Новости партнеров

Уйти, чтобы остаться

С чем связаны заявления Кадырова об отставке

Рамзан Кадыров
Фото: Сергей Узаков / ТАСС

В апреле заканчивается второе пятилетие Рамзана Кадырова во главе Чечни. Его на этот пост назначил президент России. Следующий руководитель республики избирается всеобщим голосованием. По всей видимости, новым старым главой субъекта федерации вновь станет все тот же Кадыров — об этом 2 марта сообщил некий источник в Кремле, подведя черту под затянувшейся драматической паузой, которую взял сам Кадыров, заявив 27 февраля, что не намерен баллотироваться и хотел бы передать власть преемнику из своей команды. Его слова были восприняты с некоторым недоумением. «Лента.ру» попыталась разобраться в версиях, слухах и понять, что стоит за этой историей.

Назначенец с рейтингом президента

Де-факто Кадыров получил власть еще в мае 2004 года, после убийства его отца и действующего главы республики, Ахмата Кадырова. Рамзану тогда было только 27, и, согласно федеральному законодательству, он не мог баллотироваться на пост главы региона.

Победивший на выборах Алу Алханов был одним из последних руководителей регионов в России, занявших свой пост в результате открытых выборов. Через полгода случился страшный теракт в Беслане, и прямые губернаторские выборы были отменены. Через три года, когда Алханов подал в отставку, Рамзана Кадырова назначал уже Владимир Путин. Чеченский парламент проголосовал за него почти единогласно.

Повторно политик был утвержден в должности в 2011 году. Срок его полномочий истекает 5 апреля 2016 года, следующий глава избирается уже самими гражданами в единый день голосования, который в этом году выпадает на 18 сентября. Между этими датами руководить республикой будет исполняющий обязанности главы, которого назначит Владимир Путин.

Кадырова население поддерживает, хотя напрямую он не избирался ни разу. Имидж политика, восстановившего после войны регион, звание «лидера Чечни», а также многочисленные флешмобы в его поддержку в республике говорят о том, что открытые выборы вполне могут превратиться в референдум о доверии с почти стопроцентным результатом.

Бури информационного поля

Это представлялось очевидным, и сюжет был лишен всякой интриги, но Рамзан Кадыров сам неожиданно усложнил схему. 27 февраля лидер Чечни заявил, что его время на посту руководителя региона подошло к концу и на эту должность необходимо найти другого человека. Это было большим сюрпризом. При всей любви к брутальной риторике, Кадыров никогда не высказывался с такой прямолинейной определенностью.

Политолог Глеб Павловский рассказал «Ленте.ру», что активность Кадырова в СМИ трудно объяснить одними только внутренними факторами. По мнению специалиста, для этого нет никаких внешних обстоятельств, по крайней мере, заметных. Так что, заключает эксперт, возможны и какие-то внутренние, скрытые мотивы.

«Это не разовая реплика, это целый ряд выступлений. Он предлагает себя в качестве добавочной силовой подпорки для федеральной власти в борьбе с внутренней оппозицией. Я думаю, что надо смотреть на его действия как на желание выйти на федеральную сцену», — считает Павловский.

Эксперт полагает, что в основе всех информационных акций лежит политический расчет, стратегия, которая, по мнению Кадырова, поможет ему повысить свой политический статус. По словам Павловского, Кадыров хочет укрепить свои позиции в каком-то новом качестве. Но стратегически это достаточно рискованный шаг.

Власть и Кадыров

Чеченский лидер — фигура сложная. С одной стороны, очевидно полезная — именно он приложил руку к обеспечению стабильности в полыхающем регионе, сделав его «фасадом» кавказских республик, примером благополучия и комфортного существования исламского населения в формате Российской Федерации. Однако есть и другая сторона.

Восстановление порядка в республике стало возможным только благодаря силовой поддержке внутри республики. Кроме того, объемные бюджетные трансферты с 2007 года практически не сократились, а в 2015-м, когда всем регионам финансирование урезали на три процента, перечисления Чечне выросли на восемь пунктов. В этой связи можно заметить и критическое отношение к эффективности распределения средств.

Не добавляют политику лишних очков и регулярные атаки на оппозицию. «Возникает напряжение: стилистика Кадырова и эксклюзивность позиции, которую он диктует, противоречит понятию вертикали власти», — обращает внимание Павловский. Это настораживает и чиновничество, и региональную бюрократию.

