На пути к светскости

Меняется ли Саудовская Аравия

Фото: Fahad Shadeed / Reuters

Королевство Саудовская Аравия — центр силы Ближнего Востока, государство, претендующее на статус лидера суннитского мира, важный игрок на рынке углеводородов. При этом Эр-Рияд — один из ключевых партнеров США в регионе. В то же время с точки зрения западного человека Саудовская Аравия — совершеннейший анахронизм. Возможны ли перемены в современном королевстве и как они происходят — читайте в материале «Ленты.ру».

Саудовская Аравия появилась на мировой карте благодаря усилиям «короля-основателя» Абдель Азиза (Ибн Сауда), захватившего в первой четверти ХХ века ряд территорий на Аравийском полуострове, включая города Эр-Рияд и Мекку. Но сформировано государство было не только с помощью силы, но и путем обращения к пуристской доктрине Мухаммеда ибн Абдель Ваххаба (возникла в рамках ханбалитской юридической школы суннитского ислама). Ее приверженцы выступают за строгое соблюдение наследия «благородных предков», буквальное прочтение текстов Корана и Сунны Пророка, а также против привнесения в жизнь мусульман любых новшеств. Ставка на это учение — ваххабитский салафизм — позволила Абдель Азизу придать религиозную законность осуществлявшейся им экспансии, обеспечить лояльность династии и искоренять шиитский сепаратизм в расположенной на побережье Персидского залива Восточной провинции, вводя единомыслие (что было важно для наследников, правивших после его смерти в 1953-м).

Саудовское государство стало детищем союза династии Аль Сауд и потомков ибн Абдель Ваххаба (семьей Аль Аш-Шейх), первоначально основных акторов политической сцены. В рамках этого союза правящая семья играла роль политического класса, а Аль Аш-Шейх — носителя необходимой этому классу религиозной легитимации. Система исполнительной и юридической власти основывалась на распределении обязанностей между политической и религиозной элитой. Исполнительная власть во главе с возглавляемым монархом советом министров (армия, репрессивный аппарат, управление делами провинций, экономика и внешнеполитические сношения) была и остается монополией Аль Сауд. Юридическая же власть — религиозный культ, смешанный с судопроизводством, поддержанием устоев исламской морали и идеологической индоктринацией, — вплоть до начала 1970-х оставалась прерогативой потомков ибн Абдель Ваххаба и примыкающих к ним богословов-улемов. Символом союза правящей династии и Аль Аш-Шейх стал государственный флаг Саудовской Аравии: на нем выткана шахада и изображен меч — инструмент жесткого распространения единобожия.

Однако Саудовская Аравия никогда не была теократическим государством. Богословы не принимают политических решений и считаются обычными подданными монарха.

Вплоть до начала 1990-х в стране отсутствовали институты представительной власти, что позволяло саудовским интеллектуалам говорить о своей родине как о застывшем культурно-цивилизационном феномене. Восхождение нового монарха на трон предполагало лишь то, что богословы, вожди племен и представители ведущих семей регионов приносят присягу верности правителю. Любая попытка власти изменить соотношение сил между династией и корпусом богословов вызывала неприятие улемов, выливавшееся в антиправительственные мятежи: бунт ихванов (ударной силы войска Ибн Сауда во второй половине 1920-х); выступление в 1979-м религиозных фанатиков, которым удалось захватить Главную мечеть Мекки; события 2003-2006 годов, когда действовало поддерживавшееся частью улемов и подавленное силой антисистемное исламистское подполье.

В конце 1940-х началась нефтяная эра, вызвавшая интенсификацию контактов Эр-Рияда с Западом. Королевство постепенно вовлекалось в международные экономические и политические процессы. Внешнее воздействие заставляло распыленную власть усиливаться, внедряя современные институты и процедуры. Движение в этом направлении ускорилось в начале 1990-х, когда политический класс инициировал этап реформ, расширивший круг игроков на политическом поле, более не ограниченный семьями Аль Сауд и Аль Аш-Шейх. Это была тенденция к трансформации социума.

Сегодня 81 процент населения королевства (29,8 миллиона человек, согласно переписи 2010 года) — жители городов. Стимулируя государственное среднее и высшее образование (включая женское), власть содействовала появлению «образованного класса». Более 96 процентов работающих саудовцев (четыре миллиона граждан в возрасте от 25 до 44 лет, или 89,5 процента от общей численности рабочей силы) получили образование: 26,8 процента закончили среднюю школу, а 34,4 процента получили дипломы бакалавров. Образование есть у 96,1 процента работающих мужчин и у 98,5 процента работающих женщин; 18,4 процента работающих мужчин и 55,8 процента работающих женщин заняты в сфере науки, техники и гуманитарных дисциплин. Ежегодно не менее 90 тысяч молодых саудовцев (мужчин и женщин) отправляются на учебу в зарубежные вузы. В стране действуют 25 университетов (включая крупнейшие учебные комплексы — Университет нефти и природных ресурсов в Дахране и Университет науки и технологии вблизи Джидды) и 52 региональных технических колледжа.

Участие образованного класса в политической жизни страны усилило внимание к вопросам прав человека. Официальная лексика пополнилась словом «граждане», применяемым сегодня в отношении всех жителей Саудовской Аравии.

Политическая система королевства усложнялась и структурно дифференцировалась. В 1992-м страна обрела первые конституционные акты — Основной закон правления и Закон о Консультативном совете. С тех пор монарх уже не может рассматриваться как единственная власть, а страна — как абсолютная монархия. Закон о Консультативном совете, создавший основу для становления законодательной власти, представленной назначаемым королем протопарламентом, инициировал образованный класс — формирующийся третий полюс политики в поле законотворчества. С 2011 года в Консультативном совете состоят 150 членов (включая 30 женщин), введенных в круг участников принесения клятвы верности монарху. Абсолютное большинство из них имеют дипломы о высшем образовании, магистерские и докторские степени, полученные по светским специальностям. Члены совета — уроженцы всех регионов, представители всех конфессиональных страт (в том числе шииты и исмаилиты) и разночинцы. Весной 2014-го Консультативный совет обрел право законодательной инициативы. Курс на превращение Консультативного совета и органов исполнительной власти (в которые кооптируются члены протопарламента) в центр притяжения для образованного класса продолжается. Сформированное в феврале 2015 года правительство составлено (за исключением постов министров обороны и внутренних дел) из членов Консультативного совета. Впервые в саудовской истории пост министра иностранных дел получил не член королевской семьи, а разночинец.

Весной 2005-го и осенью 2012-го в стране прошли частичные выборы депутатов муниципальных советов, участниками которых могли быть только мужчины. Муниципальная избирательная кампания 2015-го включала уже и женщин. Этому начинанию предшествовали шаги, направленные на расширение женской эмансипации: введение женщины-заместителя министра образования в государственную табель о рангах, предоставление женщинам права получать удостоверения личности, быть ректорами университетов для женщин, избираться в руководящие органы торгово-промышленных палат и общественных организаций. В течение 2003-2005 годов (когда был взят курс на реформы) в Саудовской Аравии был создан Центр национального диалога, возник Антикоррупционный комитет, повышена роль Совета торгово-промышленных палат, появились профессиональные организации и Ассоциация прав человека.

Один из важнейших аспектов курса реформ — ограничение роли религии (и влияния корпуса богословов) вероисповедной обрядностью. Оставаясь страной, далекой от секулярности, Саудовская Аравия продолжила движение к светскости: все большее социально-культурное пространство переходит под контроль государства, которое Основным законом правления провозглашено единственным хранителем исламской доктрины. Появление министерств, курирующих сферу юстиции и деятельность религиозных институтов, лишило богословов монополии в сфере судопроизводства, образования, назначения имамов. Уже в начале 1970-х светская власть обрела исключительное право назначать верховного муфтия и членов высшей религиозной инстанции Совета высших улемов (где с 2009 года присутствуют и богословы, представляющие неханбалитские школы суннизма), включенных в правительственную табель о рангах.

Корпус богословов подчинен светской власти, которая требует от него поддержки ее начинаний, публикацией фетв Совета высших улемов. Эти фетвы могут быть претворены в жизнь, если они утверждены кабинетом министров. Власть может не соглашаться с их содержанием, несогласие же с начинаниями власти пресекается. Публичное заявление члена Совета высших улемов шейха Саада Аш-Шасри, осудившего введение совместного обучения в Университете науки и техники и требовавшего шариатской проверки теории эволюции, стало поводом для его отставки.

Политический истеблишмент сужал сферу полномочий подчиненной корпусу богословов полиции нравов — Лиги поощрения добродетели и отвращения от греха — и инициировал реализацию программы идейной безопасности, лишавшей имамов возможности свободно произносить проповеди. Реагируя на ситуацию после «арабской весны», власть усилила наступление на религиозных оппозиционеров. В феврале 2014-го был принят указ о запрете экстремистских и террористических религиозных группировок и течений, в числе которых «Аль-Каида», «Джабхат ан-Нусра», «Исламское государство», движение «Братья-мусульмане» и «Хезболла на Аравийском полуострове» (с марта 2016-го — еще и «Хезболла в Ливане»). Контроль над религиозной благотворительностью был ужесточен. Впервые в истории в марте 2016 года были преданы суду члены полиции нравов, обвиненные в превышении полномочий.

Саудовская Аравия меняется. Эти перемены не революционны, а скорее последовательны и, без сомнения, консервативны, поскольку направлены на сохранение и укрепление власти семьи Аль Сауд. При этом они трансформируют образ страны, постепенно перестающей быть феноменом абсолютизма и господства религии, плохо вписывающимся в современный мир.

Группировки «Аль-Каида», «Джабхат ан-Нусра» и «Исламское государство» запрещены в России.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло