Байкальская резервация

Как жителей Бурятии ограничили в правах в борьбе за экологию

Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

В Общественной палате (ОП) РФ в начале марта прошло заседание, посвященное ситуации в Республике Бурятия. Более 70 тысяч местных жителей в одночасье лишились части своих конституционных прав, оказавшись в водоохранной зоне озера Байкал, которая заметно расширилась. Теперь им запрещено покупать землю, пахать ее, пасти скот, ловить рыбу и еще многое из того, к чему привыкли коренные жители этих мест. «Лента.ру» попыталась разобраться, почему борьба за экологию первым делом ударила по простым гражданам.

Буква в законе

Год назад, 5 марта 2015 года, было принято распоряжение правительства «Об утверждении границ водоохранной и рыбоохранной зон озера Байкал». На прилегающей к озеру территории ввели специальный режим «в целях предотвращения загрязнения, засорения и истощения вод, сохранения среды обитания водных биологических ресурсов». Проблема в том, что границу водоохранной зоны отодвинули от берега на 80 километров, по сути превратив достаточно обширную территорию в своего рода резервацию.

Полемика вокруг документа разгорелась практически сразу после его принятия. Местные жители назвали распоряжение федеральных властей антинародным и даже пригрозили перекрыть Транссиб. Ведь теперь 78,5 тысяч жителей из 75 поселений Северобайкальского, Баргузинского и других районов не могут приобретать земельные участки в собственность, пахать, пасти скот, расширять кладбища, прокладывать дороги, ловить рыбу, утилизировать отходы и т.д.

Руководитель инициативной группы жителей региона Галина Арсеньева в ходе слушаний в ОП подчеркнула, что распоряжение противоречит уже действующим в регионе законодательным актам и требует серьезных доработок.

Как отметил председатель Комиссии по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин, ограничения препятствуют социально-экономическому развитию региона. Строительные и иные нормы забюрократизированы, многочисленные экспертизы требуют времени и денег. «В очереди на улучшение жилищных условий стоит порядка двух тысяч человек, при этом Росреестром Бурятии выдано 267 отказов в регистрации прав собственности на земельные участки», — сообщил Чернин.

Председатель комиссии по развитию социальной инфраструктуры, местного самоуправления и ЖКХ Игорь Шпектор обратил внимание на то, что под запрет попала добыча полезных ископаемых, необходимых в том числе для реконструкции Байкало-Амурской магистрали и жилищного строительства, непосредственно относящегося к госпрограмме по переселению граждан из аварийного жилого фонда.

Клубок противоречий

В настоящее время на озере и прибрежных территориях действуют два режима — один установлен Водным кодексом, второй — Федеральным законом об охране Байкала. Они накладываются друг на друга, что порождает множество проблем. К примеру, под вопросом движение автотранспорта — ведь согласно первому документу, гравийная дорога под запретом, а по второму — строить асфальтовую тоже нельзя. В центральной экологической зоне под табу попадает добыча полезных ископаемых — за исключением общераспространенных, для местных нужд. А вот Водный кодекс и на это накладывает запрет.

«Все водоохранные зоны определяются Водным кодексом, только границы Байкала — законом об охране озера Байкал. Семь лет никакой водоохранной зоны не было. Осенью 2014 года говорили, что ее глубина составит от двух до пяти километров. Результат превзошел все ожидания: сейчас это от 10 до 80 километров. Для сравнения, максимальные водоохранные зоны пресноводных объектов Российской Федерации — 200 метров, у океанов и морей — 500 метров», — резюмировал председатель комиссии Общественной палаты Бурятии по экологии и природопользованию Евгений Кислов.

Не ясно, как региональным службам осуществлять работы по профилактике лесных пожаров. «Лесники не могут производить санитарные вырубки, очищать горельники, так как проехать к ним по закону нельзя», — сетовал министр природных ресурсов региона Юрий Сафьянов на заседании общественного совета при Минприроды республики.

Тем не менее Минприроды РФ долго настаивало на том, что нововведения ни в чем не нарушают права населения прибайкальских регионов. В частности, об этом говорилось в официальном письме заместителя министра природных ресурсов и экологии РФ Семена Леви в октябре 2015 года.

Позицию федерального ведомства в ходе заседания Совфеда оспорил сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов, обвинивший чиновников в непрофессионализме. Этим сенатор не ограничился: он направил открытое письмо в Конституционный суд России и генеральному прокурору России Юрию Чайке.

