Мосты для избранных

Ралли вице-премьеров: как руководители правительства думают о будущем

Фото: Дмитрий Астахов / ТАСС

Баррель за 40 долларов становится хорошей новостью. Некоторые западные инвесторы, включая Ротшильдов, вновь заинтересовались Россией. А руководители правительства на этом фоне задумались о будущем. Впрочем, весьма своеобразно.

Дмитрий Рогозин

Сыновья уходят не только в бой, но и в Минобороны. С сегодняшнего дня имуществом военного ведомства заведует Алексей Рогозин. Сын «оборонно-космического» вице-премьера назначен заместителем руководителя соответствующего департамента.

Среди нынешних руководителей кабмина Рогозин — пока единственный, чьи дети обустраиваются на госслужбе. При этом работа с активами Минобороны не теряет привлекательности, несмотря на падение доходов бюджета и прекращение военной операции в Сирии. Ведь даже либеральные эксперты и консультанты правительства, в том числе ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, не считают, что сокращение оборонных расходов надо ставить на первое место. «Это то же самое, что строительство дорог, даже лучше, потому что мы стимулируем технологический кластер нашей экономики», — заявил Кузьминов в недавнем интервью «Би-Би-Си».

А правительство решило в течение ближайших 10 лет потратить свыше 1,4 триллиона рублей на федеральную космическую программу.

Игорь Шувалов

Реформа госуправления еще не состоялась, но уже есть тот, кто должен повышать эффективность министерств и координировать приоритетные проекты. По данным «Ведомостей», Игорю Шувалову поручено курировать работу проектного офиса, создаваемого при правительстве.

Задача, поставленная перед первым вице-премьером, в равной степени и сложная, и долгоиграющая. А это повышает «непотопляемость» Шувалова. Чем длительнее переход от ручного управления к проектному, тем опаснее менять чиновника, отвечающего за такую административную трансформацию.

Ольга Голодец

Социального вице-премьера избавили от титула главного могильщика пенсионных накоплений. Сегодня за очередное продление «накопительного» моратория выступает Минфин. Иначе в бюджете не найти денег на полноценную индексацию текущих пенсий.

Оппоненты Ольги Голодец все чаще возвращаются к ее идее об отмене обязательной накопительной системы. По словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, «правильно было бы ввести элементы добровольности, но стимулы для граждан формировать накопительную часть пенсии должны быть достаточно сильными».

Правда, во время кризиса не совсем понятно, откуда у граждан возьмутся финансовые излишки на добровольные накопления. К тому же вызывает большие сомнения психологическая готовность россиян самостоятельно копить на старость. Согласно опросу ВЦИОМ, каждый пятый соотечественник живет «сегодняшним днем» и не строит планы на будущее. Вклад неоднократных пенсионных мораториев (ныне обсуждаемый станет уже четвертым по счету) в популярность такого взгляда на жизнь не стоит недооценивать.

Аркадий Дворкович

Никакой геополитики — только борьба с налоговыми схемами. По словам Аркадия Дворковича, рекомендация топливным гигантам прекратить поставки в Белоруссию связана исключительно с их попытками сэкономить на экспортных пошлинах и акцизах. Дескать, Федеральная таможенная служба сочла подозрительным возросший экспорт топлива в соседнее государство, которое входит в Евразийский экономический союз и избавлено от барьеров при торговле с Россией.

Впрочем, сравнительно недорогие российские нефтепродукты — неплохое экономическое подспорье Минску. Не говоря о возможности зарабатывать на реэкспорте. Кроме того, белорусские олигархи — отец и сын Хотины — собираются принять участие в российской приватизации. По данным Forbes, они присматриваются к «Башнефти». Поэтому не исключено, что демарш Дворковича — не просто попытка образумить отечественных «оптимизаторов», но и элемент торга с потенциальными претендентами на отечественные госактивы.

Юрий Трутнев

В 29 миллиардов рублей оценивает Юрий Трутнев стоимость выравнивания энерготарифов на Дальнем Востоке. Сумма по нынешним меркам достаточно велика, чтобы правительство сумело закрыть возникшие «дыры» быстро и без ущерба для казны и потребителей.

Поэтому выход из энергетического тупика, скорее всего, потребует от Трутнева встречных уступок. Например, при приватизации «АЛРОСА», чей наблюдательный совет он возглавляет.

На днях министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что частным инвесторам может быть продано почти 19 процентов алмазного монополиста. И тогда госдоля в «АЛРОСА» снизится до блокпакета. Хотя Трутнев совсем недавно уподоблял «алросовскую» приватизацию «продаже дойной коровы». А Минфин говорил, что государство планирует выставить на торги не более 11 процентов компании.

Дмитрий Козак

Спустя два года после присоединения Крыма выяснилось, что президенту не с кого спросить за реализацию стратегически важных для полуострова проектов — моста через Керченский пролив и четырехполосной трассы Керчь — Симферополь. «Нет конкретного одного должностного лица, кто несет полную ответственность», — сетует Владимир Путин.

Казалось бы, у Дмитрия Козака появляется шанс взять реванш за расформирование Минкрыма и вернуть титул полноценного крымского куратора. Однако на совещании у главы государства вице-премьер, в отличие от Алексея Улюкаева, не спешил предлагать свою кандидатуру. Исходя из аппаратной логики, эта осторожность вполне оправданна. Крымские стройки века — слишком привлекательный бизнес, чтобы чиновник, который попытается упорядочить его, мог рассчитывать на всестороннее содействие. Зато если сроки сдачи объектов будут сорваны — ясно, «кого повесить».

Но в ЖКХ — еще одной подведомственной Козаку сфере — ситуация тоже весьма неблагополучная. И нет ли риска, что вице-премьера принесут в жертву за резонансные и болезненные для населения коммунальные огрехи? Особенно после того, как он отказался броситься на крымскую амбразуру.

Александр Хлопонин

Незаконные подключения к трубопроводам, многомиллиардные долги за газ и электроэнергию — по мнению Дмитрия Медведева, эти проблемы Северного Кавказа не решаются, в том числе из-за попустительства региональных властей. Своего подчиненного — Александра Хлопонина, который в правительстве курирует СКФО, — премьер не упомянул.

Однако, по данным «Известий», именно Хлопонин летом 2015-го занимался урегулированием чеченской задолженности за газ, достигшей к тому моменту 16 миллиардов рублей. Грозный добивался списания этого долга, ссылаясь на то, что основные неплатежи приходятся на период проведения контртеррористической операции.

У руководства Чечни были претензии и к счетам, предъявлявшимся уже в мирное время. «Очевидно, что цифры о поставляемых в регион энергоресурсах не имеют под собой оснований. У нас наблюдается высокая собираемость платежей за ЖКУ, но долги продолжают стремительно расти. Поставщики говорят о каких-то потерях в сетях, которые невозможно обосновать... В Чеченской Республике просто невозможно поставить и израсходовать энергоресурсы в таких объемах с учетом состояния сетей и потребностей», — возмущался Рамзан Кадыров на одном из совещаний.

Судя по тому, что Кадыров в последнее время называет Александра Хлопонина своим «дорогим другом», а главу «Газпрома» Алексея Миллера — «настоящим профессионалом газовой промышленности», все долговые разногласия успешно улажены.