Немаловажно, что испорчены у главы Чечни и отношения с силовиками: в середине 2015 года Кадыров заявил, что его бойцам разрешено открывать огонь на поражение по представителям служб из других регионов, прибывших без согласования с ним.

В сухом остатке — ситуацию с карьерой чеченского лидера вряд ли можно назвать определенной. Но если все же политик сдержит свое обещание и покинет пост главы республики, коридор его возможностей вряд ли расширится. Так как же может развиваться ситуация?

Выше только Грозный

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», еще 23 января озвучил предположение: «Есть еще один такой нюанс: в последнее время много инсайда из Белого дома о том, что Кадырова перемещают в Москву на пост вице-премьера — давайте назовем вещи своими именами».

Логика в словах Венедиктова имеется — ведь если и рассматривать Кадырова как кандидата на пост вице-премьера, то наиболее вероятное направление, которое мог бы курировать нынешний глава республики, — Северо-Кавказский федеральный округ, вотчина нынешнего вице-премьера и полномочного представителя главы государства в СКФО Александра Хлопонина. А тот за последнее время слегка растерял свои аппаратные позиции в боях с алкогольным лобби. Пожалуй, самый яркий маркер этого — вывод чиновника из руководства «Единой России». В случае такого назначения Кадыров остается в знакомой системе и в родном регионе, но значительно прибавляет в статусе.

Однако роль полпреда ― это роль не только контролера, но и независимого арбитра над вверенными регионами, что вряд ли подойдет Кадырову. Дело в том, что у него имеется некоторое недопонимание с главой Ингушетии — еще с 2012 года, когда снова стали актуальными старые территориальные противоречия граничащих республик, которые в советский период были единой Чечено-Ингушской АССР.

Впервые после многих лет руководители встретились только в феврале этого года. Кадыров лично отвез Евкурова и главу Дагестана Рамазана Абдулатипова на похороны главы Северной Осетии Тамерлана Агузарова. Возможно, это символ примирения, выбранный в связи с удобным (хоть, понятно, печальным) поводом. Кстати, эта встреча тут же породила слух о якобы готовящемся воссоздании Чечено-Ингушетии.

Другая версия, о которой говорят журналисты, — это назначение Кадырова в Министерство обороны. Россия сейчас разыгрывает крупную геополитическую партию на сцене исламского мира. И с сентября 2015 года, когда началась военная операция в Сирии, Кадыров буквально рвется в бой: например, заявлял, что готов поддержать силами чеченских бойцов действия ВКС. А 8 февраля даже сообщил, что в Сирии уже есть бойцы чеченского спецназа, чем немало удивил всех: российская сторона ранее такую информацию не анонсировала. Кстати, еще в 2014 году появились сообщения о чеченцах, воюющих на юго-востоке Украины на стороне самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Кадыров их буквально по-отечески пожурил в 2015-м, назвав «хулиганами».

Политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков считает, что Кадыров мог бы сформировать дивизию в Сирии и продолжить дело, которым, по сути, он занимался много лет — борьбу с радикальными исламистами и террористами. Или стать ведущим игроком в помощи курдам — с учетом конфликта с Турцией это особенно актуально. «Уверен, под его знамена встанет множество мусульман: за последние годы Кадыров стал одним из лидеров исламского мира в России», — говорит эксперт.

Другой вопрос, что рассматривать такое назначение всерьез нельзя никак — даже при условии, что в ряду заместителей министра совсем недавно образовалась вакансия в связи с назначением Алексея Дюмина врио губернатора Тульской области. Конечно, такое повышение чеченского лидера означало бы итоговое «растворение» чеченского вопроса в российской государственности, но слишком уж специфической выглядит спайка Кадырова с военными.

Ну а главное, 2 марта в информационном поле распространились комментарии некоего источника, близкого к Кремлю, который назвал заявления Кадырова об отставке «политическим кокетством» и подчеркнул, что глава Чечни вряд ли уйдет со своего поста. Об этом говорят и эксперты. Тот же Марков считает, что уход Кадырова маловероятен ввиду высокого уровня популярности в республике. Также он высказал предположение, что передача власти преемнику вряд ли возможна, даже с учетом вероятной поддержки какого-либо из сторонников Кадырова на осенних выборах. К тому же в республике нет ни одной персоны, сравнимой с нынешним главой по уровню личной поддержки и политическому весу. Ни депутат Госдумы Адам Делимханов, ближайший соратник Кадырова, ни председатель регпарламента Магомед Даудов, по мнению политолога, не смогут его заменить.