Новости партнеров

Народ против

Французы заявили Олланду, что не хотят «работать больше, чтобы получать меньше»

Фото: Imago stock&people / Globallookpress.com

В последний день первого месяца весны во Франции пройдет массовая демонстрация против социальной политики, проводимой президентом Франсуа Олландом. Граждане обеспокоены перспективой лишиться одного из главных благ социальной системы Пятой республики — 35-часовой рабочей недели. Возмущенные грядущими переменами студенты и профсоюзы 9, 17 и 24 марта провели акции протеста, участие в которых приняли более миллиона человек. Участники манифестаций выходили на улицы под лозунгом «Не хотим работать больше, чтобы получать меньше». Приблизительно столько же — 1 миллион 300 тысяч человек — подписали петицию против реформы трудового законодательства. Для Олланда происходящее крайне важно: неспособность урегулировать этот кризис фактически обнулит его шансы переизбраться на второй срок.

Волнения французов можно понять. Реформа Олланда, известная как «закон эль-Хомри» (назван по имени министра труда Мириам эль-Хомри), действительно не обещает перемен к лучшему для наемных работников. Предполагается, что работодатели смогут снизить выплаты за переработку, а увольнять подчиненных станет гораздо проще, чем раньше. Частным соглашениям между компанией и коллективом сотрудников президент-социалист собирается предоставить приоритет по отношению к общенациональному законодательству, а это значит, что рабочий день может быть увеличен до 12 часов. Отпуск также станет предметом договоренности между сотрудником и работодателем. Ранняя версия «закона эль-Хомри» даже не обещала работнику права на краткосрочные вынужденные «каникулы» в случае смерти близкого родственника.

Власти заявляют, что их главная цель — либерализовать застоявшийся рынок труда во имя интересов всего общества. В течение последних 30 лет уровень безработицы в республике ни разу не опускался ниже семи процентов. Предполагается, что причина высокого уровня незанятости — в излишней осторожности работодателей: они боятся нанимать сотрудников, которых потом трудно уволить. Лишить французов части их социальных завоеваний, чтобы снизить безработицу, — вот формула, которую предлагает Олланд.

Президент и нищие

Политическая проблема для администрации французского президента заключается в том, что во время избирательной кампании Франсуа Олланд не обещал ничего подобного. Для него использование неолиберальных рецептов — скорее жест отчаяния, чем продуманная стратегия. В первые месяцы после прихода к власти президент-социалист предлагал совершено иные методы, в числе которых было и повышение ставки налогообложения для самых богатых до 75 процентов. Реформа наделала много шума, в том числе и потому, что из-за нее от французского паспорта отказался Жерар Депардье. Долгое время за вопросы экономики в правительстве Олланда отвечал крайне левый Арно Монтебур, но его методы не принесли успеха, и в конце концов Олланд уволил Монтебура, а заодно и закрыл специально созданное под Монтебура Министерство промышленного роста.

По мере того как становилось ясно, что реформы в социалистическом ключе себя не оправдывают, нервозность Олланда росла. В 2012 году, только придя к власти, президент обещал, что не станет выдвигаться на второй срок, если не сможет решить проблему безработицы. Первые улучшения в деле обеспечения граждан рабочими местами, по словам Олланда, должны были наступить уже в 2013-м. Но чем больше проходило времени, тем очевиднее становилось, что выбранными средствами цели добиться не удастся. Хуже того — безработица росла, поднявшись выше психологически значимой отметки в десять процентов, а в мусульманских кварталах, массово поддержавших представителя социалистов в 2012-м, она и вовсе достигла критического уровня.

В ответ на печальные статистические данные Олланд в начале 2016-го объявил о запуске программы профессиональной переориентации, которая должна охватить более 500 тысяч нынешних безработных. Всем им обещана стипендия, а вместе с ней и исключение из категории незанятых. По замыслу Олланда, благодаря этой мере формальные показатели безработицы сократились бы, а он сам получил бы моральное право баллотироваться на второй срок. Однако февральская статистика показывает, что план провалился: безработица продолжила расти. В январе она, правда, снизилась на 0,8 процента, зато в феврале вновь увеличилась — на 1,1 процента.

Как у соседей

В сложившихся обстоятельствах Олланду не оставалось ничего другого кроме как прибегнуть к крайним мерам. В Великобритании и Германии — странах, с которых берет пример Пятая республика, — либерализация трудового кодекса была проведена еще в начале 2000-х годов, причем осуществили ее левые политики — Энтони Блэр и Герхард Шредер. Вдохновляясь их примером, Олланд приступил к неолиберальным реформам, ради чего назначил премьер-министром «правого маргинала Соцпартии» Мануэля Вальса. Портфель министра экономики достался еще более правому Эмманюэлю Макрону, мгновенно превратившемуся в главный раздражитель для всех левых. Своей команде Олланд дал негласное поручение ориентироваться на опыт Италии, где нынешний премьер Маттео Ренци считаные месяцы назад провел чрезвычайно успешную реформу трудового законодательства. Ренци, как и Олланд, левый, но смог снизить безработицу методами, характерными для правых. Французский лидер резонно рассудил, что уж лучше он пойдет этим путем, чем закроет для себя возможность переизбраться.

Многое указывает на то, что повторить успех других западноевропейских стран французской администрации не суждено. В отличие от Италии, Германии и Великобритании, политическое влияние профсоюзного движения во Франции чрезвычайно велико. Лидеры трудовых объединений смогли мобилизовать большую часть французского общества против социальных реформ. Для актива профсоюзов протесты — это еще и способ выразить свое отношение к Олланду, который, называя себя социалистом, сделал крен в сторону неолиберализма. Для большей части недовольных французов речь идет просто о несвоевременной мере. Экономика страны, как и уровень инвестиций в нее, продолжают расти (около одного процента по обоим показателям) — стало быть, менять что-либо нет необходимости. Поэтому 58 процентов граждан Франции выступают и против «закона эль-Хомри», и против экономической политики Олланда в целом.

Однако позиция французского общества страдает от неразрешимого противоречия. Отказывая в поддержке непопулярному Олланду, чей рейтинг весной упал ниже 20 процентов, большинство французов одобряют неформального лидера правых Алена Жюппе. Политик не скрывает намерения провести реформу законов о труде, которая, вероятнее всего, будет еще более радикальной, чем олландовская. Кроме того, Жюппе собирается повысить возраст выхода на пенсию до 65 лет. Два существующих во Франции множества — противники трудовой реформы (58 процентов) и сторонники Жюппе (во втором туре президентских выборов за него проголосовали бы 67 процентов избирателей) в значительной степени совпадают. Отказывая в поддержке нынешним властям, французы как будто говорят непопулярному Олланду: «Что позволено Юпитеру, не позволено быку».

Поэтому проект реформ, предложенных командой социалистов, скорее всего, ждет неудача. От многих положений «закона эль-Хомри» — например, от сокращения компенсаций за немотивированное увольнение — Олланду и Вальсу уже пришлось отказаться. Однако если в 2016-м реформа на фоне массовых акций протеста и будет «похоронена», в следующем году к ней возвратятся правые и наверняка проведут ее более жестко.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК