Гражданин-невидимка

Как вывести из тени россиян, зарабатывающих втайне от государства

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

В России почти четверть трудоспособного населения зарабатывает деньги нелегально. Для государства эти самозанятые граждане — прежде всего потеря налогов и пенсионных отчислений, даже если производят они качественный продукт или услугу. «Лента.ру» вместе с аналитиками рассуждает о том, как их легализовать и возможно ли это вообще.

Уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов предложил создать «институт самозанятых» для развития малого бизнеса в России, который, по его оценке, сейчас представляют около 22 миллионов граждан страны. «Доля малого бизнеса в России — менее 20 процентов, — приводит его слова ТАСС. — Это очень низкий показатель на мировой арене. Около 22 миллионов россиян являются незарегистрированными предпринимателями, то есть не платят налоги, пенсионные отчисления. Необходимо легализовать их бизнес, для чего нужно создавать институт самозанятых».

Также он предложил упростить процедуру регистрации малого бизнеса для этой категории предпринимателей, свести ее к системе «одного окна», с минимальным платежом в социальные фонды.

Назад в СССР

По сути, уполномоченный по правам предпринимателей ничего нового не сказал: проблема легализации самозанятого трудоспособного населения страны — давняя головная боль властей. «У нас только 48 миллионов человек находятся в чистом, понятном, прозрачном рынке, уплачивают все взносы, налоги. Вместе с тем численность людей в трудоспособном возрасте — 75 миллионов», — говорила в интервью телеканалу «Россия 24» вице-премьер РФ Ольга Голодец в середине прошлого года.

Роструд, размышляя над тем, как снизить нелегальную занятость, даже рассматривал идею введения налога на тунеядство — обязательного социального платежа для официально нетрудоустроенных граждан, за исключением льготных категорий.

По мнению экспертов, институт самозанятых давно сформировался, продолжает развиваться по мере роста числа граждан, работающих без оформления трудового договора и регистрации юридического лица. Беда в том, что законодательство зачастую не идет в ногу со временем.

«По сути, с точки зрения Трудового кодекса и налогового законодательства данная деятельность зачастую осуществляется с очевидными нарушениями законодательных норм», — говорит руководитель практики разрешения споров компании «Горизонт Капитал» Василий Ицков. Причины тому, по его мнению, следующие. Во-первых, в России, да и во всем мире, законодательство развивается с отставанием от экономики и общества, и зачастую новые реалии, например фриланс, им не учитываются и практически никак не регулируются. Во-вторых, сам институт самозанятости формируется совершенно стихийно под воздействием макроэкономических, социальных и технических факторов, таких как рост безработицы, повышение мобильности кадров, спроса на специальности, допускающих возможность проектной и удаленной работы.

«По аналогии с малым и средним бизнесом, который в новейшей истории России (а тогда еще СССР) был для общества и экономики новым явлением, фриланс и самозанятость на определенном этапе своего развития в любом случае приведут к изменениям законодательной базы в сфере оформления трудовых отношений и налогообложения. Это неизбежно, — считает Василий Ицков. — Учитывая, что сейчас об этом говорят все чаще, а число самозанятых граждан растет, можно сделать вывод о том, что такой момент наступил».

Одним из ключевых векторов развития такого института может послужить патентное право с участием СРО в каждой отрасли, либо это будет унификация фрилансеров и других категорий самозанятых граждан с теми, кто работает по официальному договору, либо индивидуальными предпринимателями, комментирует предложение бизнес-омбудсмена генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов. Так или иначе, говорит он, институт должен включать в себя несколько подгрупп по роду деятельности и работать на нескольких общих для всех категорий правовых и организационных принципах.

Национальные особенности

Самозанятость весьма распространена за рубежом, рассказывает профессор кафедры налогового и финансового права Финансового университета при правительстве РФ, заслуженный юрист России Иван Соловьев. Большинство самозанятых граждан, по его мнению, и в России на какой-то разумной консенсусной основе урегулировали бы свои взаимоотношения с государством в лице налоговых, пенсионных и иных органов. При наличии некоторых стимулов для этого.

Однако у российского малого бизнеса есть и свои характерные черты, на которые следует ориентироваться законодательству. Главная особенность малого бизнеса в России (а это касается и самозанятых граждан) — его структура, уверен Александр Шустов. «Исторически сложилось так, что свыше 90 процентов субъектов МСБ задействованы в сфере розничной и мелкооптовой торговли. И если раньше это были собственники небольших магазинчиков, ларьков и павильонов на рынке, то сейчас речь, как правило, идет об интернет-торговле», — говорит он.

Относительно благополучно, по мнению эксперта, малый бизнес себя чувствует в сфере кустарного производства, то есть изготовления товаров по заказу в небольших объемах. А вот в области высоких технологий и производства товаров с высокой добавленной стоимостью, увы, в России, в отличие от стран ЕС и США, малый бизнес практически не задействован. Во многом, считает Александр Шустов, это объясняется слабым развитием института грантов, позволяющих субъектам МСБ получать адресные инвестиции и участвовать в реализации крупных проектов. «Система тендеров несколько облегчила доступ для МСБ к крупным заказам, но не смогла переломить ситуацию. Ведущую роль в экономике по-прежнему играют крупнейшие компании», — объясняет он.

Не менее важная проблема, особенно сейчас, в условиях кризиса, — нежелание банков развивать кредитование МСБ. По итогам прошлого года, портфель кредитов малому бизнесу в банковской системе практически не изменился — 5 триллионов рублей. При этом ставки в ряде крупных банков достигают 20 процентов годовых. Понятно, что в такой ситуации достаточно сложно говорить о развитии бизнеса, констатирует эксперт.

Кнутом и пряником

Убедить самозанятых граждан заявить о себе и тем самым вывести из тени значительный сектор экономики, который продолжает расти по мере усугубления ситуации на рынке труда, можно, считают специалисты. Для этого есть проверенные способы «кнута и пряника».

«Кнутом», по мнению Александра Шустова, может стать ужесточение ответственности самозанятых граждан, а также юридических лиц, пользующихся их услугами, при нарушении законодательства в сфере налогообложения. Давление на самозанятых граждан может оказать и принятие закона о декларировании расходов человека за отчетный период, выдача и продление загранпаспортов (ограничения на выезд за границу), а также мораторий на крупные покупки и услуги (финансовые организации уже отслеживают транзакции на предмет признаков легализации доходов, полученных преступным путем).

Выбор «пряников» более разнообразен. Получение патента на год без оформления статуса ИП с возможностью продления. Упрощенная система регистрации этого патента, система «одного окна» и минимальные платежи в социальные фонды (ниже, чем у ИП и юрлиц). Тогда люди активнее начнут выходить из тени, и если бизнес у них пойдет, они впоследствии перерегистрируются в ИП или юрлицо, уверен партнер компании «Деловой фарватер», руководитель направления по защите прав предпринимателей независимого экспертного центра «Общественная Дума» Сергей Варламов.

Несмотря на усилия государства регистрация бизнеса остается достаточно сложным и хлопотным процессом, особенно для неподготовленного человека, что подтверждает развитый рынок посреднических услуг, отмечает Александр Шустов. Налоговая отчетность, даже при использовании так называемой «упрощенки», тоже весьма трудоемкий и времязатратный для малого бизнеса процесс, констатирует эксперт. По его мнению, граждане должны получать комплекс услуг, соответствующий их взносам в бюджет государства. В некоторых банках сейчас действует пилотный проект, позволяющий с согласия гражданина запросить из ПФР информацию о доходах.

«Тут главное — установить для самозанятых минимальные налоги и взносы, сделать патент финансово доступным и обеспечить максимально простую регистрацию. Тогда люди будут заинтересованы вести бизнес легально». Проблема, по словам Сергея Варламова, в том, что многие самозанятые граждане сейчас не регистрируются из-за высокого налогового бремени и множества административных барьеров (процедура регистрации длительная и сложная). При этом большинство самозанятых — это фрилансеры, а доход у этой категории работающих нестабилен и не всегда высок, поэтому регистрироваться им финансово невыгодно.

Необходимо сокращать административные барьеры на пути ведения бизнеса, снижать уровень коррупции, активнее бороться с «закошмариванием» бизнеса, считает представитель «Общественной думы». Кроме того, необходимы изменения и в судебной системе, поскольку длительные судебные процессы и неудовлетворительная работа приставов приводят к финансовым убыткам и, как следствие, нежеланию регистрировать бизнес. «Предприниматели знают, что официальная регистрация и уплата значительных налогов далеко не всегда гарантируют судебную защиту их прав и интересов, а значит, особого смысла в регистрации нет», — объясняет Варламов.

Не менее важна помощь малому бизнесу и в поиске источников фондирования — это программы поддержки и кредитования, увеличение, а не сокращение государственных отчислений в них. Сейчас же малому бизнесу сложно добыть финансирование, а банки постоянно ужесточают условия кредитования.

По мнению Варламова, следует больше привлекать малый бизнес к госзаказам, создавая тем самым спрос на их товары и услуги. Было бы полезно, например, привлекать малый бизнес к проектам государственно-частного партнерства. Пока же доступ малого бизнеса к госзаказам существенно ограничен.

Одним из самых очевидных и простых способов легализации и выхода из тени самозанятых граждан является введение обязательств по регистрации наравне с индивидуальными предпринимателями в силу наличия схожих признаков в структуре их бизнеса и рода деятельности, считает Василий Ицков. Однако это было бы не совсем верно, учитывая, что, в отличие от субъектов МСБ, модель самозанятости не предполагает наличия системы непрерывной работы бизнеса и расходов — по сути своей это сдельная проектная работа, не предполагающая постоянного движения денежных средств. Второй и наиболее вероятный сценарий — это обязать самозанятых граждан вступать в СРО. При этом даже не придется вносить существенных изменений в действующий закон 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях».

Помогут ли все эти меры легализовать незарегистрированных предпринимателей? Отчасти да, считают эксперты. Но целью этих мероприятий должна стать в первую очередь поддержка самозанятых граждан. Государство должно помогать и развивать институт так называемого «домашнего бизнеса», считает адвокат Люберецкой коллегии адвокатов Светлана Бурцева. «Однако, — добавляет она, — в нашей стране любые изменения и нововведения направлены только на пополнение бюджета. Так что введение института самозанятых с целью сбора налогов вряд ли поможет легализовать незарегистрированных предпринимателей, потому что в таком случае им нет смысла выходить из тени».

Обсудить
Папенькин сынок
Школьник-миллионер утопает в роскоши и не стесняется это демонстрировать
Oleg Tinkov, Chairman of Tinkoff Credit Systems, reacts during an interview with Reuters' journalists in Moscow September 25, 2012. REUTERS/William Webster (RUSSIA - Tags: BUSINESS PROFILE)«Блогеры за бабки мать родную продадут»
За что в сети ненавидят Тинькова, боятся Галустяна и унижают белорусов
«Никогда не гуглите это!»
Кто и зачем снял самое отвратительное видео в истории интернета
В какие истории попадают бабушки за рулем
Что происходит, когда дамы в возрасте пытаются быть в тренде
Невероятные истории из автосервисов
Непридуманные истории, рассказанные механиками из разных стран
Самые продаваемые иномарки с пробегом
Какие иномарки пользуются наибольшим спросом на вторичке
Убить за девять минут
Машины, которые попали в аварию, едва успев покинуть автосалон