Надо отметить, что всего за несколько дней до принятия спорного распоряжения № 368 в Федеральный закон «Об охране озера Байкал» были внесены некоторые изменения. В постановлении №186 от 2 марта 2015 года говорилось: «Из-за ограничения разрешенных видов деятельности Байкальская природная территория имеет низкую инвестиционную привлекательность, что сдерживает создание новых рабочих мест и развитие особой экономической зоны туристско-рекреационного типа "Ворота Байкала"». Были сняты ограничения на строительство заводов по производству хлебобулочных, кондитерских и макаронных изделий, а также «на сбор и распределение для нужд потребителей Байкальской природной территории электроэнергии, произведенной за ее пределами». Однако на практике эти послабления существенной роли не сыграли.

Хотели как лучше

Экологическая ситуация на Байкале, включенном в 1996 году в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, ухудшается. Самому глубокому и древнейшему пресноводному озеру на планете вредят сбросы токсических веществ, критическое снижение уровня воды и постоянно возрастающий поток туристов. На Байкале 29 муниципальных очистных сооружений, из которых с трудом работают только два, а действующих гостиниц — 80. Один Ольхон ежегодно принимает не менее 800 тысяч туристов. До сих пор не построен мусороперерабатывающий завод, нет полигона твердых бытовых отходов (ТБО), хотя средства из бюджета на них заложены.

На экологии озера и прилегающих к нему территориях негативно сказываются последствия ежегодных лесных пожаров. В прошлом году от стихии пострадали более 60 тысяч гектаров леса, а Байкал оказался в эпицентре огненного кольца, что вызвало массовую гибель рыбы.

По заключению ученых, с 2000 года на озере понижается уровень воды. 2015-й в этом отношении стал рекордным — не было летних и осенних паводков, установились очень высокие температуры в ангаро-байкальском бассейне, выпало крайне мало осадков. Уровень воды в Байкале уменьшился сразу на 40 сантиметров. В отдельных районах Бурятии и Иркутской области пересыхали колодцы и торфяники. Региональные власти даже ввели режим ЧС.

Несомненно, утверждая новые охранные границы, федеральный центр стремился защитить Байкал, но, увы, в очередной раз не обошлось без перегибов.

Подводя итоги дискуссии, заместитель председателя комитета ГД по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаил Слипенчук заявил, что исправить ситуацию можно лишь на месте, в регионе. «Надо создать рабочую группу совместно с Госдумой РФ, провести серию встреч непосредственно в Бурятии, а резолюцию с конкретными вопросами направить президенту», — отметил член ОП РФ.

Важнее всего — сохранить разумный баланс между экологией и экономикой. «Единственный путь для решения проблемы — это научное обоснование ширины водоохранной зоны, приостановка действия существующего постановления правительства и создание нового», — подытожил Слипенчук.

Кстати, в начале 2000-х годов иркутские ученые предлагали обозначить границу водоохранной зоны Байкала на основе географического подхода, по дельтам рек, впадающих в озеро, и вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру. Тогда ширина зоны варьировалась бы в диапазоне от 50 метров до пяти километров.

Директор Департамента государственной политики и регулирования в области водных ресурсов и гидрометеорологии Минприроды России Дмитрий Кириллов, в свою очередь, пообещал, что предложение о сокращении водоохранной зоны до 500 метров будет поддержано ведомством, а соответствующий законопроект внесут на рассмотрение в Госдуму в ближайшее время.

Таким образом участники заседания согласились с тем, что охранную зону Байкала необходимо сократить, однако ее конкретные границы подлежат дальнейшему обсуждению.

подписатьсяОбсудить
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Землетрясение в центральной Италии
Погибли по меньшей мере 240 человек
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
A Turkish army tank and an armored vehicle are stationed near the border with Syria, in Karkamis, Turkey, Tuesday, Aug. 23, 2016. Turkish media reports say Turkish artillery on Tuesday launched new strikes at Islamic State targets across the border in Syria, after two mortar rounds, believed to have been fired by the militants, hit the town of Karkamis, in Turkey's Gaziantep province. Hurriyet newspaper and other reports said the mortar rounds were fired from IS-held Jarablus, Syria.(IHA via AP)Новый поворот старой войны
Зачем Турция вошла на территорию Сирии
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон