, если учитывать тот факт, что женщина выкрикивала угрозы взорвать себя и окружающих, попытка задержания могла бы спровоцировать взрыв в людном месте, что однозначно привело бы к многочисленным жертвам. Едва ли полицейские могли с первого взгляда определить, есть у нее бомба или нет».

Корчаго полагает, что окончательные выводы можно сделать только после уже назначенной служебной проверки.

Один из авторитетных профессионалов, выразивших недовольство действиями полицейских, — президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров.

«Давайте просто сравним два эпизода, — пояснил он «Ленте.ру». — Помните недавний случай, когда полицейский бросился спасать человека под поезд? И спас его. Это была мгновенная адекватная реакция. И второй, когда мы видели полицейских, окружавших женщину, державшую отрезанную детскую голову, кричавшую "Аллах акбар!" и "я сейчас себя взорву". Реакции там не было никакой».

По словам Гончарова, у полицейских есть определенные алгоритмы для подобных случаев: «Во-первых — сообщить руководству и, во-вторых, оградить территорию. В-третьих, срочно вызывать спецслужбы. А там один полицейский стоял в стороне, двое других — на ступенях метро, делая вид, что ничего не замечают. Целый час никаких действий не предпринималось».

Гончаров, однако, полагает, что тот полицейский, который в конце концов подошел к Бобокуловой и повалил ее на землю, заслуживает награды. Тем не менее его поступок не может служить оправданием для коллег.

«Есть четкая позиция, что надо сразу сообщать в службы, занимающиеся антитеррором, — подчеркнул глава ассоциации ветеранов "Альфы". — Есть психологи, которые могут вести с такими людьми переговоры. Некоторые теперь говорят, что надо было ее пристрелить. Я вас умоляю! Никто вот так стрелять не будет. Ни в России, ни в Америке. Видно же было, что она неадекватная».

С такой негативной оценкой действий полицейских категорически не согласен председатель Комиссии по безопасности Общественной палаты России Антон Цветков.

«Что значит полицейские ничего не делали? У каждого своя задача. Это были сотрудники патрульно-постовой службы. Они должны были не допустить жертв среди мирного населения. И самое главное, они не впустили женщину в метро», — объяснил Цветков «Ленте.ру».

По его мнению, на видеозаписях действительно создается впечатление, что Бобокулова на улице одна. Но в момент задержания видно, что полицейские подбежали к ней со всех сторон. «Это показывает, что они держали периметр», — пояснил он.

Глава комиссии по безопасности ОП заметил, что женщина угрожала взорвать бомбу. И было непонятно, где находилось взрывное устройство: на ней, где-то рядом или в соседнем доме. Требовалось оценить обстановку и уровень угроз. После того как полицейские это сделали, было проведено задержание.

«Я уже обратился вчера к начальнику главка МВД по Москве с просьбой объявить благодарность этим сотрудникам, — сообщил Цветков. — Обсудил этот вопрос и с начальником окружного УВД. Более того, я сам встречусь с личным составом, принимавшим участие, и поблагодарю их».

Цветков уверен, что работа полицейских достаточно отрегулирована, и специальных инструкций на случай столкновения с подобными «псевдошахидами» принимать не следует.

Теория и практика

Однако, по словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, взаимодействие между полицией, спецслужбами и местными властями хромает. Инструкции, которыми руководствуются патрульные, носят исключительно ведомственный характер, не принимаются во внимание другими службами и контролирующими органами.

«Простой пример — бесхозные пакеты на станциях метро, — пояснил сотрудник МВД. — Они, по идее, должны рассматриваться как потенциальные взрывные устройства. Но на практике, из-за обилия безобидных забытых вещей, никто не позволит полицейским перекрыть движение поездов и эвакуировать пассажиров. В итоге полицейские просто берут эти пакеты и относят в специальные металлические баки, установленные на платформах. Правильно ли это? Не уверен».

Отдельного четкого алгоритма действий при встрече с шахидом, по мнению собеседника «Ленты.ру», у сотрудников правопорядка нет. Существуют только общие, порой трудновыполнимые и субъективно трактуемые требования: перекрыть территорию, обеспечить безопасный периметр.

«Как можно за минуту перекрыть площадку возле входа в метро, действуя втроем? — задает риторический вопрос представитель МВД. — Без мегафонов, без лент? Причем живой человек — это не сумка с взрывчаткой. Как вы заставите его оставаться на месте? А если сотрудник выстрелит, и потом выяснится, что голова бутафорская, взрывчатки нет? Его просто посадят. В законе "О полиции", в отличие от предыдущего нормативного акта, записано, что сотрудник может выстрелить в человека с предметом конструктивно похожим на оружие, но про голову и про угрозу подорвать себя там ни слова. Так будут рассуждать в прокуратуре, а в СМИ выйдут статьи о кровожадных полицейских, убивших женщину средь бела дня».

Для разрешения ситуации требуются четкие инструкции, подписаться под которыми должны не только в МВД, но и в прокуратуре, ФСБ, региональном правительстве.

История с Гюльчехрой Бобокуловой могла сложиться совершенно иначе, если бы ее не остановили для проверки документов возле входа в метро те самые полицейские, чьи действия сейчас обсуждаются. Пока еще не установлено, куда и с какой целью направлялась Бобокулова с головой ребенка в рюкзаке.

подписатьсяОбсудить
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
A Turkish army tank and an armored vehicle are stationed near the border with Syria, in Karkamis, Turkey, Tuesday, Aug. 23, 2016. Turkish media reports say Turkish artillery on Tuesday launched new strikes at Islamic State targets across the border in Syria, after two mortar rounds, believed to have been fired by the militants, hit the town of Karkamis, in Turkey's Gaziantep province. Hurriyet newspaper and other reports said the mortar rounds were fired from IS-held Jarablus, Syria.(IHA via AP)Новый поворот старой войны
Зачем Турция вошла на территорию Сирии
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон